Возвращение «Турксиба»

Недавно «Турксиб» перевели на казахский язык, а композитор Куат Шильдебаев написал к нему музыку

18 002

В 1929 году режиссер Виктор Турин снял фильм «Турксиб», который сегодня признан классикой советской документалистики и является первым сохранившимся кино, снятым на территории Казахстана. Недавно «Турксиб» перевели на казахский язык, а композитор Куат Шильдебаев написал к нему музыку. Фильм продемонстрировали в ГАТОБ имени Абая, где саундтрек звучал в живом исполнении оркестра «Камерата Казахстана» и музыкантов-народников.

Для создания этого проекта было задействовано три элемента, каждый из которых достоин отдельного внимания: во-первых, уникальное кино, во-вторых, музыка Куата Шильдебаева, в-третьих, живое аутентичное звучание казахских национальных инструментов в сочетании с классическим камерным оркестром «Камерата Казахстана». Солистами выступили Максат Медеубек (кобыз), Жалгасбек Илес (дудук), Адильжан Толыкпаев (клавиши, домбра), Марат Ахмеджанов (ударные, перкуссии), Азамат Бакия (сазсырнай, сыбызгы).
Проект был осуществлен в рамках второго международного фестиваля камерной музыки Camerata Music Fest при поддержке мецената Маргулана Сисенбаева, фонда «Алмалы Жумак» и акимата города Алматы.
Фильм запечатлел одну из первых советских монументальных строек – стройку железнодорожной магистрали, соединившей Среднюю Азию и Сибирь – и оказал большое влияние на американских и британских документалистов. На Западе картину высоко ценили за модернистскую технику и уникальность визуального материала. Но фильм был запрещен на территории Советского Союза, потому что оказался недостаточно пропагандистским. Проблему советские кинокритики видели в поэтичности картины, в излишней образности и художественном подходе к идеологически важной теме.
Виктор Турин долгое время работал в Голливуде и находился под влиянием жанрового кино. Он противостоял тенденциям советской документалистики своей эпохи. Поэтому «Турксиб» получился импрессионистским и полным ярких образов: скульптурной красоты азиатских пустынь, крупных планов жителей степи, их сложного быта и безмолвных гор.
Драматичный переломный момент наступает с приходом машин, технологий и использованием приемов конструктивизма, стоп-моушн и анимации. Кульминация этого приема – легендарные кадры едущего поезда и мчащихся вслед на конях и верблюдах кочевников.
Сегодня фильм воспринимается как пример советского документального авангарда и бесконечной веры в победу человека над природой. Эта лента важна тем, что в ней показаны первые кадры жизни нашего региона, возможность увидеть подлинный быт, лица и ландшафт Казахстана начала ХХ века.
Идея показа фильма «Турксиб» в Казахстане принадлежит Наргиз Шукеновой. В результате долгих поисков она наткнулась на его следы в архивах Великобритании. Оказалось, что в 90-х годах фильм выкупил Британский институт кино. Англичане проделали титаническую работу, восстановив его кадр за кадром. Таким образом, мы потеряли права на этот фильм, а в мире его признали классикой мирового документального кино. «Турксиб» изначально задумывался как немое кино, проблема была в том, что музыка, которую подобрали англичане, не отвечала духу времени, она отражала колониальные юго-восточные мотивы, и тогда авторы проекта обратились к выдающемуся казахстанскому композитору Куату Шильдебаеву, который написал яркий и самобытный саундтрек.
На просьбу рассказать, как Наргиз узнала о фильме «Турксиб» и как у нее возникла идея осуществить этот проект, она ответила:
– Я кинопродюсер, окончила ВГИК, и мне всегда была интересна хроника, документальное кино. Мне было интересно узнать, какой фильм был впервые снят на территории Казахстана, оказалось, что это «Джут», который считается утерянным, его нет ни в одном архиве, ни в одной фильмотеке. Поэтому самым знаменитым фильмом, снятым на территории Казахстана, является «Турксиб», и нам посчастливилось найти копию этого фильма. Мы перевели его на казахский язык, потому что парадоксально, что он снят на территории Казахстана, но у него нет ни казахской музыки, ни казахского языка. Он был создан с русскими субтитрами. Символично, что фильм возвращается туда, где были сделаны кадры. Впервые мы показали этот проект в 2016 году в рамках кинофестиваля авторского кино «Клик», продюсером которого являюсь я. На мой взгляд, самым универсальным языком являются язык изображения, то есть кино, и музыка.
– Как возникло сотрудничество с Куатом Шильдебаевым?
– С Куатом Шильдебаевым меня объединяет долгая дружба, потому что он автор песен, которые исполнял мой дядя (Батырхан Шукенов. – Прим. авт.). Он мастер своего дела, наш классик и современник в одном лице, поэтому работать с ним – одно удовольствие. Мне кажется, только Куат Шильдебаев может прочувствовать такой объемный материал, потому что написать музыку продолжительностью 80 минут – это дело большого профессионализма, ума, работы души. Плюс он очень хорошо чувствует фольклор, а «Турксиб» – это сочетание народных инструментов, камерного оркестра и очень современных звучаний.
– Пригласить «Камерату Казахстана» в этот проект – ваша идея или автора музыки?
– Это было его пожелание, и у нас никогда не вызывало сомнений, что это должна быть «Камерата Казахстана», потому что, бесспорно, это один из лучших коллективов нашей страны. Более того, дирижер Павел Тарасевич очень внимательно и скрупулезно работал с солистами, им была проделана масштабная работа. Должен быть большой профессионализм и возможность чувствовать материал, и Павел нам здорово помог. «Турксиб» стал для нас крупным экспериментом, с которым мы вышли за рамки того, что обычно делаем. Обычно мы находим нишу в независимом кино и работаем с ограниченным количеством людей, которые понимают, что такое авторское кино. А этот проект для нас более народный, масштабный, он осуществлен на большой сцене с одним из лучших оркестров в Казахстане, для нас это совершенно новый уровень.
– Я смотрел этот фильм с английской музыкой, – рассказывает о процессе создания саундтрека Куат Шильдебаев. – Мне, честно говоря, потом было трудно переключиться. Помогло то, что продюсеры взяли ранее написанные мною треки и подложили под эпизод, и оно как-то хорошо легло, что мне понравилось. Я сразу понял, в каком ключе надо работать. У меня все это ассоциировалось с таперами (пианистами, которые своей игрой сопровождали показы немого кино. – Прим. авт.), потом – с музыкой Шостаковича почему-то, с «Броненосцем «Потемкин». Вначале трудно было найти ключ к стилю, к музыкальному языку. Но у меня большой опыт работы в кино, и я попробовал соединить академический струнный оркестр с нашими народными инструментами. Я писал ноты вручную, а мой молодой помощник – композитор Адильжан Толыкпаев набирал ноты на компьютере и распечатывал их, еще он мне помог с аранжировкой. Помощник был мне необходим, потому что я не успевал – сроки сжатые. Мне еще повезло в том, что музыканты-народники оказались очень гибкие, я их подбирал буквально каждого под этот проект. Это коллективная работа – дирижера, звукорежиссера, композитора, народников, оркестра, они настолько были со мной солидарны, поэтому проект получился удачный.

18 001
Индира САТБАЕВА
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА