Баянгали Алимжанов: «Давайте пожелаем всем добра!»

247 001C Баягнали Алимжановым мы познакомились на писательском Форуме в Астане, участие в котором принимали литературные «тяжеловесы» из 50 стран.  Однако даже среди них Баянгали Алимжанов заметно выделялся: он умеет говорить стихами. 
 
Гостей Форума пригласили в отдельный зал огромной Национальной библиотеки с тем, чтобы послушали Баянгали.  В Казахстане таких людей, владеющих древнейшим искусством кочевников, называют  сказителями, акын -импровизаторами. Из уст Баянгали стихи лились непрерывным потоком, его коллеги подчеркивали, что импровизировать он может бесконечно долго. Зрелище вызывало волнение, восхищение, удивление... Голос, артистизм, музыка и инструмент сливались в единой гармонии. 
Говорят, сейчас в Казахстане ни одно крупное культурное событие не проходит без айтыса (состязания) акынов и зрителей всегда полный зал. Баянгали подтвердил, как прекрасно это древнейшее мастерство! 
Конечно же, хотелось с этим удивительным человеком познакомиться поближе. И другие стороны этой неординарной Личности впечатлили меня не менее. Думаю, белорусскому читателю будет также интересно также узнать чем живет современный  казахский писатель Баянгали Алимжанов.
 
О малой родине
- Баянгали Токанович, каким был казахский  город Степняк  во времена Вашего детства? О чем думалось, мечталось тогда?
  -  Степняк как большая деревня, раскинулся в степи. Райцентр. Город многонациональный. Там добывали золото еще в древности, были «монгольские илы», затем русские и англичане пришли за золотом. В советское время, в тридцатые годы, слава Степняка гремела на весь Союз. В 1934 году сюда приезжал С.М.Киров. Отец рассказывал, что в предвоенные годы, бывало, переходят речку, а там, на дне, блестит золотой песок. Процеживали и сдавали в магазин, за особые деньги – боны. Когда-то в городе было многолюдно. Помню, в детстве насчитывалось несколько десятков тысяч населения. А сейчас...даже грустно об этом говорить... там живут всего около четырех тысяч человек. Мы росли, глядя на большой мир через маленькое окошко родного дома.  В детстве у меня были две главные мечты: быть писателем и футболистом! 
-У нас, белорусов , о малой родине в последнее время говорят особенно много. Притягательно то место, откуда был дан старт в большую жизнь. Что для Вас сейчас, с высоты прожитых лет, Ваша малая родина? Как она  сопряжена с Вашим творчеством?
-  Я немало сказывал о малой родине в своих стихах и импровизациях. В Степняке снял художественный фильм «Аран», где в основном играли  мои земляки, простые  труженики. В итоге получилось народное кино, всего за десять тысяч долларов!  \  «Западня», есть в интернете, с субтитрами на русском языке.\ Родной край и город описывал в  романе «Сказ столетнего степняка». Для меня родная земля – мое начало, мой исток, мои корни. И часто вижу ее во сне.
- А первую свою публикацию помните? Вы уже тогда уверовали, что будете писателем?  Как родители отнеслись к тому, что едете в Алматы поступать в университет на филфак?
 - Помню , конечно. В районке опубликовали мою заметку про нашу школу. Тогда я учился в 9-10 классе. А стать писателем мечтал, даже ре-ши-ил! еще в четвертом классе! Собирался поступать на  факультет казахской филологии КазГУ. Мои родственники были против. Но я настоял на своем, мне не было еще 17-ти лет. Я сказал, или пойду на филфак или в хулиганы! Все испугались, мама поддержала меня, и все было решено. Поехал в Алматы, аж за 1500 км от родного дома. Трудно и интересно поступал! Это целая история!
- После окончания  вуза много работали в журналистике. Чем памятны  те годы?    
- После университета, в 1978 году начал работать корреспондентом в газете «Лениншіл жас» \Республиканская молодежная газета, орган ЦК ЛКСМ КазССР.\ Много ездил по Казахстану, писал о людях труда и искусства. Потом перешел в литературную газету. Факт – почти все писали в духе того времени о нравственных поисках, но и многие, в том числе и я, старались больше продвигать национальные духовные ценности.
