Франшиза: правила съёма

Бизнес города, как это работает

Алматинские предприниматели все увереннее инвестируют в покупку иностранной франшизы, приводя в Казахстан успешные, зарекомендовавшие себя в мире бизнес-проекты. Что это: западная мода или «аренда» раскрученного бренда действительно выгоднее постройки бизнеса с нуля?

В преимуществах игры по чужим правилам «Вечерка» разбиралась вместе с президентом Казахстанской ассоциации франчайзинга, модератором Eurasian Franchise Forum Expo-2016 Бекнуром Кисиковым.
7 Бекнур Кисиков 2– Мы все ежедневно сталкиваемся с франшизой, будь то покупки в магазинах или обед в сети фастфуда. Сегодня больше половины казахстанских бизнес-проектов, открытых по франшизе, берут истоки из Алматы и только потом выходят на регионы. С чего началась история казахстанского франчайзинга?
– Первая франшиза пришла в Казахстан с открытием завода мирового гиганта Coca-Cola в 1994 году, бренд появился через турецких партнеров. Тогда в нашей стране впервые начали производить напитки под этой маркой. Следующими стали представители гостиничного бизнеса – отель «Анкара», гостиница «Рахат Палас», в общепите появилось первое кафе-мороженое знаменитой сети Baskin Robbins. Знаменательным стал и 2002 год, когда вступил в силу закон, давший регуляционную основу франчайзингу на территории республики. В том же году была создана Казахстанская ассоциация франчайзинга. На сегодняшний день в стране насчитывается 450 франчайзинговых систем, из которых 55 процентов базируется в Алматы.
Интерес к такой модели, когда ты покупаешь устоявшийся бизнес с уже апробированной технологией, растет из года в год. Правда, в отличие от бизнесменов из других стран наших интересует исключительно покупка чужого бренда, хотя франчайзинг не обязательно должен ассоциироваться с чем-то западным. Имея свой бизнес, наши предприниматели сами могли бы стать франчайзерами и экспортировать лицензии за рубеж. Положительные примеры есть, но их немного: марка детской одежды казахстанского производства Mimioriki, сеть Red Dragon, «Сункар». В 1996 году мы увидели первый пример экспорта франшизы за границу казахстанским предприятием – компания «Транссистема» продала лицензию в Кыргызстан.
– На ваш взгляд, почему МСБ не привлекает роль экспортеров франшизы?
– Слабый интерес, я считаю, обусловлен неуверенностью предпринимателей в своих силах, в том, что их предприятия заслуживают быть франшизированными. У нас в целом низкий уровень предпринимательского патриотизма – мы не доверяем своим товарам, своим услугам, своим технологиям. Отчасти, может, это и верно, поскольку наша экономика все-таки не на таком уровне развития, как в западных странах. Но тем не менее на сегодняшнем этапе у нас достаточно сильные предприятия, которые вполне смогут создавать хорошую франшизу. Они недооценивают собственный потенциал.
– В каком состоянии сегодня находится национальный франчайзинг, с какими проблемами сталкиваются импортеры иностранных брендов?
– Прежде всего у нас сложности с географической удаленностью от ключевых центров. Мы находимся далеко от западных, тихоокеанских центров развития торговли. Из-за трудностей с доставкой не все бренды хотят приезжать. Во-вторых, поскольку расстояние между городами внушительное, рынок неплотный, рыхлый. Речь идет также о нехватке кадров, о низком уровне знаний основ франчайзинга. Сюда же я бы отнес и городскую инфраструктуру, построенную без учета торговых площадей. Предпринимателям приходится выкупать первые этажи, выводить их из жилого фонда, а это дополнительная головная боль.
– Титульный бренд Coca-Cola, как мы знаем, сам по себе стоит дороже физических активов компании. Гарантирует ли успех одно только громкое имя?
– Во франчайзинге важнее всего цена самого бренда, и вы правы – здесь уместно вновь вспомнить Coca-Cola. Стоимость нематериального актива марки достигает 96 процентов от общей стоимости всего, что связано с брендом – представляете?! Это 57-58 миллиардов долларов США от 60. Люди платят именно за марку. Почему каждый хотел бы купить McDonald’s? Да потому, что это культовый бренд. Приобретают не ресторан, а возможность работать под знаменитой маркой. Взять тот же Starbucks, Burger King или любое другое имя глобального масштаба. Но один только бренд еще не дает никаких гарантий, не обещает быстрой прибыли. Во франчайзинге, как и в любом другом бизнесе, нужно работать, нужно уметь адаптировать импортированное дело к местному рынку. Если идея стоящая и бизнесмен готов работать, то в 80-90 процентах случаев франшиза выживет. К слову, если 80-90 процентов чистых стартапов, не связанных с франшизой, через пять лет погибают, то 80 процентов франчайзинговых проектов успешно реализуются и процветают.
– Почему тогда легендарный McDonald’s алматинцам привезли только летом этого года, а не раньше? Неужели бизнес сомневался?
