«Анну Каренину» поставили на рельсы

Казахский государственный академический театр драмы имени М. Ауэзова впервые представил знаменитый роман Л. Н. Толстого

9 001

Режиссером-постановщиком трагедии «Анна Каренина» на сцене театра, который возглавлял много лет, является народный артист Казахстана Есмухан Обаев. Сценическую адаптацию текста и перевод фрагментов романа (диалогов, монологов) на казахский язык сделал заслуженный деятель Казахстана Асхат Маемиров, нынешний директор Театра имени Ауэзова. Ввиду того что постановка в театре ограничена временными рамками, сюжет двухтомного произведения Толстого подвергли значительному сокращению. К сожалению, линию Левина и все, что с ним связано, постановщикам пришлось убрать. Не говорится в спектакле и о том, что из-за супружеской измены Стивы, брата Анны Карениной, «все смешалось в доме Облонских» и что она приехала в Москву из Петербурга примирять его с женой. На железнодорожном вокзале Анна впервые встречает Вронского, и вслед за этим происходит страшное событие – смерть сторожа, раздавленного поездом. Этот несчастный случай воспринимается Анной как дурное предзнаменование. Все эти ключевые моменты остаются «за кадром», и о них не упоминается.
Начинается спектакль сразу со сцены бала, куда сначала прибывает Вронский, затем Анна, и он приглашает ее танцевать. Причем появляется Каренина на балу не в знаменитом черном платье, а в красном. Что хотели этим показать постановщики: страстную натуру Анны? или это цвет крови – предречение смерти героини, причем ужасной смерти? Зритель сначала теряется в догадках, кто эта дама в пышном красном бархатном платье, которую пригласил на танец Вронский. Кити Щербацкая? Нет. Кити еще совсем юная девушка, чтобы выглядеть светской львицей и носить такие наряды. Из разговора пары становится ясно, что это Анна, а Кити в спектакле так и не суждено появиться.
Для того чтобы показать главных героев, как в кино, крупным планом, художник-постановщик Есенгельды Туяков сделал помост, ведущий со сцены в партер, куда выходят Анна и Вронский и откуда сидящим неподалеку зрителям хорошо видны их глаза, мимика. Следует отметить, что актеры Назгуль Карабалина и Нургиса Куанышбай очень эмоционально играют свои роли, но иногда эта экспрессия зашкаливает и доходит до истеричности. Понятно, что играть роль на сцене сложнее, чем в кино, нужно, чтобы зритель с задних рядов мог все видеть и слышать, да к тому же у героини нарастает нервное расстройство, но все же возникает ощущение, что местами актеры переигрывают. Например, когда муж Анны Алексей Александрович (актер Бауыржан Каптагай) впервые решается предостеречь супругу по поводу ее «неприличного поведения» в светском обществе и собирается по привычке затрещать пальцами, героине Назгуль Карабалиной это действует на нервы, и она взвизгивает, прося его не делать этого. (Сравним с оригиналом: «Алексей Александрович вздрогнул и загнул руки, чтобы трещать ими. – Ах, пожалуйста, не трещи, я так не люблю, – сказала она».) Ближе к финалу спектакля, когда уже пальцами захочет трещать Алексей Кириллович (Вронский), Назгуль Карабалина издаст точно так же возглас. Или в сцене скачек. В момент, когда Вронский падает с лошади и героиня, сидящая рядом с мужем, истошно кричит: «Алексей!», вскакивает и бежит к любовнику, презрев все правила приличия, но, осознав, что этим компрометирует себя, останавливается. (Сравним у Толстого: «…и ужас чувствовался всеми, так что, когда Вронский упал и Анна громко ахнула, в этом не было ничего необыкновенного. Но вслед за тем в лице Анны произошла перемена, которая была уже положительно неприлична. Она совершенно потерялась. Она стала биться, как пойманная птица: то хотела встать и идти куда-то, то обращалась к Бетси. – Поедем, поедем, – говорила она».)
В спектакле изменена также сцена, где Вронский пытается свести счеты с жизнью. В романе Толстого он стреляет себе в сердце, но промахивается и лишь ранит себя, причем сделано это было без свидетелей, в собственной комнате, где его, истекающего кровью, обнаруживает лакей. На сцене Театра Ауэзова Алексей Вронский пытается совершить суицид в присутствии товарищей-офицеров, которые в потасовке отбирают у него пистолет. Этому предшествует его истеричный монолог. Безусловно, молодой актер Нургиса Куанышбай хорош собой и талантлив, но выглядит он просто мальчишкой-офицером, и как-то сложно поверить в то, что перед нами Алексей Кириллович Вронский. На мой субъективный взгляд, эта роль больше подошла бы такому актеру, как Азамат Сатыбалды, пусть даже он гораздо старше этого литературного героя. Зато Назгуль Карабалина, очень красивая, замечательная актриса, неплохо вжилась в образ Анны Карениной, но, повторюсь, иногда она переигрывает.
Что касается Бауыржана Каптагая, который играет роль обманутого мужа, то его герой своими манерами слегка напоминает Алексея Александровича из известного фильма режиссера Александра Зархи в исполнении Николая Гриценко. И если в романе Толстого у супругов Карениных разница в возрасте составляет двадцать лет, то в спектакле Театра Ауэзова она кажется еще больше, поэтому отвращение героини к мужу становится понятным. Хотя вызвано оно не только внешностью супруга.
Есть в постановке сильные сцены, и одна из них – встреча Анны с сыном. В романе Сереже исполняется десять лет, и в день его рождения мать после нескольких месяцев разлуки тайком пробирается в дом, чтобы увидеть сына, но их встреча длится совсем недолго. В спектакле роль Сережи превосходно играет мальчик, который на вид еще младше. Эта трогательная сцена не может оставить зрителей равнодушными и вызывает слезы – нет, не умиления, а сострадания, сопереживания героям. После спектакля нам удалось поговорить с исполнителем роли Сережи Данияром Измахуновым. Оказалось, что ему 16 лет и он студент первого курса актерского отделения эстрадно-циркового колледжа имени Жусипбека Елебекова, а низкий рост и внешность ребенка у него из-за генетической особенности. Для Данияра эта роль стала дебютом на театральной сцене, до этого он никогда не играл в спектаклях, даже школьных и любительских. Но зато исполнил эпизодическую роль малолетнего воришки в телесериале «Детектив әже».
Хотелось бы отметить работу художника-постановщика Есенгельды Туякова и художника по костюмам Любови Возженниковой. Богатые декорации и антураж, изображающие роскошный быт петербургской аристократии XIX века и красоту русской природы, интересные костюмы – все это делает спектакль зрелищным. В финале появляется даже грозный паровоз, несущий гибель героине. Но иногда элементы декораций отвлекают внимание зрителя. Например, когда перед авансценой опускается занавес, изображающий кабинет Алексея Александровича с высокими книжными шкафами, огромным портретом императора и картиной Брюллова «Всадница», сразу возникает мысль: могло ли висеть это знаменитое полотно в доме Карениных? Оказывается, могло. Картина эта была написана в 1832 году по просьбе графини Самойловой. Полото находилось в собрании графини, которое было распродано в 1872 году, незадолго до смерти разорившейся Самойловой. В 1896 году «Всадница» была приобретена для галереи Павла Третьякова. А роман «Анна Каренина» Толстой писал с 1873 по 1877 год.

9 002
Индира САТБАЕВА
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА