Одна страна – одна судьба

Государственный республиканский академический корейский театр музыкальной комедии аншлагом открыл 88-й сезон

6 002И это неудивительно, ведь каждый третий представитель стотысячной корейской диаспоры Казахстана «корё сарам» проживает в культурной столице страны – Алматы.

Впрочем, интересные постановки и со вкусом подобранный репертуар давно и по праву снискали неизменный успех у театралов различных этногрупп. Вот и на сей раз у зрителей нет сомнений, новый театральный сезон обещает стать очень насыщенным, созвездие имен и блеск открытий.
Многообещающий сезон стартовал премьерой спектакля «Не стоит раскачивать дерево» Хан Дина. В психологической драме вновь поднимается вопрос объединения Северной и Южной Кореи, где по сюжету на границе между ними, на 38-й параллели, случайно во время сильного наводнения встречаются два корейца из этих стран. Помогая друг другу избежать смертельной опасности, они забираются на большое дерево, где выясняются их политические противоречия. После ссоры наступает перемирие, перерастающее в человеческую дружбу, которой способствует спасенная ими девушка. Основная мысль автора пьесы – объединение возможно, когда этого хотят люди.
Примечательно, что храм Мельпомены, расположенный в Алматы, до сих пор является единственным корейским театром за пределами Страны утренней свежести в статусе государственного. Как отметил заместитель председателя Алматинского корейского национального центра (АКНЦ), член научно-экспертной группы г. Алматы, доктор исторических наук и профессор Георгий Кан, театр был организован на Дальнем Востоке в 1932 году, в то время когда в самой Корее, являющейся колонией Японии, запрещали разговаривать на корейском языке, закрывались корейские школы и храмы. Но в 1937 году сама судьба написала трагичный сценарий для «корё сарам», подвергшихся насильственному перемещению с одного конца света на другой. Человеческие жертвы и сломанные судьбы исчислялись многими тысячами. Это стало подлинным бедствием для нескольких поколений. Эта была первая депортация целого народа, осуществленная карательными органами тоталитарного режима. В таких тяжелейших условиях надежной опорой для переселенцев были местные жители. Они помогали им обустроиться, пустить корни в незнакомую землю. Живя сами в бедноте, в постоянной нужде, казахи делились с новыми соседями самым последним – одеждой и пропитанием, теплом своих сердец. Так зародилась привязанность друг к другу, которая затем переросла в крепкую дружбу. Казахский народ радушно принял корейцев на своей земле и полюбил их за скромность, трудолюбие и миролюбие. Этого корейцы никогда не забывают и не забудут.
Сегодня корейская диаспора стала неотъемлемой частью многонационального Казахстана. Несмотря на миграцию некоторых народов республики в постсоветское время, диаспора осталась в Казахстане, который стал для нее новым домом, новой Родиной. И основополагающим фактором этому послужила беспрецедентная модель межнационального согласия, доктрина национального единства Казахстана, основанная на положениях Конституции, Закона «Об Ассамблее народа Казахстана» и других нормативно-правовых актов Республики Казахстан, а также нормах международного права в данной области.
– Казахстан всегда был сильным в этнополитике или национальной политике именно механизмами. Вот когда Союз распался, все провозгласили свои суверенитеты, избрали себе президентов и парламенты, никто не хотел быть ни монархией, ни другим типом кроме как передовыми парламентскими республиками. Но во всех этих разговорах слабым звеном оставались непродуманные механизмы. Недостаточно было в Конституции прописать «равенство всех независимо от этнического происхождения», данная формулировка есть практически во всех конституциях демократических государств, но не везде она работает, надо было создать механизмы. И вот у Казахстана, и это отмечают все и везде, есть реальный механизм, и это АНК, возглавляемая Елбасы. Когда Казахстан готовился председательствовать в ОБСЕ, я помню, приезжал верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств Кнут Воллебек, который сказал, что Казахстану для председательствования в ОБСЕ необходимо принять закон о нацменьшинствах, как, например, в Украине. На что Нурсултан Абишевич ответил, что у нас никаких меньшинств и большинств нет и если объявить сейчас такой закон, то мы априори ранжируем по правам «большинство», «меньшинство» и прочее. У нас установка одна – единый народ Казахстана. Не случайно в Европе наблюдается кризис мультикультурализма. У нас тоже мультикультурализм, но он имеет совершенно другую структуру, поэтому, когда мы писали доктрину национального единства, а я был членом рабочей группы, первую главу так и назвали «Одна страна – одна судьба». Вот с этого и начинается. В Европе как бы и что ни говорили, одна страна, но судьбы разные, – сказал Георгий Кан.
Наряду с этим замглавы АКНЦ подчеркнул важную значимость преемственности стратегического курса, невзирая на смену высшего руководства страны:
– Люди на протяжении 30 лет жили в одном режиме, и вдруг происходят такие изменения. Мы склонны любые изменения в жизни воспринимать драматически, потому что каждый начинает думать и беспокоиться о себе и своей жизни. Прежде всего о безопасности. И вот первое, что людей стало успокаивать, это ключевое слово «преемственность». Вот когда транзит власти вышел на конкретную прямую выборов главы государства, была обнародована программа нынешнего Президента Касым-Жомарта Токаева «Преемственность. Справедливость. Прогресс». Процесс преемственности достоин продолжения. В то же время следует понимать, что преемственность не подразумевает механическое повторение, данный процесс означает обязательное развитие – виток вверх и вперед, развитие той же самой ассамблеи, тех же этнокультурных объединений. Сегодня надо делать большие шаги вперед, прежде всего в социальном и экономическом развитии. Вы знаете прекрасно, что каждая община – это живой связующий мост в глобализации: турки с Турцией, немцы с Германией, корейцы с Кореей и так далее. И эти мосты должны работать в гуманитарном плане, технологическом, цифровом, – резюмировал Георгий Кан.

6 001
Саида АХМЕДОВА