Время премьер

Казахский государственный академический театр оперы и балета имени Абая открыл новый сезон

18 001

Казахский государственный академический театр оперы и балета имени Абая открыл новый сезон. По счету он 83-й. ГАТОБ планирует выпустить три новых спектакля – два балета и одну оперу. Всего же в репертуаре старейшего в стране театра оперы и балета порядка 50 спектаклей, это мировая и отечественная классика, современная хореография. Подробнее о том, чем сегодня живет ГАТОБ, мы поговорили с директором и художес­твен­ным руководи­телем театра заслуженным деятелем РК Аскаром Бурибаевым.

18 002

– Чем театр порадует в этом году?
– Мы представим три премьеры – это обновленная версия балета Петра Ильича Чайковского «Лебединое озеро» и «Коппелия» Лео Делиба – постановку этого балета мы покажем в мае. 25-летию Республики Казахстан мы посвящаем новую постановку оперы Газизы Ахметовны Жубановой «Енлик – Кебек». То есть мы сохраняем очень хорошую пропорцию между западноевропейским, русским и отечественным классическим материалом.
Думаю, что все эти премьеры будут очень интересными. Над «Лебединым озером» работают наш хореограф Гульжан Туткибаева и сценограф Вячеслав Окунев. Оперу «Енлик – Кебек» поставили режиссер Ляйлим Имангазина и художник из Петербурга Константин Новиков.
– Вы на днях вернулись с гастролей по Греции. Как театр принимали на земле Эллады?
– Программа гастролей была разнообразной. Театр представил балет «Легенды Великой степи» на музыку казахстанских композиторов в постановке Гульжан Туткибаевой. Балет произвел на греческую публику очень большое впечатление. Спектакль состоялся в Афинах, в одном из лучших театров Греции – «Паллас», так же мы там показали «Шехерезаду» Римского-Корсакова.
В городе Патры на острове Пелопоннес состоялся гала-концерт, выступили солисты ГАТОБ. В их числе наши корифеи – Жамиля Баспакова, Гульзат Даурбаева, Талгат Кузенбаев. Порадовала и молодежь – Нуржан Бажекенов, Оксана Давыденко, Олег Татамиров.
Гастроли – это очень ответственное мероприятие, «лакмусовая бумажка», позволяющая проверить себя на другом зрителе. Алматинский зритель нас любит, прощает ошибки, а за рубежом – нет. Поэтому приятно, что театр получил очень хорошие отклики специалистов, журналистов. В итоге нас пригласили на следующий год, в Греции очень хотят услышать оперу в исполнении артистов ГАТОБ. Это очень приятно, так как Греция – колыбель искусств. Я думаю, что поездка в эту страну вдохновит артистов на более интересную и плодотворную работу в театре.
Также в планах на будущий год гастроли в Италию.
У театра большие возможности и большой потенциал.
– С театром работает сценограф из Петербурга Вячеслав Окунев. Это приглашенный специалист, воспитывает ли театр собственные кадры в сценографии?
– Мы приглашаем на стажировку молодых сценографов, чтобы они поучились у Окунева, у наших художников старшего поколения.
Безусловно, нам нужны отечественные художники-постановщики. Тема подготовки кадров в сценографии волнует все театры нашей страны. Поэтому нам нужно очень серьезно поставить вопрос о воспитании художников.
Вячеслав Окунев готов учить ребят из Алматы, он говорит: пришлите, я буду учить в Петербурге. И этим, безусловно, надо заняться.
К сожалению, нас не всегда устраивает работа наших молодых сценографов ни по качеству, ни по творческому замыслу, ни по каким-то другим параметрам. Кто такой художник-сценограф? Это не просто человек, который делает эскиз, наброски для спектакля. Он должен просчитать все параметры спектакля, буквально по сантиметрам, знать, из какого материала изготовить декорацию, какой использовать металл, ткань, драпировки и так далее. Он должен досконально знать весь художественный процесс. Это производственник, повторюсь, таких специалистов у нас очень мало.
Вместе с тем от добра добра не ищут, у нас очень хорошее сотрудничество со Славой Окуневым, мы в нем не сомневаемся как в профессионале. Это первое, второе – он довольствуется теми гонорарами, которые мы имеем возможность заплатить, не требует от нас того, что он получает в других театрах. С ним нам повезло – Окунев очень одаренный мастер, востребованный во многих театрах, по всему миру. Можно сказать, что он наш штатный сотрудник – главный приглашенный художник ГАТОБ.
