Два таланта и поклонники

Исполнилось 100 лет со дня рождения братьев Абдуллиных

18 01

Они родились в Усть-Каменогорске в семье простого рабочего-рудокопа. Но уже с детства было ясно, что мальчики наделены ярким вокальным талантом. Они пели, и это исполнение радовало окружающих.
Братьев Абдуллиных ждала очень успешная карьера. Лирический тенор Муслим и баритон Ришат стали основоположниками дуэтного пения в стране, были в числе первых солистов Театра оперы и балета – исполняли ведущие партии. Специально для них композиторы писали песни, а поклонники и поклонницы днями и ночами дежурили под их окнами.
Вчера в Театре оперы и балета имени Абая состоялся концерт памяти братьев Абдуллиных, участие в котором приняли потомки исполнителей, сын их сестры Камили – Алибек Днишев, сын Муслима – Сагнай Абдуллин и внучка Ришата – певица и актриса Карина Абдуллина. Солистка дуэта «Мюзикола» поделилась с нами своими воспоминаниями об именитых исполнителях.

18 02
– Как братьям Абдуллиным удалось совершить крутой поворот в своей судьбе и приехать на обучение из рабочей глубинки сначала в Алма-Ату, а затем и в Москву?
– Они действительно росли в тяжелых условиях. Работали, нужно было зарабатывать деньги, семья жила бедно, к тому же Ришат и Муслим рано лишились мамы. И материнские обязанности взяла на себя их сестра Камиля. Они почитали ее, относились к ней как к матери. Камиля прекрасно пела и первая поехала учиться в алма-атинский музыкальный техникум. Потом было решено обучить музыке Ришата и Муслима, но для поездки на учебу сразу двоих не было денег. Поэтому первым в Алма-Ату отправили «старшего» брата – Муслима, он появился на свет раньше Ришата на полчаса. А потом сестра привезла и «младшего».
– Братья сразу же поступили на вокальное отделение?
– Нет, сначала Муслим начал осваивать духовой инструмент – трубу, а потом перешел на вокальное отделение. Дед сразу стал учиться пению. Если не ошибаюсь, в 1935 году их заметили и направили учиться в студию при Московской консерватории в класс профессора Вишневского.
– У них не было соблазна остаться в Москве?
– Муслим Абдуллин даже пел в хоре имени Свешникова, где стал солистом, ему предлагали там остаться. Но после окончания учебы в студии при консерватории мой дед вернулся в Алма-Ату. Здесь открылся театр оперы и балета, где он стал солистом. И дядя Муслим отказался от заманчивого предложения. Он поехал за братом, ведь близнецы – необычные люди, между ними существует какая-то незримая связь, неразрывная нить. Эта связь была у них на протяжении всей жизни.
Муслим сказал, что не сможет быть на большом расстоянии от брата. Они вдвоем стали служить в нашем театре и посвятили ему всю свою жизнь. Ришат там проработал до последних дней, а Муслим ушел в «Казахконцерт», стал камерным певцом, а затем и возглавил его.
– Внешне братья были очень похожи, а как обстояло дело с характерами, они отличались?
– По характеру они были абсолютно разными. Один очень серьезный, неразговорчивый – это мой дед Ришат, а Муслим был очень веселый, много шутил. Но при этом, повторюсь, друг без друга они не могли.
– Жили они в одном доме?
– В первое время, когда обзавелись семьями, жили вместе. Их дети, несмотря на то что являются двоюродными братьями и сестрами, всегда говорят: мы родные, потому что мы дети близнецов.
А потом уже семьи жили в разных домах, но неподалеку.
Дедушка получил квартиру рядом с Оперным театром – на углу улиц Фурманова и Джамбула, а дядя Муслим жил в доме артистов – на Мира – Виноградова.
Но они всегда ходили друг к другу в гости.
Когда дедушка тяжело заболел и последние годы жизни провел прикованным к постели, не было ни дня, чтобы дядя Муслим не проведывал своего брата. Как за ним ухаживал, это нужно было видеть.
Дядя держался до тех пор, пока мой дед был жив, а потом тоже очень тяжело заболел. Он пережил Ришата на восемь лет, но когда не стало брата, прервалась эта незримая нить. Судьбы у них были очень похожими.
– Хотелось бы поговорить о вокальном творчестве братьев Абдуллиных. Насколько я знаю, в СССР на оперной сцене было принято исполнять партии не на языке оригинала, а на русском. Ришат и Муслим Абдуллины пели на иностранных языках?
