Старый новый год

В календарном году множество разнообразных праздников – светских, религиозных, профессиональных, но есть один, который объединяет всех, – это Новый год, уютный праздник, собирающий за одним столом всю семью.

Праздник – дело верное
У нас всегда умели отмечать зимние праздники, делали это с чувством, с толком, с расстановкой. В городе Верном действовали собрания – клубы, членами которых были представители разных сословий. Военная элита вместе со своими семьями проводила время в Офицерском собрании – сейчас в этом здании, которое находится в парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев, находится музей музыкальных инструментов. Но стены этого терема до сих пор помнят звуки вальсов и звон бокалов, лица дам и барышень в нарядных платьях, их кавалеров в военных мундирах с иголочки.
Купеческое сословие собиралось в Коммерческом собрании. Здание это, находившееся в районе современных улиц Казыбек би и Кунаева, сегодня не сохранилось. Предприниматели начала прошлого века умели не только работать на все сто процентов, но и весело отдыхать. В собрании устраивались балы, маскарады, пышные застолья.
Купечество было классом передовым, и все модное мгновенно брало на вооружение, в том числе и новые кулинарные блюда. Среди них – салат оливье. Название он получил в честь своего создателя, шеф-повара Люсьена Оливье, державшего в Москве в начале 60-х годов XIX века ресторан парижской кухни «Эрмитаж».
Впервые рецепт салата был опубликован в журнале «Наша пища» № 6 за 31 марта 1894 года. Это периодическое издание пользовалось популярностью у дам, а найти его можно было в клубных библиотеках.
Сейчас в силу разных исторических и прочих причин мы существенно оптимизировали рецепт этого салата, а тогда он был довольно изысканным лакомством. В его состав помимо общеизвестных ингредиентов входили раковые шейки, паюсная икра, каперсы. Вместо колбасы использовалось мясо рябчика. Ну, и, разумеется, все это заливалось соусом «Провансаль».
Однако вернемся к местам, где горожане могли отдохнуть.
Существовал клуб для всех званий и сословий – Общественное собрание. В этом здании, по улице Пушкина, между Гоголя и Жибек жолы, теперь находится кукольный театр.
В начале ХХ века, купив билет, туда мог прийти на праздник каждый, более того, в Общественном собрании устраивались представления для детей из малоимущих семей, на собранные купеческим сословием деньги им дарили подарки.
Иными словами, не забывали никого.
Праздники тогда назывались не новогодними, а рождественскими. Новый год был второстепенным событием, а Рождество – главным, страна тогда жила не по григорианскому, а по юлианскому календарю, и Рождество Христово отмечалось 25 декабря.
Во второй половине тридцатых годов наша газета, которая, напомним, называлась тогда «Социалистическая Алма-Ата», опубликовала воспоминания горожанина по фамилии Иконников о том, как до революции праздновалось Рождество.
«Впервые рождественскую елку я увидел, когда учился в Верненском городском училище. Устроили ее в гражданском собрании для несостоятельных школьников на средства, собранные среди купцов. Тогда ведь дело обстояло так: у каждой школы был свой попечитель – богач, который или сам, или через своих доверенных жертвовал определенную сумму на поддержание школы», – вспоминал он.
Фамилии благотворителей были общеизвестными – Пугасов, Шахворостов, Габдулвалиев.
Суровые годы проходят
После 1917 года некоторое время рождественские праздники продолжали отмечаться наравне с революционными, а потом на них наложили табу. И только в 1935 году государственный и партийный деятель, соратник Сталина Павел Постышев через газету «Правда» обратился к руководству страны с предложением вернуть детям главный зимний праздник, только назвать его не Рождество, а Новый год.
«Итак, давайте организуем веселую встречу Нового года для детей, устроим хорошую советскую елку во всех городах и колхозах», – писал он в газете.
Предложение поддержали на самом высоком уровне.
31 декабря 1935 года было сделано первое в истории СССР новогоднее радиопоздравление, адресованное полярникам. Его передал председатель ЦИК СССР Михаил Калинин. Потом поздравление стало ежегодным и всесоюзным.
В декабре 1936 года газета «Социалистическая Алма-Ата» изобиловала информацией о том, как можно провести время на новогодние праздники.
Одна из заметок называлась «Где отдохнут школьники». А начиналась она так: «Пять дней осталось до Нового года. Через пять дней двери школ откроются лишь для того, чтобы впустить веселые ватаги ребят, спешащих на празднование елки. Тысячи детей пополнят залы кино, клубов, катки», – писала наша газета.
В материале была напечатана программа всех культурно-спортивных мероприятий города. Немаловажно отметить, что катки, горки, лыжные трассы были бесплатными.
А отличников учебы приглашали на праздник в городской Дом пионеров.
«…В 10 утра здесь будет проведена военизированная лыжная вылазка для учащихся старших классов», – сообщала «Социалистическая Алма-Ата». Но помимо военно-спортивных мероприятий на свежем воздухе ребят ждали традиционные хороводы вокруг елки и праздничные подарки.
Первая театральная ёлка
В 1945 году в нашем городе открылся Театр для детей и юношества. Его организатор, уже к тому времени широко известный в СССР театральный режиссер Наталия Сац уделяла большое внимание эстетическому воспитанию детей, поэтому новогодние утренники должны были не только развлекать, но и обучать.
Одна из первых актрис театра Евгения Василькова поделилась с «Вечеркой» воспоминаниями о том, как проходила первая новогодняя елка в ТЮЗе.
– Сценарий вместе с Наталией Ильиничной писал ее сын, заведующий литературной частью театра Адриан Розанов, – рассказала актриса.
Дети погружались в праздничную атмосферу, перешагнув порог театра.
– Буквально на каждом углу в фойе были выступления, актеры декламировали стихи, танцевали, дети подключались к играм. Был организован уголок, где ребята могли попить чай, угоститься пирожками. А для самых маленьких выделили отдельный зал, все было продумано до мелочей, – подчеркнула она.
Гвоздем представления был концерт, в котором участвовали не только драматические артисты, но и приглашенные исполнители из оперного театра.
Дети писали отклики на спектакли театра, так как они вызвали целую палитру впечатлений.
Новогодняя мишура
В Музее истории города Алматы есть коллекция новогодних елочных игрушек, в основном они были сделаны в 50–60-е годы прошлого века.
Индустрия по выпуску новогодних игрушек в довоенное время не получила широкого развития. Как уже отмечалось, это было связано с тем, что после революции празднование Рождества постепенно сошло на нет, и лишь в середине 1930-х новогодние праздники были возобновлены. Поэтому большая часть игрушек закупалась за рубежом. Вместе с тем и на территории СССР работал завод по выпуску новогодних украшений. Он действует до сих пор и имеет богатую историю. Это стеклодувное предприятие в районе города Клина, основанное еще по указу Меншикова в начале XVIII века.
Популярность праздника привела к восстановлению производства елочных украшений сперва как побочных производств на различных предприятиях, в том числе и на так называемых «почтовых ящиках», затем как самостоятельных производств. Пользовались успехом наборы елочных игрушек, произведенные в ГДР, их цена в 1980-е составляла порядка 10 рублей. На экспортных коробках было написано по-русски «С Новым годом!».
Как правило, в такой комплект входила и стеклянная красная звезда, которая должна была венчать елку. Кстати, рекомендация украшать елочную макушку звездой появилась в пособии о том, как отмечать Новый год в детских садах и в школах, оно было выпущено в тридцатые. С тех пор традиция закрепилась.
Елочные игрушки, как правило, отражали и продолжают отражать историю страны. Была выпущена целая серия в виде космических кораблей и искусственного спутника Земли, при Никите Хрущеве также выпускались игрушки в виде кукурузы.
Такие наборы елочных игрушек бережно хранятся на антресолях многих квартир, и достаются они в канун праздника.
Сегодня индустрия производства игрушек главным образом переместилась в Китай, и там делают новогодние украшения по заказу стран, в которые они поступают.
Например, у нас можно увидеть в продаже Деда Мороза с изображением Байтерека на его праздничном кафтане. Иными словами, как и раньше, новогодние игрушки продолжают отражать историю.