 
О писателе и  его талантах
- В 1988 году Вы стали членом Союза писателей СССР.  С какими творческими наработками Вас приняли в писательское сообщество?  
  - Тогда я был автором двух книг прозы и немалых литературно-критических статей. Тираж моей первой книги считался массовым - 30 тысяч экземпляров.\ 1982г.\  Эта была сатиро-лирическая повесть в рассказах и до издания отдельной книгой их напечатали почти все республиканские газеты. Они были популярны и жизненны, поэтому по прошествии почти сорока лет, я их переиздал в своем шестнадцатитомнике. Естественно, времена меняются и мы растем. Каждый проходит свою духовную эволюцию. 
-Как известно, ныне Вы автор более сорока прозаических, поэтических, драматургических и литературно-критических книг. Это говорит о том, что Вы очень активно участвуете в современном литературном процессе Казахстана. Как Вы его можете охарактеризовать в целом?
- Дать характеристику всему литературному процессу всей нации в нескольких словах – дело сложное. Но, как мне кажется, основным направлением сегодняшней казахской литературы можно считать историзм. Проза и поэзия, да и драматургия тоже, больше обращаются к прошлой истории казахов. Особенно, к сложным двадцатым, тридцатым годам. И это вполне обьяснимо. С приобретением независимости художники слова стали более свободными. Раньше, в советское время, все было под контролем ЦК КПСС  и советского правительства, и тогда многие темы по истории нашего народа приглушались, а то и вовсе были под запретом. Особенно героическое прошлое кочевников, тема алашорды, голода 1932 года, репрессии 37-го. Можно многое перечислять. И вот сейчас идет переосмысление и переоценка ценностей национальной истории. Но наряду с этим, звучат новые голоса, намечаются новые тенденции, затрагиваются разные темы и проблемы современности.
- Что Вас  волнует,  как писателя, лично?
- Волнует меня очень многое - от малого до великого! Самое главное – судьба нашего народа в бурном времени, мир на земле, свобода, равенство и дружба народов. И это не лозунг, не плакат! Если вдуматься, это то, что делает человека человеком, народ – народом! К сожалению, в прошлом было много несправедливостей, вражды и войны между народами. Но, как можно жить  с чувством ненависти к другим народам, мстить  за прошлые обиды? Вот об этом я писал в моем романе  «Сказ столетнего степняка». История войны должна учить нас миру, история вражды – дружбе. А настоящая дружба бывает только между равными. Настоящая свобода начинается с уважения свободы других. Мой герой, столетний степняк  размышляет: «Когда один человек ненавидит другого, это – драма. А когда один народ ненавидит другой народ, это трагедия.» И его, пережившего все исторические ужасы двадцатого века старца, жизненный опыт и завещание: Никогда не унижать и не уничтожать людей! А ведь действительно – у человечества один общий ковчег в космосе – матушка земля. И мы все вместе должны беречь ее!
- Вы сами себя как больше позицируете: прозаик? Драматург?  Поэт -песенник? Литературный критик? Сатирик? Познакомьте белорусского читателя поближе со своими произведениями.
  - Вопрос очень интересный и сложный. Помните, как в детстве нас мучили таким сладким вопросом: Кого больше любишь – папу или маму, брата или сестру? А затем дети прижимаются к тебе, каждый милый по своему, и вопрошают: Кого ты больше любишь – меня или сестру?! И мы всегда затрудняемся с ответом , отшучиваемся, а потом, действительно задумавшись,  говорим про себя: Да каждый прекрасен по своему, каждый дорог по особенному! Наверное, и в настоящем творчестве то же самое... Я перехожу с одного на другое естественно: Бывает, рождаются стихи, а потом раз, смотрю, пишу пьесу, или еще интересно, пишу на русском прозу. Интересно, но факт – работаю одновременно над несколькими, не похожими друг на друга произведениями! Мне никогда не бывает скучно. 
- Скажите, а что чувствует драматург, когда его пьесы идут с аншлагом?
