374.2  420.34 5.52

Куда приводят мечты?

История успеха

В последнее время слово «домоуправ» чаще звучит с негативным оттенком. Встретить человека этой профессии, не запятнанного жалобами, подозрениями в нечистоплотности, судебными дрязгами, становится все труднее. И тем не менее… Наша героиня с детства мечтала о профессии врача. А стала… домоуправом. Думаете, рухнули жизненные планы? А вот и нет. Сама она ощущает себя тем же врачом. Только лечит и опекает не людей, а дома.

5 001

Гулим Жиренбаева – председатель ПК «Ильичевский», на обслуживании которого находится два десятка многоквартирных жилых домов в Бостандыкском районе Алматы. Обслуживаемая площадь в 1447 квартирах – более 76 тысяч квадратных метров! Кооператив числится одним из самых передовых в районе, а на взгляд автора – самый лучший.
– Гулим, как случилось, что детская мечта претерпела такую метаморфозу?
– Наша семья жила в Капчагае. Отец рано ушел из жизни. Мама, медсестра, одна продолжала поднимать нас – троих братьев и меня. Я, видя ее работу, с детства прониклась уважением к этой нелегкой профессии и мечтала быть похожей на маму, помогать людям. Но жизнь сложилась иначе. Когда настало время выбирать профессию, пришлось поступать не в медицинский, а в энергоинститут в Алматы. После его окончания в 1999 году вернулась в Капчагай и стала работать по специальности – электриком и наладчиком КИПиА на мельнице. Работа была интересная – мельницу отстроили по немецкой технологии, на электронике. Но долго поработать там не пришлось. После рождения сына я получила второе образование – бакалавр по специальности «физик-информатик». Затем, работая преподавателем в колледже и школе, параллельно окончила курсы бухгалтеров, перебралась с семьей в Алматы. Тут-то судьба и занесла меня в КСК.
– Кое-что начинает проясняться. Получается, что-то не сложилось в жизни и вы, как известный персонаж Ильфа и Петрова, решили: раз не получилось стать миллионером, пойду в домоуправы?
– Не совсем так. Жизнь штука сложная. Наверное, все помнят те времена – конец 90-х и начало 2000-х. Непросто было устраиваться, находить свою нишу. Но судьба вела меня. В 2008 году я пришла на работу в КСК по новой специальности – бухгалтера, а уже в процессе меня заинтересовали и другие аспекты деятельности ко-
оператива. Наш инженер по состоянию здоровья часто отсутствовал, и мне приходилось наряду с бухгалтерией выполнять и его обязанности. Причем мне это было не в тягость, а, напротив, интересно – общение с людьми, тонкости незнакомой работы, новые знания. В итоге, когда в 2011 году председатель КСК решила уволиться, люди неожиданно предложили на эту должность меня. Я не отказалась и ни разу с тех пор не пожалела об этом решении.
– И все же, возвращаясь к вашей детской мечте: врач и домоуправ – совершенно разные жизненные стези. Вам не жаль, что не все сбылось?
– Почему же? Я как раз считаю, что все сбылось как надо. Дело в том, что я ощущаю себя врачом. Но лечу не людей, а дома.
– Прямо скажем, неожиданный взгляд. У нас привыкли к другим определениям – содержание жилого фонда, капитальный ремонт домов, текущий ремонт кровли…
– Да, все так. Но для меня дома, как люди, – со своими характерами и недугами. На обслуживании нашего кооператива многоэтажки не новые – в основном панельки 1973 года постройки. Почти полвека для дома – срок солидный. По людским меркам это как пожилой человек, которому еще жить да жить, но необходимо постоянно уделять внимание, заниматься профилактикой, подлечивать. Иначе, как и в человеческом организме, все начнет давать сбой, сыпаться, болеть, разрушаться. И вот тут мне пригодились абсолютно все мои знания – и энергетика, и физика-информатика, и знание бухучета, и трудовой опыт.
– Не секрет, что большинство наших домоуправов – это бывшие воспитатели, учителя, психологи и прочие гуманитарии. А как вы считаете, необходимо ли для этой работы специальное техническое образование?
– Если серьезно заниматься этим – абсолютно необходимо! Дилетантам здесь не место. То же самое касается и аварийно-технической службы. Мне, кстати, с этим повезло: ИП «Сафронова» уже много лет обслуживает наши дома, знает все их «болячки», слабые места, проблемных жильцов. Каждое мое рабочее утро начинается со звонка в аварийку и с доклада, как прошла ночь. Многоквартирный жилой дом – это сложный живой механизм. Чувствую, что надо бы дополнительно получить образование и по строительной специальности. Дома ветшают, а их ремонт нельзя пускать на самотек, слепо доверять подрядчикам. Каждый гвоздь, каждый отремонтированный участок стены или кровли, каждый метр трубы, кабеля я привыкла рассчитывать и проверять сама. Ведь под актом выполненных работ ставлю подпись я, значит, и спрос с меня. Как смотреть людям в глаза, если что-то упущу, если из карманов жильцов будет оплачен откровенный брак, если подрядчики сделают не так, как это положено по строительным нормативам?
– Честно говоря, сегодня не часто приходится сталкиваться с таким отношением к своей работе. Местные исполнительные органы, редакция «Вечерки» буквально завалены жалобами на нерадивых домоуправов. Люди иной раз годами не могут избавиться от навязчивых услуг некоторых из этих персонажей. На ПК «Ильичевский» мы не обнаружили ни одной жалобы. В районном акимате вы на передовом счету. Но наверняка и в вашей работе не все так гладко?
