Как много в этом звуке

Концерты органной музыки в Алматы собирают аншлаги

7 001

Заслуженный артист РК, кавалер ордена «Курмет», солист Казахской государственной филармонии имени Жамбыла Габит Несипбаев не только солирует на концертах, но и как музыковед ведет свои вечера органной музыки. Он находит неожиданные, яркие темы для общения с публикой. Вместе с исполнением произведений его рассказы о композиторах, эпохе, в которую они творили, помогают слушателям ближе познакомиться с органной культурой, прочувствовать эту музыку.
Для первой программы наступившего года, в которой по традиции маэстро выступит с лауреатом международных конкурсов Адилем Несипбаевым, выбрана тема творческой переклички Баха с другими композиторами – его современниками, в частности с Вивальди. Об этом, а также о том, как развивается органная музыка в Казахстане, мы поговорили с Габитом Несипбаевым.
– Как проходило общение Баха и Вивальди, ведь в жизни они никогда не встречались?
– Опираясь на биографические документы, можно предположить, что Бах был человеком очень любознательным, открытым ко всему новому. Поэтому он прекрасно знал музыку европейских композиторов, как своих предшественников, так и современников. Что же касается итальянской музыки, то думаю, что Бах просто не мог в нее не влюбиться. Сделаю небольшое историческое отступление. Большая популярность итальянской культуры, в частности музыки, в Европе того времени имела свои предпосылки. Эта музыка выросла на культуре Древнего Рима, а Римская империя, как известно, простиралась на огромной территории Азии, Африки, Европы. Таким образом, в Риме пересеклись музыкальные традиции разных концов света, смешивались с римской культурой, а Италии все это перешло по наследству. Дарование Вивальди, мастера оркестрового жанра, позволило итальянской музыке предстать во всем своем великолепии. Да, лично Бах и Вивальди не общались, но, как только в европейской музыкальной среде появлялись новые партитуры, они быстро переписывались и распространялись. Так произведения Вивальди попадали к Баху, который, повторюсь, следил за новинками.
– Бах черпал вдохновение в итальянской музыкальной культуре?
– Вероятно. Можно предположить, что в этой музыке немецкий композитор искал алмазы, которые после собственной композиторской огранки превращал в бриллианты. Для Баха эти музыкальные переложения были интересным экспериментом. Они помогали узнать технические возможности органа, выражали стремление передать оркестровую музыку посредством органа.
– Наряду с мировой классикой вы исполняете и отечественные произведения. Насколько высок интерес казахстанских композиторов к органу?
– Отечественные композиторы пишут для органа, но пока немного. Вместе с тем есть стремление пополнить казахстанской музыкой органный репертуар.
В моих планах – расширить композиторскую аудиторию, пишущую для органа. Я вынашиваю идею проведения семинара для композиторов, чтобы показать им возможности органа. Это в перспективе.
В числе немногих казахстанских композиторов, пишущих для органа, мэтр композиторской школы Куат Шильдебаев. Им написаны концерт для органа и камерная органная пьеса. Также для органа пишет аксакал композиторской школы Бакир Баяхунов. Замечательную органную музыку создал Жунус Жумабеков. Его произведение написано для хора и органа, я исполняю его в чисто органном варианте как в Казахстане, так и за рубежом. К слову, это сочинение он подарил папе Иоанну Павлу II во время его визита в Казахстан. И, конечно же, нужно отметить нашего зарубежного соотечественника Адиля Бестыбаева. Около 10 лет назад он представил в Казахской государственной филармонии имени Жамбыла органную симфонию «Жертвоприношение Тенгри». Это была мировая премьера.
– Насколько я знаю, вы тоже сочиняете произведения для органа, это переложение казахской народной музыки?
– Я экспериментирую, у меня есть органная композиция на тему Акана Серы, которая была исполнена несколько лет назад с молодежной электронной группой и детским хором, это произведение выложено в интернете.
– Какими качествами должен обладать исполнитель органной музыки, важна ли наряду с технической физическая подготовка?
– Нужно уделять большое внимание как технической, так и физической подготовке. Игра на органе требует больших физических затрат, необходимо постоянно быть в форме. Многие органисты занимаются спортом, бегом например. Если рассуждать о природных данных, то органист должен обладать очень хорошим слухом, потому что органная музыка – многоголосная, нужно слышать это многоголосье, уметь его контролировать, осознавать, чувствовать. Ну и, конечно, нужно постоянно заниматься, хорошая школа – это один из главных критериев в профессиональной подготовке.
– Расскажите, пожалуйста, о специалистах, которые занимаются профилактикой и ремонтом органа, есть ли у нас органные мастера?
– К счастью, есть. Это Аркадий Черкасов. Еще со времени обучения в консерватории он стал проявлять интерес к этой работе, мы поняли, что из Аркадия может вырасти очень хороший специалист, и начали его готовить.
Так и вышло – он вырос в прекрасного органного мастера, мы сотрудничаем с ним не один десяток лет. Он настраивает не только органы, но и фортепиано. К слову, быть фортепианным настройщиком – важное условие для хранителя органа, фортепиано – это основа основ.
В ведении Аркадия все городские органы – два больших в главных залах консерватории и филармонии, а также учебные – в органных классах консерватории. Органный мастер – уникальный, штучный специалист, на Западе этой профессии обучают в учебных заведениях, а у нас ее постигают на практике.
– Существует ли у вас обратная связь со слушателями?
– Да, существует, люди в личном общении и в социальных сетях высказывают свои впечатления – могу сказать, что равнодушных нет. На мой взгляд, алматинские слушатели открыты ко всему новому. Органные концерты проходят с аншлагами, думаю, это говорит о возрастающей популярности органной музыки.
Юрий КАШТЕЛЮК