  - Великолепно, когда твоя книга выходит в свет, поется песня, выступаешь сам на сцене, ставится пьеса! Прекрасный миг, чувство парения! Когда видишь, как твое детище - пьеса  появляется перед народом на сцене, в виде спектакля , и актеры играют вдохновенно, зрители внимают написанному тобою слову, это большая радость - радость творчества! 
- О Вас говорят и  как о сценаристе, режиссере и исполнителе главных ролей в фильмах. Каково быть в этом качестве?
- Из всех творческих дел, которыми я занимаюсь, кино- это самое трудное. Дело в том, что это целое производство. Там все связано с техникой, деньгами, короче всякой всячиной. Надо все найти, организовать. Представляете, когда снимал фильмы, я был сценаристом, режиссером, актером, шофером, грузчиком, директором, кассиром, организатором, снабженцем и т. д. и т. п! Мне говорили, вы сумасшедший! Писателю лишь бы были перо и пергамент! А тут столько проблем! И еще, что-то если получается творчески, не получается по технически, или наоборот! В общем, несладкая штука! Но, как говорил Феллини, у каждого – свое кино, то есть, каждый человек видит свое кино в своем воображении! И хочется это воплотить. И сейчас вижу несколько фильмов «в себе», сценарии написаны, надеюсь, когда нибудь реализовать их!
-А еще бокс, футбол, шахматы — и это тоже Баянгали Алимжанов. Круто, дорогой коллега!
 - В футбол и шахматы начал играть в  детстве. Любил футбол, был отличным нападающим в дворовой, затем районной команде. Всерьез думал стать футболистом, но, видать, не судьба. В десятом классе принял участие в Чемпионате республики среди школьников по шахматам в Караганде. В десятом классе ходил на секцию вольной борьбы. Боксом самостоятельно начал увлекаться в девятом классе – поколачивал мешок, набитый песком, что и делаю до сих пор для здоровья. А в юности занимался для самообороны. Потому что Степняк, как уже говорил, был золотым городом, и в сталинские времена туда направлялись много разного люда со всех краёв. Плюс целина, собралось еще больше народа. Жили бок о бок много разных национальностей, дружили крепко, но, бывало, и дрались неплохо. И все дети стремились быть сильными, чтобы защищать себя.  А в университете три года занимался боксом под руководством мастеров – тренеров. Но во время остановился – рано понял, что моя голова нужнее человечеству,чем мои кулаки, и ее не нужно подставлять под чужие тумаки! 
- Видимо, почему и Ваши дети — очень творческие люди. Дочь  Аккенже — актриса театра и кино, известная телеведущая. Сын Нурлан — актер, певец, композитор, телеведущий, Как и Вы - Заслуженный деятель Казахстана. Интересно, как в Вашей семье распределяются роли?
  - У меня трое дочерей и сын. Все дети учились в казахской школе, у них родной язык – казахский. Аккенже также владеет свободно русским и английским, она ведет торжественные мероприятия на трех языках одновременно! Снимается в кино, ведет телепередачи. А Нурлан снимался  в роли первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Он композитор, певец. Мы вместе создали несколько десятков песен, есть хиты. Иногда я пишу слова на его музыку, или он сочиняет музыку на мои стихи, которые ему по душе. Бывает, спорим, обсуждаем, критикуем, забыв на время, что мы папа и сын, пока не получится как надо! Убежден, что в  искусстве не должно быть авторитарности.
 
О самобытности и ответственности перед временем
- Большинство Ваших произведений написано на родном казахском языке. Белорусские писатели также стараются писать, как у нас принято говорить, на «матчынай мове». Язык во многом ярко характеризует любую нацию. Насколько актуальна для современного Казахстана тема сохранения своей самобытности?
