Дебютные метры

О творческих ориентирах, Шакене Айманове, Абдулле Карсакбаеве и современном короткометражном кино рассуждает казахстанский режиссер и наставник молодых кинематографистов Дарежан Омирбаев

20 001Более 20 лет представитель казахской «новой волны» режиссер Дарежан Омирбаев преподает в Казахской национальной академии искусств имени Т. К. Жургенова. Под его руководством в творческом объединении «Дебют» на киностудии «Казахфильм» кинематографическая молодежь сняла десятки короткометражных фильмов. Многие из них были отмечены дипломами и призами международных фестивалей. Режиссер поделился с «Вечеркой» взглядами на современное короткометражное кино и творческие приоритеты начинающих кинематографистов.
– Во второй половине 80-х – начале 90-х годов заговорили о «новой волне» казахского кино, режиссеры этого направления отразили социальные процессы, происходившие в обществе. По какому пути молодые кинематографисты идут сегодня?
– Считаю, в первую очередь нужно снимать кино о чувствах – что любит герой, что ненавидит, о чем думает. И тогда социальные проблемы будут присутствовать на экране как следствие, потому что герои ведь существуют, взаимодействуют не в безвоздушном пространстве, а в конкретных реалиях. И если фильм правдиво рассказывает о чувствах, то и в отражении социальной жизни будет правдоподобие. Все зависит от таланта, способностей автора. Если же действовать от обратного, то пропадет живая человеческая история, ведь в кино, как, наверное, в любом искусстве, самое главное – это человек, его эмоции, мысли, взаимоотношения с миром, это та основа, вокруг которой создается фильм и ради чего зритель его и смотрит.
– Какие жанры и стили преобладают в сегодняшнем короткометражном кино? Чего больше – авторского творчества или сюжетов для масс?
– Формат короткометражного кино отличается тем, что это почти всегда попытка сделать фильм как искусство, как авторское кино. Крайне редко короткометражки снимаются с целью коммерческого успеха, с прицелом на широкий прокат. Короткий метр – это как личный дневник для писателя, автор ведет его для себя. Если говорить о работах начинающих режиссеров и студентов, то в них, конечно, не всегда хватает профессионального мастерства, но это почти всегда искреннее, доверительное кино, тем оно и подкупает.
У Годара есть полнометражный фильм «Имя: Кармен», снятый в 1983 году, одна из его лучших работ. Так вот, эта знаменитая картина посвящена короткометражным фильмам. Короткометражное кино – это очень серьезно, и его нужно уважать.
– Что служит основным ориентиром для нового поколения отечественных режиссеров – мировая и отечественная классика или современное кино?
– По-разному. У молодежи разные устремления, нет какого-то одного общего вектора, и это хорошо. Иногда путь режиссера в профессии начинается с цитирования его любимых фильмов, что тоже можно понять. Ведь он учится, растет, стараясь понять, как это сделано. В каких-то фильмах я вижу влияние мировой классики, в каких-то – казахской «новой волны», в том числе и моих картин, и это воодушевляет – значит, мы не зря создавали, искали, экспериментировали. Кроме того, надо учесть, что почерк студентов часто зависит от предпочтений руководителя курса. Один мастер показывает больше авторского кино, другой, наоборот, делает упор на коммерческую продукцию, но в любом случае именно под началом преподавателя студент формирует свой художественный вкус. Так, частенько по режиссерскому почерку студента профессионал сможет узнать, кто ему преподавал. Но самое главное, чтобы режиссер научился выражать свое я, нащупал свой стиль, индивидуальный творческий почерк. Это необходимо, чтобы состояться в искусстве и стать востребованным.
А с этим, к слову, непросто. Сейчас ежегодно выпускается довольно много режиссеров, порядка тридцати – их в Казахстане готовят три вуза: КазНАИ имени Жургенова, университет «Туран» и КазНУИ в столице, и мне не очень понятно, где большинство выпускников смогут найти себе применение. Добавим к этому выпускников зарубежных учебных центров, например нью-йоркской киношколы. Последние, к слову, подчас подражают Голливуду, их почерк чужд нашей культуре, а ведь они собираются работать здесь.
– Киновед Раушан Оспанова недавно с сожалением отметила, что сегодня в среде кинематографической молодежи имя Шакена Айманова уже не служит творческим ориентиром, каким он был для предыдущих поколений. Что вы скажете по этому поводу?
– Шакен Айманов – великий режиссер, первый профессиональный кинорежиссер казахского происхождения. Его творчество надо знать. Вместе с тем должен признаться, на меня фильмы Айманова тоже особо не повлияли. Наверное, потому что наполовину он был человеком театра, начинал как театральный актер, а наше поколение кинематографистов старалось избегать в своих фильмах театральных приемов. Наверное, по той же причине фильмы Айманова не особо влияют на современных начинающих режиссеров. Говорят, что он был человеком очень гармоничным, позитивным, веселым, как тамада в хорошем смысле слова, и, наверное, этим своим оптимизмом его фильмы и подкупают. Между тем сегодня в нашем нестабильном мире существует запрос на другое кино, в котором герои остро реагируют на сложные процессы и события, происходящие вокруг.
– Я слышал такую характеристику аймановского кино: это ровное творчество…
– Похоже, что это так. Преимущество Айманова перед другими корифеями в том, что у него не было провалов, все его фильмы в профессиональном плане очень крепко сделаны. Допустим, первый фильм Абдуллы Карсакбаева «Меня зовут Кожа» был гениальным в плане киноязыка, там нет театра, там чистое кино, но остальные его фильмы намного слабее. Что касается Айманова, то у него ровное качественное кино. Да, наполовину оно было театральным, но, возможно, именно в этом и заключается особое обаяние его фильмов для широкого зрителя.
