Концерт для сопрано с оркестром

Береке Енкебаева – о репертуаре, романсе, актерском мастерстве и творческих тренингах

6 001

Солистка Государственного духового оркестра РК, коллектива Казахской государственной филармонии имени Жамбыла Береке Енкебаева получила музыкальное образование в Казахстане и Италии. В числе ее достижений – первые премии Международного конкурса вокалистов Бибигуль Тулегеновой, «Шабыт», «Очарование романса», а в конкурсе камерных вокалистов «Янтарный соловей» в Калининграде специально для певицы из Алматы была учреждена номинация «Приз зрительских симпатий», ранее не существовавшая в истории этого творческого смотра.
– Береке, расскажите, как строится работа солиста с духовым оркестром, от кого исходят идеи и формирование репертуара – от солиста, руководства оркестра или это совместный процесс?
– Идеи по формированию программы исходят от двух наших маэстро – Каната Ахметова и Александра Белякова. Они высказывают свои идеи, предлагают включить в репертуар то или иное произведение. После этого Канат Мугинович и Александр Викторович выслушивают мнение исполнителя, его пожелания. Мы вместе обсуждаем, в какой тональности удобнее было бы исполнить произведение, будет ли оно восприниматься слушателем в конкретной программе, если да, то в какой части концерта оно должно прозвучать. Вместе с тем оба дирижера всегда прислушиваются к идеям солистов, работа в оркестре строится на диалоге, взаимном уважении, это совместный творческий процесс.
– Ваш репертуар состоит из оперных партий, оперетты, мюзикла. Насколько сложно перестраиваться в течение концерта от одного музыкального жанра к другому?
– Это непросто. Конечно, руководство коллектива составляет программу таким образом, чтобы вокалистам было удобно. Как правило, в первой половине концерта мы исполняем классический репертуар, во второй – оперетту или эстрадные песни. Но иногда не получается сделать большой интервал между произведениями разной технической сложности – приходится подряд исполнять эстрадную песню, а затем классическую фиоритурную партию или наоборот, и здесь требуется быстро перестроиться. За время работы в коллективе я настолько подготовила свои связки к исполнению в концертной программе различных по вокальному жанру произведений, что переход от одного к другому, даже если в плане диапазона они кажутся разными, не составляет больших сложностей.
– Нужно ли вокалисту осваивать основы актерского мастерства? Что лично вам помогает вжиться в образ?
– Вокалисту обязательно нужно владеть основами актерского мастерства, это помогает воплотить на сцене творческий образ. Но самое главное – быть искренним, чтобы эмоции были подлинными, тогда произведение будет принято слушателем. И жесты, и взгляд помогают настроить свой голос и свои чувства на нужную волну, прочувствовать образ.
– Расскажите, пожалуйста, о вашем участии в конкурсе «Романсиада». Насколько этот конкурс помогает творческой карьере?
– «Романсиада» – мой любимый конкурс. Исполняя один и тот же романс много раз, находишь в нем все новые и новые драматические краски.
В 2002 году я получила Гран-при на казахстанской «Романсиаде» и приняла участие в финале, который проходил в Колонном зале Дома Союзов. С тех пор я очень прикипела к этому конкурсу, часто принимаю в нем участие как исполнитель, как почетный гость и член жюри. Наряду с русскими романсами организаторы часто просят меня исполнить «Булбул» Латифа Хамиди, и чтобы романс был понятен русскоязычной аудитории, мы решили совместить два романса в одном исполнении – «Булбул» и «Соловей» Александра Алябьева.
– Кто-то сказал, что романс, в особенности русский, по драматическому накалу напоминает спектакль в миниатюре. Вы согласны с этим?
– Определенно да, скажу даже больше – это маленькая опера, в этом уникальность романса. Иногда произведение длится три минуты, иногда пять, и за это короткое время слушатель вместе с исполнителем успевает пережить сложную гамму чувств, как в большой опере.
– Предлагают ли вам свои произведения современные композиторы?
– Предлагают много, и не только романсы. Полтора года назад я спела новый концерт для голоса с оркестром Юлии Лебедевой, думаю, что с этим концертом буду выступать не раз и в нашей стране, и за ее пределами, потому что организаторы гастролей просят включить его в программу. Предлагают казахстанские композиторы и свои новые романсы, и если произведение близко мне по духу, по голосовому диапазону, то я его принимаю, если нет – предлагаю авторам других исполнителей.
– Как повышают творческую квалификацию вокалисты в Казахстане? Проводят ли наши именитые исполнители мастер-классы или же без выезда за рубеж на стажировки не обойтись?
– Наши известные вокалисты проводят мастер-классы, уроки. Но все-таки без зарубежных стажировок не обойтись, это одно из важных условий повышения квалификации. В свое время благодаря одному из фондов я ездила на годичную стажировку в итальянский город Пезаро. Педагог, маэстро Марио Мелани учил меня тому, как разбираться в голосах, на что обращать внимание при исполнении произведения, давал другие важные советы. Мы занимались не только индивидуально, но и в группе, чтобы я могла слушать все советы и замечания. Кроме того, его ученики, в том числе и я, учились смотреть на свою специальность с разных ракурсов. Это очень помогало в повышении квалификации. Так, мы выступали в роли концертмейстеров. Например, я занимала место за роялем и аккомпанировала другому исполнителю, разбирала с ним его партию, при этом было не важно, какое у него амплуа – тенор, баритон, бас или сопрано, маэстро учил меня работать с разными голосами. Сегодня в своей педагогической работе я объединяю методики моего консерваторского педагога Сауле Гарифулловны Курмангалиевой и маэстро из Италии Марио Мелани, этот синтез школ способствует эффективному обучению казахстанских вокалистов.
– Расскажите о предстоящих концертах, чем порадуете алматинцев?
– Идей очень много, надеюсь, что в скором времени они начнут воплощаться. Впереди выступления с Государственным духовым оркестром РК, мои сольные проекты.

Юрий КАШТЕЛЮК
Фото предоставлено Береке Енкебаевой