Праздничный стол
Главным атрибутом встречи Нового года был и остается праздничный стол. Нынешнему молодому поколению сегодня покажется странным, что были времена, когда в магазинах на прилавках не всегда можно было увидеть шампанское и докторскую колбасу – один из основных ингредиентов салата оливье. Что касается тихоокеанской селедки, то в 1980-е о ней и мечтать было нельзя, вместо нее в больших консервных банках, по внешнему виду напоминавших диски от штанги, продавалась сельдь иваси. Торговое название сельдь иваси получила благодаря внешнему сходству с сельдью и японскому названию «ма-иваси» (сардина). По вкусу она заметно уступала тихоокеанской сельди, но на безрыбье и иваси была рыбой.
Главным образом деликатесы в предпраздничные дни «выбрасывали» в продажу в ЦГ – гастрономе «Столичный», который успешно действует и поныне, с той лишь разницей, что сегодня на прилавках есть все… А тогда дефицит продавался со двора абсолютно официально. Просто если бы очередь за докторской колбасой выстроилась в торговом зале, то не хватило бы места, а во дворе было просторно.
Главное, чтобы костюмчик сидел
Разумеется, новогодний праздник был периодом, когда хозяйка и хозяин дома представали во всей красе.
Поскольку в советское время рыночной экономики не было и, следовательно, не существовало конкуренции, парикмахерских и ателье по пошиву одежды было мало. И если стояла задача сделать прическу к новогоднему празднику, нужно было записываться заранее, еще в конце ноября. В нашем городе образца 1970–1980-х котировалось несколько парикмахерских – на пересечении проспекта Ленина и Комсомольской, в гостинице «Алма-Ата» и по улице Фурманова между Шевченко и Калинина – эта парикмахерская располагалась в цокольном этаже жилого дома. В таких салонах работали мастера высокой квалификации, а прическа или стрижка стоила в два раза дороже, чем в обычной парикмахерской, они применяли дефицитную косметику и сушили волосы клиентов феном – тогда этот бытовой прибор был редкостью.
Мест, где сшить костюм или платье, было также немного, котировались два ателье: первое – по Коммунистическому проспекту выше ЦГ, не доходя до улицы Джамбула, второе – по Калинина между Панфилова и Фурманова. Но, даже если удавалось договориться с мастером, ткань нужно было нести свою.
Назад в будущее
Новогодний праздник – это в каком-то смысле «назад в будущее»: мы, как и раньше, достаем с антресолей раритетные новогодние игрушки, рассказываем детям о том, что на них изображено, довешиваем новые – современные новогодние украшения. Как и раньше, с нами новогодняя елка, правда, сегодня все больше искусственная, нежели настоящая. Мы собираемся за праздничным столом, приглашаем друзей, загадываем желания и, как дети, верим, что они исполнятся, а как же иначе, ведь в новогоднюю ночь происходят чудеса.

Юрий КАШТЕЛЮК
Фото Юрия ВЫБЛОВА
Материал подготовлен совместно с Национальной библиотекой РК и Музеем истории города Алматы