Дело трудное

Как век назад начиналась борьба за дисциплину и как она проходила в разные периоды

12 001

Среди новшеств революционных перемен 1917 года была борьба за всеобщий труд. Государство объявило войну тунеядцам.
В 1930-е годы наша газета и другие издания того времени печатали фельетоны. Один из сатирических рассказов повествовал о том, как несознательный гражданин целыми днями не работал и бродил по рынку – пробовал разную еду у торговцев. В конце концов он услышал в свой адрес: «Ах ты, паразит!», и по какому-то волшебству превратился в паразита – мелкого таракана. Его брезгливо стряхивали с прилавков и вскоре раздавили. В финале выяснилось, что все это ему приснилось, от испуга герой фельетона устроился на работу и стал честным советским тружеником.
Борьба за строгую трудовую дисциплину усилилась в военные и в послевоенные годы.
Первая половина 1960-х, начало так называемой хрущевской оттепели, ознаменовалось новым витком борьбы за всеобщий труд.
Оттепель – оттепелью, а работать надо…
4 мая 1961 года Президиум Верховного Совета СССР на основании статьи 12 Конституции принял указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни».
Граждане, не работавшие в течение четырех месяцев в году, подлежали отныне уголовной ответственности.
– Конечно, были и откровенные перегибы. Под раздачу попадали и совсем невиновные люди – рассказывает ветеран внутренних дел РК Калихан Имантаев,
Взять хотя бы нашумевший открытый процесс над поэтом Иосифом Бродским, которого за «тунеядство» клеймили на всю страну.
Указ предоставлял широкое поле деятельности для обывателей, желавших «расправиться» с соседями, громко включавшими музыку, и так далее.
Привычным зрелищем было, когда домохозяйка высовывалась из окна и кричала соседу: «Вот я на тебя напишу в милицию, безработная шпана, стиляга!», а в ответ слышалось: «Сама трудоустройся, по тебе метла плачет!».
В итоге третий сосед звонил в милицию, чтобы забрали тех двоих.
– Были, причем в большом количестве, настоящие тунеядцы, которые стали кошмаром для своих жен и детей, они напивались, занимались рукоприкладством, с ними милиция поступала строго. Такие меры приносили плоды, считаю, что и сегодня они бы не помешали, – говорит ветеран полиции.
Короткий андроповский период ознаменовался еще одним витком борьбы за дисциплину.
На тропу борьбы с тунеядством вышли так называемые люди в красных повязках. Они в будние дни появлялись в магазинах, парках, кинотеатрах и других местах и допрашивали граждан, почему они не на работе.
– В день «улов» патрулей состоял из десятка человек, как правило, честных тружеников – врачей, медсестер, токарей, воспитательниц круглосуточных детских садов, отработавших смену и утром забежавших за молоком в магазин. Там они и были «пойманы», препровождены в милицию, допрошены и в конце концов отпущены, – поделился воспоминанием ветеран МВД.
Сегодня в законодательстве Казахстана не установлена норма, предусматривающая борьбу с тунеядством. Это противоречит рыночной модели развития экономики.
Принудительный труд допускается только по приговору суда либо в условиях чрезвычайного или военного положения.
Вместе с тем периодически представители общественных организаций выступают с предложением, чтобы на законодательном уровне ввести нормы об обязательном труде, тем более что в стране создаются механизмы по бесплатному профессиональному обучению, переподготовке кадров.
– Я считаю, что борьба за дисциплину – дело нужное, если она ведется грамотно, законно, – подчеркнул Калихан Имантаев, добавив, что у людей должно быть уважение к труду и порядку.
Юрий КАШТЕЛЮК