 - Она была всегда актуальна. Без языка нет и нации, народа. Для нас, казахов, язык - это все! И мы будем отстаивать, защищать, развивать свою родную речь! Помню, когда мы еще были студентами, в семидесятые годы, все сильнее звучали тревожные голоса: Казахские школы закрываются!  У казахского языка нет будущего! Скоро все нации будут сливаться в одно целое и будет единый советский народ! Не будет ни нации, ни языков! Даже в ВУЗ-ах был такой предмет «Научный коммунизм», и там черным по белому было написано о дальнейшем сближении и слиянии нации. Наши молодые души возмущались этим, разум отказывался принимать. Духовное сопротивление патриотов своего народа было очень сильным. В то же время часть населения на наших глазах начала русеть. Теперь в независимом Казахстане положение изменилось: наш казахский язык является государственным языком, пережившие процесс обрусения казахи по тихоньку возвращаются к своим истокам, а многие представители братских народов уважают, изучают и знают язык Абая.
 О языке моих произведений. Мой родной язык – казахский. Почти все мои произведения написаны на родном языке. Мои произведения изданы в шестнадцати томах, и только два тома  из них - на русском. Никогда не думал, что буду писать на языке Пушкина и Толстого. Но мне очень хотелось рассказать всему миру о нашем народе, о его судьбе, о героической борьбе за свободу и самосохранение, о его доброжелательности и миролюбии. В результате получились роман и несколько повестей и сказок. Что интересно, я сам не мог перевести их на казахский, и меня перевели другие писатели, восклицая приэтом: «Кто бы мог подумать, что истого казаха Баянгали надо будет переводить на казахский!»   
- Очень хочется расспросить Вас о Вашем неповторимом даре сказителя, акын-импровизатора. Откуда это Ваше потрясающее умение?  Может, приоткроете секреты исполнительского мастерства?  
 - Акын-импровизатор – это человек, говорящий стихами, из его уст стихи должны литься непрерывным потоком. Айтыс – состязание импровизаторов, древннее искусство кочевников , сейчас сохранился у казахов и кыргызов. Это синкретное искусство –  поэтическое слово, голос, артистизм, музыка и инструмент должны быть в гармонии. Но самое главное – это слово, поэтическое, остроумное, социально значимое. Айтыс очень отличается от поэзии в классическом смысле – он имеет конкретное, реальное, житейское, социальное содержание. С приобретением независимости айтыс возродился и вышел на высокий уровень развития. Сейчас в Казахстане ни одно крупное культурное событие не проходит без айтыса акынов и зрителей всегда полный зал. Казахи любят и почитают своих акынов, носителей степной демократии. Я  участвовал на айтысах с 1984 по 2004 год. Тогда  был уже известным писателем, работал в редакции  главного литературного журнала республики «Жулдыз». Наверное, прозрело, проросло зерно древнего импровизаторского искусства  во мне.За двадцать лет участвовал в 216-ти международных, республиканских и краевых айтысах, где завоевал 22 Гран-При и множества призовых мест. 
  А сказительство тоже древнее, почитаемое  искусство кочевых народов. Представьте себе, что сказители прошлого - носители древней традиции, духовного богатства хранили в своей памяти целую библиотеку и носили это в народ, передавая из поколения в поколение! Я с детства любил читать, и особо понравившиеся стихи эпосов, легенды и сказания откладывались в памяти. И любил пересказывать людям. Иногда мы думаем, что, мол, вот есть книги, библиотека, когда надо, человек почитает,что ему нужно. Так то оно так, но ведь живое слово настоящего сказителя производит особенное впечатление! И я рад, что  ношу в себе частицу богатства древности! 
- Вас называют единственным манасчи  в Казахстане. Поведайте об этом уникальном культурном явлении.
