Единственная

В этом году наша страна отметит 90-летие народного художника Казахстана Гульфайрус Исмаиловой

9 001

«Слава, Женщина, Вам!
Что прекрасно для сердца,
Приятно для глаз...»
О. Сулейменов
Зрелость… Пора расцвета ярким пламенем всех лучших даров природы; пора цветения самых радужных надежд, сбывшихся и ожидаемых, самое доброе время года и прекрасная эпоха в жизни всего сущего. А если речь идет о человеке, и если человек этот – женщина? Одаренная природой щедро и мудро эта женщина гордо несет по жизни имя художника. Красота, женственность, нежность, заключенные в самом ее существе, удивительным образом гармонируют с решительностью, темпераментом, страстностью ее искусства живописца. Имя художника – Гульфайрус Мансуровна Исмаилова, народный художник Казахстана, обладательница множества почетных регалий, признанный автор произведений станковой и театральной живописи, киноактриса, художник кино, окруженная ореолом славы уже далеко за пределами родины.
Родилась она 15 декабря 1929 года в Алма-Ате. Тенистые аллеи карагачей, певучие струны пирамидальных тополей, свечки тянь-шаньских елей у подножия сверкающих вечными снегами вершин Заилийского Алатау, омываемых прозрачными звуками тишины… Вольный ветер, напоенный ароматом цветущих яблонь, теплый взгляд бабушки и ее проворные искусные руки мастерицы, доброе напутствие отца… Все осталось, сохранилось навсегда трепетно чистым воспоминанием детства – нелегкого, голодного, прошедшего в годы войны. Но и после окончания Алма-Атинского художественного училища, и позже, окончив Ленинградский институт имени Репина, будучи ученицей ведущих художников советской живописи, став автором больших станковых работ и оформив множество спектаклей в театре республики, создав и исполнив главные роли в кинофильмах, Гульфайрус сохраняет в себе все ту же трепетность и первозданность любви к природе, где рождаются самые мощные образы поэзии, музыки, искусства живописи. И потому не случайно, наверное, ассоциативно рождается эхо дальних и близких гор в ее галерее портретных образов, посвященных лучшим представителям казахской интеллигенции: «Портрет писателя М. Ауэзова», «Портрет художника А. Кастеева», «Портрет народной артистки КазССР Бибигуль Тулегеновой», «Портрет Шары Жиенкуловой», «Казахский вальс» и др.
Подобен вершине, сияющей, гордой, величественной, образ Мухтара Ауэзова, воплотившего лучшие черты народа в своих произведениях. Краски приглушенные, мягкие, словно светящиеся изнутри, напоминают пастель.
Велик талант и незабываемо имя первого казахстанского художника Абылхана Кастеева. И вот уже не хрупкий старец с обаятельным мягким характером, но непоколебимо убежденный в правоте своего дела, независимо и свободно держащий голову, возникает на фоне своего пейзажа казахской степи прославленный художник. Свеж, чист, ярок колорит холста, где монументальная, строго фронтально изображенная фигура модели излучает удивительную силу внутренней энергии, сдержанную экспрессию творца, мыслителя, народного таланта.
В струящемся потоке солнца само жизнелюбие, тепло, радость, в вихре танца кружится Шара Жиенкулова. И рождается вместе с танцем и название полотна – «Казахский вальс». Словно весь солнечный спектр опрокинут на палитру художницы, так ослепительна гамма лучащихся красок этого полотна.
Мажорное, лирическое звучание обрел образ Бибигуль Тулегеновой в одноименном портрете. Во всю горизонталь холста сверкает черным лаком рояль. Перед ним обращенная лицом к концертному залу, в котором находимся и мы с вами, стоит женщина, сияющая улыбка которой не оставляет сомнений в том, что высокие чистые звуки прекрасного голоса «казахского соловья» уже пролились в зал и буря оваций озарила радостью лицо певицы. Вот он, диалог актера и слушателя, мастера и зрителя, говорит полотно.