– Молодые кинематографисты в большинстве снимают по собственным сценариям, почему? Востребована ли профессия сценариста в современном кино?
– Авторы короткометражного кино редко прибегают к помощи сценаристов, пишут сами, потому что у них есть сильное желание выразить себя. Это возраст самостоятельного творчества, когда режиссеры никого к своим «гениальным» творениям не хотят подпускать. И, наверное, это обоснованно, ведь формат короткометражного кино требует личностного подхода к идее, к процессу: они сами придумывают свой мир, и они же должны этот мир воплотить. Другое дело, что уже в большой картине режиссер даже авторского кино может взять в соавторы сценариста, например, для работы над диалогами, но все же первая скрипка здесь у режиссера. В жанровом же кинематографе часто именно работа сценаристов и актеров является основой фильма.
– Есть ли сегодня у молодежи условия для продвижения своих творческих идей? Реально ли, придя «с улицы», без связей получить государственный грант на съемки короткого метра?
– На киностудии «Казахфильм» до прошлого года существовало творческое объединение «Дебют», которое помогало молодым режиссерам сделать первый шаг в мир кино. Последние несколько лет я был там художественным руководителем. Но, к сожалению, новое руководство студии закрыло это объединение. Не помогло и мое письмо министру культуры. Считаю, что закрыли зря, потому что исчезла проверенная, хорошо работавшая стартовая площадка для молодых кинематографистов, творческая лаборатория, где создавалось будущее казахского киноискусства.
В «Дебюте» в последние три года мы сделали около двадцати фильмов, и большинство этих лент состоялось, многие из них были удостоены призов на международных фестивалях. Я знал большинство этих ребят со студенческих лет, они вырастали на моих глазах. Уверен, что работу этого объединения нужно возобновить, поскольку в начале пути очень важно иметь опытного руководителя, который поможет и с выбором сценария, и с подбором исполнителей, и с монтажом и
т. д. Иначе в будущем мы рискуем получить на наших экранах жалкий «Голливуд» или «Болливуд».
Что касается финансирования, то в последний год в «Дебюте» на каждый фильм выделяли по 20–30 тысяч долларов – такого хорошего финансирования нет ни у одного из наших соседей, можно только гордиться таким отношением нашего правительства к молодому кино. В «Дебют» приходили ребята не только с дипломом кинорежиссера, но и других специальностей. К примеру, Мади Балжанов, архитектор, снял у нас интересную работу «Статус – не свободен», о парне, который изводил себя ревностью. В этом и была уникальность «Дебюта» – дать возможность человеку любой специальности попробовать себя в кино, главное, чтобы у него была снятая хотя бы трехминутная работа, в которой видны задатки будущего художника.
– Где можно увидеть ленты молодых кинематографистов?
– На экзаменах, на молодежных кинофестивалях, в социальных сетях.
Мне кажется, что короткому метру надо давать больше площадок и на телевидении – это интересное кино. И его сейчас можно снимать на мобильный телефон.
– Кстати – о мобильном кино. У нас есть фестиваль, где показывают такие фильмы?
– Сейчас не знаю, но раньше в Казахстане был фестиваль «Мобильный взгляд», там демонстрировались маленькие фильмы, снятые на мобильные телефоны. Я смотрел несколько работ и могу сказать, что они были неплохие. Жаль, что этот фестиваль исчез. Может, кто-то его оживит? В этом есть потребность, поскольку сейчас многие снимают на мобильники.
– Можете привести несколько имен, чьи режиссерские работы вы считаете состоявшимися?
– Из фильмов, которые были сняты в последний год в «Дебюте», я бы выделил картину «Асан» – это работа выпускника Казахской национальной академии искусств Берика Жаханова. Мне кажется, у этого парня есть будущее. На позапрошлой неделе в социальных сетях я посмотрел его документальную картину «Наследие предков», которую он снял вместе со своей женой Фаризой Танаевой, также выпускницей КазНАИ. Картина очень хорошо сделана, только вот название мне показалось несколько шаблонным. Я бы назвал ее «Бесiк». Речь в фильме идет о семье, живущей в Южном Казахстане и занимающейся изготовлением колыбелей для новорожденных. Всем бы посоветовал посмотреть этот фильм. Также я запомнил еще одного выпускника академии Баглана Кудайберлиева. У нас в «Дебюте» он сделал фильм «Тыныштық әні – Песнь тишины» о 1937 годе. Эта лента с весьма оригинальным киноязыком.
Есть еще множество ребят, фильмы которых можно отметить. У нас очень интересное молодое кино может появиться.
– Что бы вы, как профессионал, пожелали кинематографической молодежи?
– Не сдаваться! Найти в себе ресурсы, чтобы снимать свое кино. Это сложно, потому что вокруг много соблазнов – в виде сериалов, подделок, в том числе и наших, казахстанских, под «Голливуд-Болливуд». В сегодняшнем мире этого кинобарахла так много, что очень трудно не сломаться под его чудовищным давлением. К счастью, в мире пока еще существуют зрители с хорошим вкусом, фестивали короткометражного кино, есть видеохостинги, где можно размещать фильмы. Во что бы то ни стало надо сохранить в себе творческое начало! К слову, именно об этой проблеме и должен быть наш новый фильм «Ақын – Поэт», к съемкам которого мы готовимся – ждем окончания карантина. Ведь по большому счету что такое творчество? Это выход из тупика, решение поставленной задачи. Вот сейчас никто в мире не знает, как лечить коронавирус. И найдется какой-нибудь талантливый ученый, который решит эту проблему. Но он не сделает этого без вдохновения, без творческого начала.
Юрий КАШТЕЛЮК
Фото из архива Дарежана Омирбаева