 -  Манас – творение кыргызского народа на протяжении многих веков, самый большой, по обьему, эпос всех времен и народов. Первым записал часть эпоса  в 1856 году из уст манасчи в Иссыккуле казахский ученый Чокан Валиханов. Он перевел на русский язык, поведал миру, назвав степным Илиадой и Одиссеем. В 1952 году советский тоталитарный режим хотел обьявить «Манас» националистическим, феодальным, пантюркистским произведением и запретить ее изучение, издание. В столице, тогдашней  Фрунзе, была организована конференция.Тогда кыргызские деятели культуры старались изо всех сил защитить уникальное наследие предков, и в этом решительную поддержку им оказал казахский писатель, ученый Мухтар Ауэзов. В результате эпос был обьявлен народным достоянием, и решено было издать его обьединенный, народный  вариант. Изданные по кыргызски 4 книги эпоса в 1958 году, в начале шестидесятых годов были переведены на казахский язык и изданы с предисловием Мухтара Ауэзова большим тиражом – почти 50 тысяч экземпляров каждая. И вот эти книги пришли в наш аул. Мы читали их с упоением, как свои родные казахские эпосы. Удивлялись, как похожи казахские и кыргызские сказания, и в то же время имеют свои особенности. Вот и полюбил я этот эпос, и как оказалось, на всю жизнь. Отдельные строки запечатлелись в моей детской памяти. Но тогда даже не подозревал, что буду сказывать «Манас». Спустя годы, когда жил в Алматы,  видел по кыргызскому телевидению фрагменты выступления манасчи – кыргызов и был очень впечатлен. Потом, слу - чай – но, в магазине «Букинист» наткнулся на два тома «Манаса» на кыргызском, того самого издания обьединенного варианта! Сразу купил, начал теперь читать по-кыргызски. Был потрясен! И начал напевать понравившиеся куски. А у кыргызских манасчи есть поверье, и все строго соблюдают ее: Аян болбой – баян болбойт! – Без озарения  свыше, нельзя сказывать! То есть, даже если человек знает какую-то часть эпоса наизусть, он не имеет права сказывать, если дух Манаса или его батыров, или крупных манасчи прошлого не явится к нему во сне и не благословит его. И мне дважды снился Манас ата, и с тех пор, с 1984-х годов, я сказываю «Манас» не только в Казахстане и Кыргызстане, а во всех странах, где бываю. Кыргызские манасчи считают меня своим братом и говорят: «Вы единственный манасчи – некыргыз из семимиллиардного человечества!» Года три назад мне снился  манасчи Саякбай Каралаев. В 1995 году, на праздновании тысячелетия эпоса, Жусуп  Мамай, старейший кыргызский манасчи из Китая, благословил меня, а сам Чингиз Айтматов, послушав мой « Манас», пожал мне руку и сказал: «Тебе большое спасибо!»
 - Знаю, что, например, с прошлого года в Енбекшильдерском районе Акмолинской области, где Вы являетесь почетным гражданином, начали проводиться традиционные чтения имени Баянгали Алимжанова. А что в таком случае будет делать сам Баянгали?
 - Мне очень приятно, что мои земляки придают такое большое значение моему творчеству. Когда видишь и слушаешь, как десятки, сотни учеников со всех школ района, читают твои стихи, причем проникновенно, от души, сердце наполняется радостью и благодарностью. Я два раза был свидетелем финала этих чтений, мне говорили, что сначала каждая школа проводила у себя такие конкурсы.
- Знаю, гордитесь переводами Ваших произведений на различные языки. Мечтаете о переводе на белорусский. Чем интересна Вам белорусская литература?
 - Естественно, это же большой успех, радость, когда твои произведения звучат на языках других народов. Слово, поэзия не имеет границ – ведь у людей много общего, человеческого. И был бы рад, если мои стихи  прозвучат на белорусском языке. С белорусами я знаком с раннего детства, потому что они  жили в нашем крае. И все казахи знают и  благодарят трактор МТЗ «Беларусь». О нем я упоминал в одном из своих стихов. А первой книгой про белорусов, которую читал в детстве, кажется, была «Трясина» Якуба Коласа на казахском языке. Памятен мне с тех времен герой повести дед Талаш. Нам известны имена Янки Купалы, Светланы Алексиевич. И Вы, дорогая Елена Стельмах, заново открываете для меня Беларусь! 
- Не спрашивала Вас о Вашей детской литературе, думая о том, что, возможно, это направление Вашего творчества связано с личными приоритетами.  Вы -дедушка, что читаете внукам?