– Этот вопрос волнует и меня, если честно. Но нужно понимать, что McDonald’s – это большие поставки с одного завода, находящегося в определенном регионе. Возможно, было тяжело поставлять продукцию в Казахстан. Сейчас, насколько мне известно, около 85 процентов продукции бренда выращивается в России, а это значительно облегчает логистическую задачу. Возможно, это и сподвигло на открытие представительства мирового лидера быстрого обслуживания.
– Как строится и работает бизнес по франчайзингу и благодаря каким дивидендам выигрывают обе стороны сделки о купле-продаже франшизы? Почему бизнес-план по готовому шаблону считается выгодным даже в кризис?
– Свои трудности в соблюдении правил и стандартов есть везде, но франчайзинг привлекательнее тем, что предприниматель покупает уже устоявшийся бизнес. Чем открывать свою кофейню, которую никто не знает, и вкладываться в ее раскрутку, лучше стать представителем известной марки. Большую часть вещей познаешь на практике, но чем набивать годами шишки и тратить все больше и больше средств, проще купить уже готовую технологию, испытанную годами, и просто запустить ее на линию. Платежи, которые перечисляют предприниматели за право пользования франшизой, – так называемые роялти, которые могут быть фиксированной ставкой или же процентом с продаж, я считаю, совсем небольшая цена за полученный опыт. Он стоит очень дорого.
Франчайзинг предстает в выгодном свете всегда, и особенно в сложной экономической обстановке. Именно во время кризиса требуются инвестиции, или «длинные» деньги, и предприниматель находит инвесторов как раз через франчайзинг. Но каждый бизнес-проект индивидуален, и всех их надо рассматривать в частном порядке.
Преимущества от франчайзингового бизнеса двусторонние – как для франчайзера – компании-владельца, так и для франчайзи – покупателя. Первый получает быстрое расширение бизнеса при минимуме затрат, рисков и при постоянном доходе. Для того же, кто покупает франшизу, это быстрое и эффективное начало бизнеса. При этом франчайзи хоть и становится обладателем собственного бизнеса, он не остается один на один с проблемами и рисками. Более того, покупатель получает профессиональную поддержку от головной компании, предотвращая принятие решений, способных подпортить репутацию. Представительству всем помогут – и тренингами, и подбором персонала. Еще один плюс – минимальные траты на рекламу.
– Но раз имидж – все, то с поддержкой наверняка рука об руку идет и тотальный контроль?
– Безусловно. Удар по имиджу, репутации может обойтись компании очень дорого. Не исключено, что в некоторых случаях предусмотрены неустойки, штрафные санкции, возможно, могут и вовсе франшизу отобрать. Отзывы потребителей в соцсетях о качестве товара или услуг, которые предоставляет компания, думаю, тоже не остаются без внимания.
– Если предприниматель желает открыть бизнес по франшизе с нуля, каков алгоритм его действий?
– Для начала нужно понять, чего именно вы хотите, и определиться с направлением. Я считаю, что своя ниша есть в каждом сегменте, но, безусловно, самая распространенная и удобная сфера – это общепит, поскольку питаться люди будут всегда. Удобная – в отношении скорости запуска. Если выделять ТОП-5 самых распространенных областей казахстанского франчайзинга, то вслед за общепитом идут одежда, обувь, парфюмерия и сфера услуг. Но нужно обдумать и подпункты. Сегодня выгоднее включаться в масс-маркет, в то, что дает небольшую наценку, но больший оборот. В условиях кризиса мы должны учиться работать именно на него, нежели на что-то эксклюзивное, и целыми днями просиживать в ожидании клиента.
– Какие франшизы в Казахстане потерпели крах и что делает франчайзинговая ассоциация для поддержки предпринимателей?
– Банкротство во франшизе происходит в десяти процентах случаев, и это нормально. Это так называемые неумные проекты. я прогнозировал их закрытие, когда они только заходили на рынок. Ушли пивной бренд «Тинькофф», сеть супермаркетов «Копейка» – нельзя франшизу на такие кредиты оформлять, я считаю. Особенно трудно стало работать с иностранными франшизами, когда произошла девальвация.
Национальная ассоциация старается всесторонне поддерживать отечественных импортеров и экспортеров франшизы. Проводим форумы, выставки, предоставляем бесплатные первичные консультации, поднимаем уровень знаний, но только лишь своими силами охватить всех и сделать это оперативно очень сложно. Нас никто не спонсирует, поэтому поддержка государства помогла бы решить многие вопросы. Государству, к слову, это будет выгодно, поскольку франчайзинг – это транспарентный бизнес, чистый и прозрачный. Плюс в этом году фондом «Даму» впервые запущена спецпрограмма по поддержке бизнес-проектов, реализующихся по модели франшизы. Такого серьезного не было никогда.
Казахстанским предпринимателям помогут купить франшизу