– Они пели на русском, итальянском, татарском, безусловно, пели на казахском языке. Когда наше профессиональное вокальное искусство проходило этап становления, то практиковалось исполнение мировой классики не на языке оригинала, а на казахском языке. И я знаю, что мой дед исполнял партию Онегина на казахском языке, а также Демона в одноименной опере Антона Рубинштейна, Альфреда Жермона в «Травиате».
Дядя Муслим, уже будучи камерным певцом, исполнял очень большое количество русских романсов в переводе на казахский язык. Это и Чайковский, и Рахманинов, и Глинка, и Римский-Корсаков. Перевод на казахский язык делали для того, чтобы приобщать молодежь к мировому искусству. Думаю, что это была очень хорошая практика.
– Ришат был первым исполнителем партии Абая, как он готовился к созданию образа казахского поэта и просветителя?
– Он был первым оперным певцом в Казахстане и вообще на белом свете, воплотившим образ Абая на оперной сцене. В то время, когда писалось либретто оперы и на репетициях выбирали кандидатов на исполнение партии Абая, то в этом процессе участвовал сам Мухтар Ауэзов – автор романа «Путь Абая» и либретто к опере. Он остановил выбор на моем дедушке и лично для него вносил коррективы. Я знаю, что специально для Ришата Абдуллина шили костюм и разрабатывали грим в Большом театре в Москве. Гримеры и костюмеры учитывали один нюанс – братья Абдуллины по природе были сухопарыми, Абай же, судя по портретам, дошедшим до нашего времени, имел крупное телосложение. И для того чтобы из Ришата сделать Абая, потребовалось много усилий. Но работа получилась очень хорошей, костюмы были выполнены потрясающе. Есть много фотографий, запечатлевших Ришата Абдуллина в этом образе. Исполнял партию он непревзойденно, проникал пением в душу каждого слушателя, так же, как Абай, проникал своей поэзией в сердца людей.
– Они часто пели дуэтом…
– Этот дуэт был уникальным. Природа их одарила очень красивыми голосами. И поскольку они были близнецами, их голоса тембрально были очень похожи, сливались воедино. Но при этом у деда был баритон, а у дяди – тенор.
Они стали основоположниками не только оперного искусства в Казахстане, но и дуэтного пения.
Дуэтов братья Абдуллины исполнили очень много, на всех перечисленных выше языках. Казахские композиторы писали специально для них. Они были известны на весь Казахстан. Их знали в каждом городе, в каждом ауле, на каждом полустанке. Не было такого уголка в республике, где бы они ни побывали со своим концертом. Раньше концерты давались даже с грузовика – для сельчан, рабочих. Братьев в регионах до сих пор помнят. Когда я езжу с гастролями по Казахстану, то встречаю людей, которые были на концертах моих дедушек. Они говорят: мы знали братьев Абдуллиных, любили и ценили.
Это очень приятно.
– А каковы были их взаимоотношения с поклонниками?
– Как я уже отмечала, у них было огромное количество поклонников и прежде всего поклонниц. Бабушка мне рассказывала, что под окнами караулили девушки с цветами, корзинами, полными клубники, яблок. Они кричали: Ришат, Муслим, выйдите на балкон! А моя бабушка и супруга дяди Муслима были молодыми неопытными девушками и звали своих супругов, говорили: выйдите, пришли ваши поклонницы! В свою очередь братья были демократичны и вместе с тем деликатны, с большим уважением относились к своим поклонникам и поклонницам и достаточно близко с ними общались, насколько я знаю.
Когда они выступали в колхозах, то всегда были среди народа, останавливались в семьях простых людей. На джайляу жили в юрте у чабана.
– Музыкальная общественность чтит память о братьях Абдуллиных?
– Безусловно. В оперном театре есть музей, который был возрожден недавно. Среди экспонатов – концертные костюмы, партитуры, другие вещи, принадлежавшие моим дедушкам. Их портреты, выполненные маслом, представлены в фойе ГАТОБ вместе с портретами всех звезд театра.
– А чему вы научились у дедушек, что переняли у них в профессиональном плане?
– Я переняла самое главное – гены. Это то, чему невозможно научиться, и то, что не купишь ни за какие деньги. Я благодарна судьбе за то, что в моих жилах течет такая кровь. Они действительно были очень талантливыми людьми, эрудированными. Прежде всего я от них унаследовала голос, музыкальный талант, чувство юмора.
Юрий КАШТЕЛЮК