 - Еще в начале восьмидесятых годов прошлого века я работал в детском республиканском журнале «Балдырган». Тогда кое-что писал для детей. И один из моих тогдашних рассказов, оказывется, вошел в учебник третьего класса! И сейчас там. Но я тогда серьезно не занимался детской литературой. Прошли годы, внуки начали ходить в детсад. И мне стало интересно писать детские стихи и рассказы, сказки для своих внуков. Они читали и радовались, некоторые выучили наизусть. Даже поделили меж собой – этот стих мой, а это твой! Меня это окрылило, и я написал целый том детских произведений. Написал «Әліппе» \ Азбука, букварь.\ в стихах, которую напечатали многие главные республиканские газеты. Издали книгу. В Фейсбуке ликовали родители, благодарили меня за детские стихи. А написанную на русском языке сказку «Доброжелательный Аскар» республиканская газета «Дружные ребята» опубликовала в шести номерах. Затем, в 2019 году эту сказку опубликовала российская «Детская роман-газета». Есть в интернет библиотеках \ Литрес, Руслит и др.\. Недавно «Мурзилка» напечатала мой рассказ «Снежный домик». Вот такая история детского писателя!
- Как Вы считаете, насколько совместимы компьютер и книга? Как писателю, каким Вам видится будущее, его ценности?
 - Не надо противопоставлять книгу и компьютер. Для  меня, конечно, основная – это бумажная книга , пахнущая по особенному. Шелестящиеся страницы  - это же бальзам для души.  Думаю, она будет всегда вместе с человечеством. Но и компьютерная книга – реальность, и мы должны с этим считаться и пользоваться. Я радуюсь, когда вижу свои книги в Интернет библиотеках. Это же всемирный читальный зал! А писать на компьютере, отправлять текст куда надо  - одно удовольствие! Намного эффективнее и быстрее! 
- Писатель и его ответственность перед обществом, перед временем. Вы, как мудрый человек, что говорите своему читателю?
   - Писатель должен думать о том, как слово отзовется. Что пробуждает твоя книга в человеке? А если ты обращаешься к такому тонкому, деликатному  вопросу, как история, межнациональные отношения? Да, правда нужна, какая бы горькая она ни была, но она должна быть настоящей правдой, а не односторонней трактовкой того или иного явления. Вот в молодости я писал очень острые сатирические вещи. А ведь есть опасность, что, высмеивая то или иное негативное явление в жизни, можно оскорбить, осмеять, унизить Человека! Писатель  - гуманист не может допустить этого. Как быть? Вот такие трудные вопросы иногда волнуют меня.
  Я , наверное, просто повторяю, интерпретирую мудрости древних. В хадисе пророка Мухаммеда сказано: «Хороший человек- это тот, который никогда не вредит людям! Ни словом, ни делом!» Вдумайтесь в эти слова, подумайте. У врачей есть заповедь: «Не вреди!» Как просто и как сложно! А что в этом сложного, скажете вы? Селяви! Почему тогда появляются вредные люди? Ладно, если считаете себя не обязанным делать доброе дело, сказать доброе слово, если это так трудно, то хотя бы можно же воздержаться от злословия, от дурных поступков? Что, так трудно не вредить никому? А представьте себе, если бы все люди перестали сквернословить, оскорблять друг друга, перестали вредить, делать зло?! Вот было бы здорово, а?!  
- В  романе «Сказ столетнего степняка» Ваш герой утверждает: «Сейчас же, на старости лет, думаю, что мир спасет не красота, а доброта!» Вы и сами в этом уверены?
 - Я в этом убежден. Всем людям, в той или иной степени присущи добрые чувства – это и делает его человеком. Человек желает добра – себе, друг другу, стране и миру. Это же естественное, человеческое чувство. А как всегда, располагает Всевышний. Я верю, что высшие силы будут учитывать стремление, искренние пожелание людей. Так же верю, что добрые чувства и мысли одного человека пробуждают доброту у другого. Если мы, люди земли, народы, будем доброжелательны друг другу, не будем враждовать, не будем стрелять друг в друга словесными, тем более свинцовыми пулями, то, надеюсь и верю, мы сможем сохранить мир на земле! Давайте пожелаем всем добра! 

Елена Стельмах