Высшая ответственность

Алматы и алматинцы

Василий Жовтый

Все свои достижения Алматинский аэроклуб связывает с именем летчика-истребителя, воевавшего в составе легендарного советско-французского авиаполка «Нормандия-Неман», гвардии полковника запаса, удостоенного высшей награды Франции – ордена Почетного легиона, начальника штаба учреждения «Аэроклуб» республиканского общественного объединения «Отан» Василия Жовтыя.

– Своим приходом в 1973 году на должность начальника Василий Леонтьевич изменил жизнь аэроклуба, – считает Юрий Ельцов, начальник «Аэроклуба» (прежнее название – ДОСААФ). – Создав для этого все условия, он настроил воспитанников на выступление в чемпионате Союза. И казахстанские спортсмены – парашютисты, летчики и авиамоделисты – впервые стали занимать призовые места: в 1974-м – второе, а 1984 и 1985 годах – первые места.
К сожалению, начальником аэроклуба Василий Жовтый был недолго. В 1976 все еще действующий летчик не прошел медкомиссию, и его отстранили от полетов, назначив начальником штаба.
С той поры прошло более 40 лет, и в свои 96 лет легендарный летчик эскадрильи «Нормандия-Неман» продолжает оставаться не свадебным генералом, а самым что ни на есть настоящим начштаба.
В советскую бытность ДОСААФ готовил молодежь для службы в армии, поэтому высокий морально-политический дух, иначе говоря, политподготовка, являлись в этом процессе далеко не последними факторами. Осознавая важность идеологической работы, Василий Леонтьевич сделал политинформации и беседы о текущем политическом моменте неотъемлемой частью своей работы. Выполняя эту задачу – помочь молодым найти смысл жизни, он применял весь имевшийся у него богатый опыт общения с людьми и умение овладеть вниманием коллектива.
Глядя на него, никто из тех, кто не знаком с ним близко, и не догадывается, что сохранивший военную выправку пожилой мужчина не просто прошел тяжелую войну, но и пережил немало семейных драм. Оба его сына трагически погибли. Сейчас Василий Леонтьевич живет один. Гордый и независимый человек, со всеми проблемами, в том числе и бытовыми, он справляется самостоятельно, стараясь не обременять ими даже внучку и правнуков.
Его ученики говорят, что летчик советско-французского полка «Нормандия-Неман», удостоенный в 2010 году высшей награды Франции – ордена Почетного легиона, может рассуждать о политике, о нуждах государства, о воспитании молодежи, про потребности аэроклуба, но на рассказы о самом себе крайне скуп.
– О том, с какой легендарной личностью имею дело, я узнал только через пять лет после прихода в аэроклуб, когда меня уже назначили летчиком-инструктором, – говорит Юрий Ельцов.
Общения со СМИ Василий Жовтый старательно избегает, очень обидевшись на некоего журналиста, допустившего ошибку в интервью с ним. Вот и в этот раз не удалось уговорить его пообщаться вживую. Поэтому о нем говорили его ученики. Среди них и героиня недавней нашей публикации, командир воздушного судна «Айрбас-320», его любимая ученица Тоты Амирова.
– Тот, кто первым приобщает тебя к профессии, должен быть таким, как Василий Леонтьевич Жовтый, – рассказывает она. – Я со школьных лет мечтала об авиации, но до встречи с ним мне приходилось слышать только отказы. На письма, которые я писала в разные инстанции, приходили отговорки типа: «Девушек не берем», «Нет нормативно-правовых документов, допускающих женщин в авиацию». Те, с кем я встречалась лично, тоже пытались убедить, что мне в авиации делать нечего, потому что «все равно ничего не получится». Странная логика: во время войны – «женщины, вперед», а в мирное время мужчины могут разобраться во всем сами.
Василий Леонтьевич стал первым в моей жизни человеком, не пытавшимся «обрезать мне крылья». Напротив, веру в себя он вселяет в каждого, кто, придя в аэроклуб, проходит через его руки. Он отнесся к моему желанию очень серьезно: «Если действительно хочешь летать, у тебя обязательно получится». Эти слова сыграли решающую роль в моей судьбе: после аэроклуба я понесла документы в академию гражданской авиации. «Раз человек очень хочет, то давайте попробуем, – решили там. – Тем более что у нее за плечами уже есть один авиационный институт и аэроклуб».
Даже через сухие строчки официальной автобиографии проглядывает сильная и неординарная личность: «Я, Жовтый Василий Леонтьевич, родился 12 июня 1921 года в с. Ново-Екатериновка Нефорощанского района Пол­тавской области Республики Украина в бедной крестьянской семье из 8 человек. Отец – Жовтый Леонтий Емельянович – был участником 1-й мировой войны, храбрым воином. От имени императора России был награжден серебряным Георгиевским крестом. Активно сражался с оккупантами и в годы гражданской войны на Украине».
