Английский пациент

Постановка «Институт» физического английского театра «Гекко» была наиболее долгожданной на третьем международном фестивале «Откровение»...

Постановка «Институт» физического английского театра «Гекко» была наиболее долгожданной на третьем международном фестивале «Откровение». Интерес был понятен – лондонская труппа, о которой уже говорят во всем мире, в Казахстан приехала впервые. Многих заинтриговал необычный жанр, в котором выступают актеры.

9 1

 

9 2

Британцы привезли нам свою постановку «Институт», пока обкатанную лишь на зрителях туманного Альбиона. С первых минут спектакля стало ясно, что расслабиться не удастся. «Институт» оказался неким миксом из захватывающих акробатических номеров, завораживающей гибкости тел артистов и чисто английского юмора, правда, большей частью черного. Значительной удачей в постановке стало добротное музыкальное оформление из легкого блюза, то переходящего в волнующий джаз, то в классические интонации.
Сначала спектакль воспринимался как эффектный современный балет, но с развитием действия по пластическим решениям и выразительности сценки больше походили на цирковые, акробатические. Зрелище напоминало некое мистическое и в некотором смысле ритуальное действо. Артисты двигались под невидимый маятник гипнотизера, то и дело переживая дежавю – сначала погоню за тем, чтобы быть кому-то нужным, эфемерной любовью окружающих, карьерным ростом, выживаемостью среди себе подобных и, наконец, борьбу за место на кладбище.
Конструкция спектакля была созвучна французскому культовому кинофильму «Пена дней». Та же цепь странных ассоциаций и бессвязных образов, идея которых сводится к одному – полному отсутствия смысла нашего существования в бренном мире. Словом, получилась больше история про уродов, чем про людей.
Спектакль представляет собой весьма энергичную смену сценок и трюков. Тщетно пытаюсь вникнуть в смысл происходящего, но мизансцены настолько быстро сменяют друг друга, что я почувствовала, что если и дальше буду напрягать свой мозг, то он просто может взорваться. Поэтому просто расслабляюсь и наблюдаю за пестрой чередой событий, в которой, видимо, просто не следовало искать ни сути, ни зерна. Хотя, видимо, сами создатели спектакля многочисленными метафорами и ассоциациями все же рассчитывали на глубокомысленность восприятия «Института».
Постановка была воспринята алматинским зрителем явно неоднозначно. Одни, несмотря на недешевые билеты, стоимость которых колебалась от 4 до 15 тысяч тенге, не выдержав эмоциональной нагрузки, ушли со спектакля буквально через полчаса с его начала. Другие, более креативные любители искусства, мужественно продержались до конца и долго аплодировали артистам-новаторам.
После спектакля мы побеседовали с продюсером театра «Гекко» Розалин Винн.
– Gecko Theatre Company, основанный актерами Амит Лахав, Ал Неджари и Стюарт Хейес в 2002 году, состоит всего из пяти актеров. Большая часть труппы – выходцы из творческой студии De La Guarda. Мы бы хотели, чтобы нас смотрели так, как слушают классическую музыку, представляя и додумывая что-то свое. Замысел был в том, чтобы создать что-то оригинальное, неповторимое. Мы используем все элементы движения человеческого тела, жесты, которые сопровождаются музыкой. Конечно, большое «звучание» имеют декорации и освещение.
Казахстан – первая страна после Англии, в которую мы привезли «Институт». В нашей стране этот спектакль с успехом идет много лет. Все постановки нашего театра созвучны тому, что происходит в нашей жизни. Это наши наблюдения, воплощенные в действия. В «Институте» мы постарались отразить мир, который нас окружает. Для того чтобы воплотить спектакль на сцене, нам потребовалось около двух лет. Учитывая особенности каждой страны, где идут наши постановки, мы вносим в них небольшие изменения. Например, в «Институте» сократили какие-то диалоги, больше понятные для английского зрителя, чтобы слова не становились препятствием для понимания смысла.
– Вы привезли огромное количество декораций. Чем это обусловлено?
– Без декораций не будет понятно, что мы вам показываем. Визуальная часть – большая составляющая всего действа. Среди них и огромные вычислительные машины, и очень большой стеклянный куб.
– Насколько я знаю, вы много гастролируете. В какой стране публика любит ваши постановки больше?
– Мы давали много представлений в Китае, в Шанхае. Там публика уже пресытилась традиционным театром и жаждет каких-то новых впечатлений, которые мы им и предоставляем.
Также нас отлично принимают в Мексике, Колумбии, Польше, России. Везде мы получали фантастический отклик от публики.
– Как подбираете артистов? Сложно ли попасть в вашу труппу?
– Желающих работать у нас много, вот только далеко не все, кто приходит в «Гекко», нам действительно подходит. Так как от артистов требуется огромная отдача, ведь наши представления требуют не только немалых физических, но и душевных усилий. Наши артисты ранее работали в разных жанрах. Самый главный критерий их отбора в том, чтобы они были способны демонстрировать свои эмоции.
– Как вы отбираете истории для ваших спектаклей?
– Это зависит от потребностей нашей публики, в целом того, что волнует людей. Иногда это современные пьесы, а иногда и классические произведения. Например, в Шанхай мы привезли спектакль по произведениям Шекспира. Правда, он был несколько осовременен.
– Вы впервые в нашей стране. Какое впечатление произвел на вас Алматы?
– Нам здесь понравилось. В Алматы какая-то особая энергетика и дружелюбные люди. Мы с наслаждением дышали прозрачным горным воздухом на Шымбулаке, любовались природой и с удовольствием попробовали алматинский шашлык.

9 3
Наталья ВЕРЖБИЦКАЯ
Фото Юлии ЖОРОВОЙ