Евгений Жуманов: «Я мечтал спеть партию Иуды в рок-опере»

В Алматы состоится премьера музыкального спектакля «Зовите меня Джордж», посвященного знаменитому американскому композитору и пианисту Джорджу Гершвину. Одну из главных ролей исполнит Евгений Жуманов. Для актера это первый выход на сцену после долгого перерыва.

11 001

- Вы не выходили к зрителям несколько лет. Находились в творческом отпуске?
– Можно и так сказать. Если мне память не изменяет, последний раз в качестве театрального актера я вышел на сцену театра «Жас сахна» четыре года назад. Тогда мы с моим другом и коллегой Сережей Погосяном вместе играли в спектакле «Косметика врага» по одноименному произведению австрийской писательницы Амели Нотомб. Конечно, был еще проект «Со-общение», но это уже не совсем театр, а точнее совсем не театр. Это скорее авторская программа. Потом настал момент, когда мне захотелось немного отстраниться от творческого процесса, поразмышлять.
– Чем вас так привлек проект, посвященный Джорджу Гершвину, что вы решили вновь выйти на сцену?
– Меня всегда интересовал формат музыкального театра. Я с удовольствием пою на сцене, если есть такая возможность. Принимал участие в различных постановках и вечерах, где читал стихотворения, пел романсы и бардовские песни на вечерах у Бориса Преображенского. Это все мне близко. Так что я был очень рад, когда известная джазовая певица Ирэн Аравина и режиссер Галина Пьянова пригласили меня в свой проект, посвященный Джорджу Гершвину. Тем более переговоры мы вели давно. Практически со всеми коллегами по спектаклю я знаком много лет. Например, с Чингизом Капиным мы впервые встретились еще на площадке сериала «Перекресток».
– Джордж Гершвин известен как автор многих джазовых композиций. А вы как относитесь к джазу?
– Я меломан, мне нравится любая музыка. Хотя профессионального музыкального образования у меня нет. Если не считать того, что в детстве я два года учился играть на виолончели, мучая и себя, и педагогов, и родителей. Я вытерпел, наверное, года два или три, а потом бросил, однако любовь к музыке, несмотря ни на что, осталась у меня на всю жизнь. К тому же у нас дома всегда звучали красивые мелодии. Папа коллекционировал пластинки, особенно любил оперу, а именно итальянских теноров.
И сегодня я люблю слушать музыку. Главное, чтобы она была качественная, и джаз не исключение. Не могу сказать, что я очень искушен в этой области, но классику джаза, к которой, несомненно, относится Джордж Гершвин, а также Элла Фицджеральд, Гленн Миллер и многие другие, знаю хорошо. Мне об этих людях рассказывать не надо.
Сейчас мы активно репетируем. Премьера спектакля «Зовите меня Джордж» состоится 30 апреля на сцене Государственного академического русского театра драмы имени Лермонтова.
– Будут ли другие проекты, в которых зрители смогут вас увидеть?
– Конечно, у меня есть планы, ведь театр – это моя жизнь. Однако говорить о чем-то конкретном пока рано. Не люблю загадывать.
– Многие творческие люди вообще очень суеверны. А вы?
– Не могу сказать, что я слепо верю в приметы. Общепринятые, вроде черной кошки, в основном всерьез не воспринимаю. Однако могу сам себе придумать примету и потом отчаянно в нее верить. Например, никогда не стригу волосы перед премьерой, в каком бы беспорядке они ни были. Совершенно не помню, почему родилась эта привычка, но свято ее соблюдаю.
Еще я не люблю заранее говорить о каких-то проектах, если не уверен ни в чем до конца. Однако это не из суеверия, а в силу особенности профессии. Начнешь мечтать, захочешь поделиться планами, и вдруг все сорвется.
– А вообще, по вашему мнению, мечтательность вредит актерам или помогает?
– Наверное, это хорошее качество, но у меня как-то никогда не было особых мечтаний по поводу ролей, которые хотелось бы воплотить. Существует клише, что актеры мечтают сыграть Гамлета, а вот лично я никогда не хотел. По моему мнению, Гамлет – не самый яркий образ, созданный Уильямом Шекспиром. Мне гораздо интереснее Отелло, хотя я уже перешагнул тот возрастной рубеж, когда его можно было сыграть. Теперь, наверное, осталось дождаться, когда я окончательно поседею, и можно будет перевоплотиться в короля Лира.
В принципе, за всю долгую актерскую жизнь у меня было два эпизода, когда я мечтал сыграть определенные роли, но оба раза не сложилось. Очень давно я безумно хотел воплотить на сцене образ Антона Чехова в спектакле в подвальчике у Бориса Преображенского, но был назначен другой актер. Я даже просил взять меня вторым составом, но мне отказали.
Была и другая мечта – пока был молод, очень хотел спеть партию Иуды в рок-опере. Это было мое самое несбыточное желание.
– А еще вы ведь хотели сыграть женщину…
– Эта моя мечта как раз исполнилась. Для меня это был своеобразный тест на профессионализм, который я обозначил сам себе. Был очень хороший материал, в котором была бенефисная женская роль. Я сам поставил этот спектакль, сыграл в нем. Так сложились звезды.
– У вас богатая и разнообразная театральная биография. Есть ли среди ролей наиболее знаковые для вас?
– Любимые они у меня все. Если не сможешь понять и полюбить своего героя, то и на сцене его воплотить не получится так, чтобы все поверили. Даже в самом последнем злодее надо постараться найти человечные черты. Так у меня было, когда я играл жестокого римского императора Калигулу. Я постарался понять и показать зрителям, почему он был таким. После спектакля одна женщина пробралась за кулисы, с абсолютно заплаканным лицом упала мне на грудь и сказала, что ей меня очень жаль. Это был лучший комплимент. Мой герой на сцене три часа убивал, топил, насиловал, и его же в итоге стало жаль. Значит, я все сделал правильно. Мне удалось показать на сцене сложную натуру, а не просто больного человека. Над такими образами работать интересно.
– А положительных героев играть скучно?
– В основном да. Ты всегда знаешь, что твой персонаж скажет, куда пойдет, как поступит. В нем не надо копаться, что-то кому-то доказывать. Все и так ясно. Так у меня было, когда я играл стража порядка в знаменитом сериале «Перекресток». Работа в этом проекте многое мне дала, этот опыт переоценить невозможно, но что касается именно моего героя, то его образ был скучным для меня. Я даже ходил за сценаристами и умолял, чтобы он взятку у кого-то попросил или жене хотя бы разок изменил. Чтобы с ним хоть что-то происходило! Но мне говорили: «Ты что, с ума сошел?! Твой герой – представитель власти, наш сериал выходит на государственном канале. Какие взятки и измены!»
– Одно время вы были художественным руководителем театра «Жас сахна». Не планируете открыть собственную площадку?
– Такого желания у меня нет. К тому же нельзя сказать, что «Жас сахна» была моей площадкой. Мне предложили стать художественным руководителем, и я согласился. Это был интересный опыт, но повторять его мне бы не хотелось. Я еще в армии понял, что не могу как подчиняться кому-то, так и руководить. Я не получаю удовольствия ни от того, ни от другого. Так зачем же делать то, что не нравится?
Елена СОКОЛОВА
Фото из личного архива Евгения Жуманова