Его отец, мать и младшая сестра умерли в 1932 году от голода. Двое старших из оставшихся в живых детей выживали самостоятельно, а 11-летний Василий вместе с трехлетним братишкой попали в детдом. Окончив в 1939 году полный курс Нефорощанской средней школы, работал корреспондентом районной газеты «Знамя Победы», затем секретарем райкома комсомола. Поступив в 1940 году в Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков имени Валерия Чкалова, окончил ее по ускоренной программе в 1941 году. Получив воинское звание сержант, был отправлен на Брянский фронт летчиком-истребителем.
Участвовал в боевых действиях по прикрытию советских наземных войск и штурме передовых частей противника группы армий «Центр», наступавших на Орел. Поздней осенью 1941 года был откомандирован в Конотопское высшее военное авиационное училище командиров авиазвеньев, которое базировалось в то время в Грозном. Окончив его в конце 1943-го в чине командира авиационного звена переменного летного состава, был направлен в Приволжский военный округ, 8-й запасной истребительный авиаполк. Там осуществлялось переучивание и доукомплектование боевых частей, прибывающих с фронта, на более новые типы истребителей отечественного производства и истребителей, поставляемых союзниками.
В феврале 1945 года был направлен на 3-й Белорусский фронт в дважды Краснознаменный истребительный авиационный полк. В период Восточно-Прусской операции и штурма крепости Кенигсберг в тесном боевом содружестве с французскими летчиками легендарного истребительного авиационного полка «Нормандия-Неман» выполнил 19 успешных боевых вылетов, где имели место быть встречи с воздушным противником. Всего за плечами Василия Жовтыя было 35 таких боевых вылетов.
Войну он закончил в Эльбинге – городке, расположенном в устье реки Вислы. Здесь 14 июня 1945 года состоялись торжественные проводы французских летчиков на родину, на аэродром «Ля-Бурже».
После окончания войны Василий Жовтый проходил службу в частях ВВС СССР. В своей автобиографии он написал так о том периоде своей жизни:
«Мои скромные заслуги отмечены правительственными и ведомственными наградами: орденами Отечественной войны, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени и Почетного легиона (Франция), 29 медалями и 4 благодарностями от Верховного Главнокомандующего ВС СССР И. В. Сталина».
Некоторые, считая, что он ведет чрезмерно скромный образ жизни, называют его аскетом. Но всем бы быть такими аскетами: отлично выглядящий в свои 96 лет Василий Леонтьевич и в самом деле никогда не курил, что касается спиртного, то разве что рюмочку на Великий праздник.
– Но главный секрет его долголетия, на мой взгляд, – в движении, – говорит Юрий Ельцов. – Учитывая его возраст, мы пытаемся делать для него исключение. В холод и сильную жару, например, не ходить на работу. Но он отказывается от поблажек и продолжает много ходить пешком. К примеру, по дороге от Зеленого базара до пересечения пр. Достык и ул. Сатпаева, где находится его дом, часто можно встретить поднимающегося вверх сухопарого человека.
Жизнь его сделала строгим, требовательным и принципиальным и к себе, и к другим. Но его ученики, считая Василия Леонтьевича добрейшим человеком, говорят, что это продиктовано высокой ответственностью за выполняемую им работу.
– Очень хорошо запомнила свой первый прыжок с парашютом, – вспоминает Тоты Амирова. – Бегая с громкоговорителем по полю за поселком Байсерке, наш учитель (ему тогда было уже хорошо за 70) кричал, чтобы мы сгруппировались и поворачивали парашют в сторону ветра. Переживая за нас, он боялся, что мы переломаем себе руки-ноги и не сможем пройти медкомиссию. Это он научил нас ценить жизнь. На одном из первых уроков спросил как-то: «Если что-то случается с самолетом, что вы должны делать?» Мы дружно заявили, что надо выбрать площадку и попытаться сесть, чтобы спасти самолет. Выслушав нас, он сказал: «Нет, дорогие мои! Вы должны в первую очередь спасать свою жизнь. А самолет – это железо. Его всегда можно заново построить, а жизнь уже не вернуть». Принципиальный и правильный по жизни человек, он продолжает нести ответственность за свою работу, то есть за тех, кто впервые под его руководством сел за штурвал самолета. Его интересует все, что происходит в нашей жизни: на чем летаешь, как летаешь и какие цели ставишь перед собой. Памятуя, насколько для пилота важно иметь крепкое здоровье, не забывает напоминать и о том, чтобы избегали вредных привычек. Не только для нас, своих учеников, и для всех окружающих он давно стал символом высокой порядочности, выносливости и неуклонного движения вперед.

Василий Жовтый 2
Разия ЮСУПОВА