Мирас Бейсембаев, заместитель председателя правления АО «Фонд развития предпринимательства «Даму»
7 Мирас Бейсембаев– В мае этого года фондом «Даму» впервые запущена спецпрограмма по поддержке франчайзинговых бизнес-проектов. Необходимость ее создания назрела в связи с большим количеством заявок, поступавших от банков. Финансирование по программе получили уже 11 проектов в различных отраслях, в том числе E-media и общепит. Главная особенность программы заключается в отсутствии отраслевого направления, то есть потенциально получить кредитование может франшиза из любой отрасли экономики.
Фонд предоставляет средства на финансирование стартового бизнеса и новых направлений действующего бизнеса. Условия следующие: максимальный лимит по объему средств на одного заемщика не должен превышать 80 миллионов тенге со сроком не более чем на 7 лет, номинальная ставка вознаграждения – не более 14,65 процента годовых. Это главные условия фонда, дополнительные требования выставляют сами банки по своим внутренним процедурным документам. На данный момент в программе участвуют два банка – «РБК» и «Банк Астаны», в каждом из них с запуском программы были размещены средства по 250 миллионов тенге. Работу по взаимодействию с банками сейчас продолжаем, ждем заявок.
По участию во франчайзинговой программе необходимо напрямую обращаться в два указанных банка.
Как алматинцев к корейскому кофе приучили

Алишер Еликбаев, генеральный директор сети кофеен Angel-In-Us
7 Алишер ЕликбаевAstana Group довольно продолжительное время вела работу по поиску международных франшиз, которые бы подошли для казахстанского рынка. Основной упор делался на кофейни, так как нам нравится сама философия такого рода заведений. В Южной Корее культ кофе доведен до абсолюта, и Казахстан стал первой страной, куда Angel-In-Us продали свою франшизу. Сеть Angel-In-Us, имеющая отношение к семейству LOTTE, сильно выделяется среди прочих кофеен – качеством обжарки зерен, десертами, сервисом и интерьером. Поэтому немудрено, что выбор пал на них.
Проект Angel-In-Us пришел в Алматы в конце 2014 года. Казахстанцы встретили бренд тепло, но почти ничего о нем не знали. Проект не появился раньше, поскольку рынок смотрел в совершенно другую сторону. Когда речь заходила о кофейнях, ориентир сразу брали на Европу и США, а тем временем Южная Корея ушла далеко вперед. Только там на одном перекрестке можно встретить с десяток кофеен, полных клиентами. Почти нигде в мире вы не встретите пятиэтажные кофейни, работающие круглосуточно. Причем количество концепций просто невероятно.
Помимо Южной Кореи бренд работает в Китае, Индонезии, Вьетнаме и Камбодже, но всеми этими компаниями управляют корейцы. Поэтому их интерес к нам не спадает. Переписка с франчайзерами ведется ежедневно, они видят все продажи, осуществляемые на наших точках. В Алматы пока две такие кофейни, в следующем году откроем еще три.
Марина ПЕСТРЯКОВА