Битва за «Кыз Жибек»

Режиссеру легендарного фильма «Кыз-Жибек» Султану Ходжикову исполнилось 10 марта 95 лет

29 001
Он ушел на фронт 18-летним юнцом. В составе легендарной Восьмой Гвардейской Панфиловской дивизии дошел от Москвы до Балтийского моря. Дослужился от рядового до гвардии капитана. 8 мая 1945 года младший из четырех сыновей Латифы Ходжиковой писал матери: «Дорогая апа! Поздравляю с великим праздником – Днем Победы. Войне конец, просто не верится, что буду дома. Но если бы не вера, мы бы не победили… Целую, твой Кенже».
О своих военных заслугах Ходжиков никогда не упоминал, а боевые награды не носил: на тему войны у него было наложено табу. Но характер – жесткий, требовательный, не переносивший двойственности и лукавства – был продиктован военным прошлым. 
– Это про таких, как он, Никита Михалков сказал, что «режиссура – это прежде всего характер, а творческие задатки – это уже потом», – говорит режиссер Болат Шарип, работавший в картине «Кыз Жибек» ассистентом режиссера.
История появления картины «Кыз Жибек» такова. Директор «Казахфильма» Камал Смаилов повез на утверждение в Москву три сценария. Один из них забраковали. Поскольку отказ стоил «Казахфильму» годового бюджета, он вспомнил о Габите Мусрепове. Вернее, об его киносценарии «Гакку». 
Кино об истории любви Кыз Жибек и Толегена стало народным с первых дней съемок: жители окрестных аулов безвозмездно отдавали киностудии сохранившиеся в доме атрибуты прошлого. В фильме есть эпизод, где Жибек, мчась на лошади, разбрасывает по степи свои украшения. Это была не бутафория, а настоящие старинные ювелирные изделия из серебра. Во время съемок случались почти чудеса. Рассказывают, что когда из зоопарка привезли лебедей, они тут же уплыли подальше от берега. Что только не придумывали ассистенты режиссера, чтобы вернуть их, кто-то даже предлагал заменить их гусями. Но когда оператор включил запись с кюем Нургисы Тлендиева «Акку», грациозные птицы сами приплыли к берегу. 
Рабочий день киногруппы начинался с шести утра и заканчивался поздним вечером. Знаток своего дела, замечательный оператор Асхат Ашрапов подбирал натуру так, чтобы она гармонировала с роскошными костюмами и красотой героев. В поисках алых маков киноэкспедиция ежедневно совершала марш-броски по 30-40 километров. В лагерь возвращались не раньше 12 ночи, и режиссер тут же начинал планерку, где обговаривал кадры следующего дня. О жесткости и требовательности Ходжикова ходили легенды. Кто-то из остряков даже назвал самого норовистого и дерзкого скакуна его именем – Султан. Создаваемый им фильм стал притчей во языцех. Деньги отпущены были только на одну серию – 650 тысяч рублей вместо запланированных 850 тысяч. Но Габит Мусрепов категорически отказывался сокращать сценарий, а Ходжиков, добиваясь эффектных кадров, любил импровизировать. После того как к первому секретарю ЦК компартии Казахстана Динмухаммеду Кунаеву был отправлен ходок – директор киностудии Камал Смаилов, выделили еще 250 тысяч. Но денег на создание двухсерийной широкоформатной картины все равно не хватало – шел перерасход пленки. В фильме не случайно доминирует красный цвет – символ тревоги и неизбежной трагедии. За главную картину своей жизни Ходжиков получил 20 выговоров. Каждая планерка на «Казахфильме» начиналась с «Кыз Жибек»: срываются сроки, идет многократный перерасход пленки. Сейчас такой подход назвали бы блестящей продюсерской находкой, а тогда ругали и ругали: костюмы не те, длинные волосы героя (Тулегена) – это вообще возмутительно, не эпический герой, а какой-то современный стиляга. Но режиссер занял принципиальную позицию: такой Тулеген будет близок молодой аудитории. И он оказался прав: «Кыз Жибек» стала самой кассовой картиной казахского кино – зритель принял тот романтический мир, созданный режиссером. 
 В концу съемок Ходжиков был на грани срыва. Осунулся, поседел, отпустил усы, которые старили его на добрый десяток лет, хотя было ему тогда всего 46. Во время монтажно-тонировочного периода с ним случился инфаркт. 
 
29 002
 
Когда фильм сдавали худсовету, зал был переполнен. Первым после просмотра взял слово автор сценария Габит Мусрепов, с которым у режиссера были жесткие трения еще до съемок картины. Болат Шарип, помимо своих ассистентских обязанностей по приказу режиссера ставший еще и стенографистом, так передал отзыв классика: 
– Помните, я предупреждал: если даже фильм будет посредственным, голосуйте против. Но сегодня я хочу сказать: Султан Ходжиков снял прекрасную картину.
 «Кыз Жибек» купили многие страны. 
– После просмотра картины в стенах бельгийского киноинститута лица зрителей после фильма были бесстрастными, – вспоминала Гульфайрус Исмаилова (она сыграла роль матери Кыз Жибек и одновременно была художником картины) Асанали (Асанали Ашимов – исполнитель роли Бекежана) посмотрел в растерянности на меня, а я прошептала: «Какой позор!». И вдруг люди в зале разом встали и взорвались аплодисментами! 
Триумф фильма никак не отразился на судьбе режиссера. После выхода «Кыз Жибек» на экраны Султан Ходжиков 15 лет не снимал игровые картины. Он признавался звукорежиссеру Кадыржану Косаю: «Я подсчитал свой ежемесячный доход – он не превышает 40 рублей».
– У него ведь, по правде, не было даже нормального костюма, – вспоминая друга, говорит сегодня Кадыржан-ага. – Он и Госпремию пришел получать в каком-то пиджачишке.
Кстати, этой премией ни он, ни его семья так и не воспользовались: она ушла на погашение долга за перерасход пленки.
Годы вынужденного безделья были заполнены написанием сценариев, но ни один из них не был включен в тематический план «Казахфильма». Почему? На этот вопрос трудно ответить однозначно. Возможно, отказы были продиктованы тем, что романтик Ходжиков был рожден снимать эпические фильмы, которые и тогда, и сейчас требуют огромных денег. А, может быть, не всем нравилась его прямолинейность и жесткость. Сам он никого не осуждал. «Наше дело снимать, а не давать оценку другим», – говорил он обычно.
 Незадолго до смерти Ходжиков задумал снять фильм о дружбе двух богатырей – Хаджимукане Мунайтпасове и Иване Поддубном. Идея так и не снятой картины «Знай наших!» была инициирована его другом, первым профессиональным казахским киноооператором Искандером Тынышпаевым. Режиссер долго подбирал актеров на роли главных героев. Остановившись на Алеухане Бекбулатове и Дмитрие Золотухине, Ходжиков отправил их на несколько месяцев в олимпийскую школу обучаться французской борьбе и приобрести спортивную форму. Его упрекали, что он транжирит деньги, а он, как всегда, добивался достоверности.
 По замыслу режиссера фильм «Знай наших!» должен был стать трилогией, но продолжение истории о легендарном Хаджимукане зритель так и не увидел. 10 марта 1988 года Султану Ходжикову исполнилось 65 лет, а на следующий день его не стало. Умер от пустяка – от аппендицита, категорически отказавшись от вызова «Скорой».
Разия ЮСУОВА