– В Астане открылась Национальная академия хореографии, с прекрасными условиями. Будет ли она готовить кадры для ГАТОБ?
– Академия принесет нам пользу, потому что училище имени Селезнева не справляется с планом по выпуску артистов. Сейчас ситуация такая, что после выпускных спектаклей Селезневки молодых специалистов расхватывают все имеющиеся хореографические коллективы, поэтому мы, что называется, с закрытыми глазами берем всех. С появлением академии увеличится количество выпускников, и у нас будет больше возможностей для качественного выбора.
Мы очень рады открытию академии, это уникальное учебное заведение. Таких условий, как там, нет нигде в мире. Начало работы этого учебного заведения станет дополнительным стимулом к дальнейшему развитию хореографического искусства страны. Мы получим очень много специалистов. Будем ждать приплод.
– Планирует ли театр делать видеоверсии спектаклей и выкладывать их в Интернет или распространять на дисках?
– Я был вице-министром культуры и информации, у нашего ведомства имелся определенный ресурс. Тогда по поручению министра я обратился в один из крупнейших телеканалов, и в стенах ГАТОБ было снято 20 спектаклей. Вместе с тем это очень трудоемкий процесс. Мы зависим от телеканалов, имеющих передвижные телевизионные станции (ПТС) – дорогостоящее оборудование. Кроме вопроса, связанного с дороговизной оборудования, я о нем еще скажу, но есть и другой вопрос – качество съемки. Здесь нужен высокопрофессиональный режиссер, который снимает самое интересное, например, эффектные па, а не то, как десятая скрипка переворачивает нотные страницы.
Конечно, мы хотим выпускать диски с записями. Вот Валерий Абисалович Гергиев, глава Мариинского театра, приобрел две передвижные телевизионные станции. Это оборудование позволяет оперативно производить диски с записями спектаклей. Но одна такая станция стоит 20 миллионов долларов. Ему помогли приобрести это оборудование меценаты. Если бы у меня была возможность купить такой автобус, то, конечно, мы бы занялись производством дисков, потому что у нас есть очень хорошие спектакли.
– Какие социальные условия предоставляет театр для артистов? Имеет ли шанс артист получить квартиру?
– То, что нам предоставляет акимат в рамках своего жилого фонда, мы берем. Кроме того, театр снимает на свои заработанные средства квартиры для молодых артистов, доплачивает им проценты к зарплате. По возможности мы помогаем нашему творческому коллективу. Изыскиваем средства.
Надо найти 40 миллионов долларов и построить малосемейное жилье для наших исполнителей.
– Испытывает ли театр дефицит голосов?
– Были сложности с басами, но в этом году постараемся их решить. Мы пригласили двух исполнителей, выпускников консерватории. Вместе с тем нам нужны низкие баритоны, которые бы справились с партией Жиренше в опере «Абай». Нам нужна смена драматических сопрано, у нас поет Гульзат Даурбаева – великолепное драматическое сопрано, но второго такого голоса у театра нет, и надеемся, что он будет. В ГАТОБ появляются молодые исполнители, мы следим за тем, чтобы их голосовые возможности последовательно расширялись.
– Будет ли в нашем театре развиваться модерн, который сегодня в мире стал частью высокого искусства?
– Наряду с классикой в театре развивается и современная хореография, например, Борис Эйфман поставил на нашей сцене «Красную Жизель» и «Анну Каренину». Хореография Эйфмана – феномен. Это новые движения. После исполнения партий в этих балетах нашим артистам трудно перейти на классику, потому что там работают другие мышцы. Перейти с одной эстетики на другую не так просто. Вместе с тем эти два балета уникальны, и мы думаем, что у них будет долгая жизнь. Уникальна и наша постановка «Легенды Великой степи». В ней элементы классического балета сочетаются с казахским танцем. Спектакль поставлен на музыку Газизы Жубановой, Тлеса Кажгалиева и других именитых отечественных композиторов.
Юрий КАШТЕЛЮК
Фото Юрия ВЫБЛОВА