Отметим, что не одной лишь полнотой цветового звучания, глубиной и точностью запечатления образов интересных людей привлекает эта портретная галерея. Подкупает прежде всего увлеченность, если хотите, влюбленность художника в свою модель. Изучая каждую мелочь в ее облике, автор заставляет зрителя понять, сколь значимо, велико и прекрасно все в этом герое. И потому особо интересными выявляются портреты актеров казахской сцены («Портрет Куляш Байсеитовой в роли Кыз-Жибек», «Портрет народной артистки СССР Розы Джамановой в роли Ак-Токты в пьесе Г. Мусрепова «Трагедия поэта»), чьи имена стали классикой в постановках нацио-
нальной драмы, оперы и балета. Здесь каждая героиня предстает во всей полноте своей актерского дарования, в момент творческого перевоплощения на сцене. Творится «чудо театра», то есть рождается образ вдвойне сложный, но неповторимо единственный, облекающий модель в лишь ей свойственное искусство преображения в роли, образ, обогащенный условностью сценического изображения с его софитами, рампой, контрастами цвета театральных декораций. Конечно же, созданию этих образов предшествовал колоссальный труд помимо творческого азарта и вдохновения. Необходимо было великолепно знать, чувствовать внутреннюю сущность каждой своей модели, изучать литературу, освещающую драматические коллизии, в которые попадает героиня каждого спектакля, избрать из бессчетного множества поз и жестов, сопровождающих развитие театрального действа, одну-единственную, ту, которая станет основой образа. Наверное, и неудивительно поэтому, что со многими героями холстов Гульфайрус Исмаилову связывали узы долголетней дружбы. Дружбы творческой, активной, поскольку многие годы она работала театральным художником и деятельность ее в этой области весьма плодотворна. Достаточно лишь перечислить названия спектаклей, оформленных Исмаиловой на протяжении более полутора десятков лет в период работы главным художником Театра оперы и балета имени Абая. Это эскизы декораций и костюмов к опере Тулебаева «Биржан и Сара», к пьесе А. Сатаева «Ак бопе», к балету
В. Великанова «Камбар и Назым», к драме Г. Мусрепова «Козы-Корпеш и Баян-Сулу», к опере Е. Брусиловского «Ер-Таргын»,
С. Мухамеджанова «Жумбак-кыз»,
Д. Пуччини «Чио-Чио-Сан», Е. Рахмадиева «Алпамыс» и многим другим. Скупое, сухое перечисление названий, а какой за этим титанический труд, какая работоспособность, ярость, накал страстей, какая сложная жизнь артиста! Ведь именно артистом зовется человечеством преданный служитель искусства.
Здесь открывается новая грань творчества художницы. Артистизм ее натуры проявился не только в живописном творчестве. Она – автор интересных ролей в киноискусстве, создательница образа Тыгрены в фильме М. Донского «Алитет уходит в горы», Ботагоз в одноименном фильме
Е. Арона, матери главной героини в фильме «Кыз-Жибек». В последнем Гульфайрус Мансуровна выступает и как главный художник-постановщик фильма, за что была награждена дипломом V уровня Всесоюзного кинофестиваля «За лучшее художественное оформление».
Но вернемся к станковому искусству Исмаиловой. Из обилия созданных работ приковывает к себе внимание «Автопортрет» (1975 г.). Редкое мастерство отличает всю композицию: и четкий абрис фигуры, напряженно, на одно мгновение обернувшейся к нам, и серебрящийся воздух фона, и едва сдерживаемая экспрессия внутреннего порыва, и строгая атмосфера мастерской. Но прежде всего – лицо и руки. Зоркий, цепкий взгляд широко открытых глаз на правильном, поразительной красоты лице, сосредоточенном, одухотворенном, рождает ощущение неповторимости мига, того толчка вдохновения, с коего и начинается волшебство искусства. Длинные нервные пальцы сжимают кисть. Вот сейчас она дрогнет и коснется холста… Поэтичный, возвышенно строгий и прекрасный облик.
Художник, борец за мир, ласковая и требовательная мать, щедрый и взыскательный наставник молодежи… И вспоминаются слова В. Стасова о Ф. Шаляпине: «Все от бога, и все легко». Так у нас говорят об искусстве Гульфайрус Мансуровны Исмаиловой, радуясь и гордясь ее незаурядным дарованием.
Сауле Беккулова,
кандидат искусствоведения