– Конечно, не всегда все просто. Моя работа – это прежде всего общение с людьми, моими работодателями. А среди них всякие встречаются. Но опять же, как врач не имеет права обижаться на больного, так и я не имею права включать свои человеческие амбиции, переходить на личности, дуться на людей. Как и во врачебном ремесле, здесь слово лечит, а может и, образно говоря, покалечить. Неосторожное высказывание, отсутствие такта и выдержки могут испортить доверительные отношения с людьми, а это самое ценное для меня. Так что приходится проявлять терпение, порой по нескольку раз объяснять технически неграмотному человеку, к примеру, нюансы ремонта, иной раз сдерживаться, чтобы не ответить грубостью на грубость, успокаивать жильца, к примеру, при аварийной ситуации. А еще, так же как и во врачебном ремесле, в моей работе важен принцип «не навреди»: необдуманное вмешательство во внутридомовые коммуникации, безграмотный ремонт, небрежность и невнимательность могут нанести домовому хозяйству непоправимый вред.
– А что конкретно осложняет вашу работу и, наоборот, помогает?
– Бывает сложно выкраивать деньги на самое необходимое, например на обрезку деревьев. Считаю, в статье «Расходы на содержание жилья» на это предусмотрено недостаточно средств. Приходится обращаться за помощью в районный акимат, к депутатам, бизнесменам. В последнее время обострилась проблема парковок во дворах. Существуют трудности и с должниками, и с арендаторами, и с владельцами нежилых помещений. Не все и не всегда чувствуют и несут ответственность за общедомовую собственность. Приходится терпеливо, но настойчиво работать с людьми в этом плане. И результаты есть. Еще пять лет назад я убедила людей оснастить все дома приборами учета тепла. Мы участвуем и в государственной программе модернизации жилья – по-другому сложно капитально отремонтировать, к примеру, протекающие крыши. Но контроль за всеми этими работами должен быть непосредственно на руководителе. Жильцы, видя мое неравнодушие к их нуждам, помогают как могут – кто посоветует что-то, кто доброе слово скажет, а кто и горячими пирожками угостит. Благодарность людей – высшая награда за мой труд. Это помогает и мотивирует работать лучше.
– А как домашние относятся к вашей работе? Ведь дело это хлопотное и почти круглосуточное.
– Без их помощи и поддержки мне было бы, конечно, тяжело. Мама Нурипа-апай на пенсии, живет со мной, помогает в ведении домашнего хозяйства. Сын Саги, старшеклассник, поддерживает меня во всем и оказывает помощь, когда это необходимо. Недавно у нас заболел один из дворников, так сын не раздумывая вместе со мной взял в руки метлу и убирал двор.
– Председатель КСК с метлой в руках? Простите, не поверю! В основной своей массе домоуправы – этакие небожители, к которым жильцам и на прием-то попасть трудно.
– Не вижу ничего зазорного в этом труде. Дворники, а у нас их восемь человек, уважаемые и жильцами, и работниками КСК люди, годами работают у нас. Именно от них зависит первое впечатление от дворов, чистота и порядок в них. А наши жители, кстати, с удовольствием выходят на субботники, сами не гнушаются брать в руки метлу и лопату. Так что с этим у нас все в порядке.
– Приносит ли работа радость?
– Когда ко мне обращаются, а я могу помочь, это радует. Мне нравится, когда люди видят и ценят мою работу, говорят за нее спасибо, когда они улыбаются, их доброжелательное отношение, понимание. Радует, когда видишь конкретный результат своего труда, когда работа сделана качественно и в срок.
– А что огорчает?
– Расстраиваюсь, если не получается в полном объеме выполнить то, что запланировала. Сделать хочется многое, но не всегда хватает на это сил и средств. Когда вижу любой, даже чужой дом, сразу ставлю ему диагноз, вижу примерные объемы работ: оцениваю, что бы я сделала в первую очередь, что – во вторую. У меня прямо руки чешутся подлечить его, привести в порядок.
– А как вам новые идеи с ОСИ?
– Считаю введение такой формы управления и обслуживания МЖД преждевременным. Не лучше ли навести порядок в уже отлаженном механизме КСК, привести жилищное законодательство в соответствие с реалиями жизни, доработать нормативные документы, обеспечить контроль госорганов за финансами
кооперативов? Ломать всегда легче, чем строить. Но выиграют ли от этого жильцы многоэтажек?
– Не жалеете, что выбрали эту непростую работу? Есть ли в планах кардинальные перемены?
– Ни о чем не жалею, род деятельности менять не собираюсь. Работа, несмотря на сложности, идет, жители довольны, меня переизбрали председателем на очередной срок. Как любит повторять сын, жизнь – как езда на велосипеде: если трудно, значит ты на подъеме. Зачем и о чем жалеть? Работы непочатый край!
– И все же почему бы не работать вполсилы, что-то не доделать, где-то поступиться качеством, дольше спать, слаще есть, уделять больше внимания личной жизни? Да чего греха таить, думать в первую очередь о своем кармане? Ведь ни для кого не секрет: на ремонтных работах и не захочешь – само к рукам прилипнет.
– Я так не могу. Как я потом посмотрю в глаза людям? Да и самой будет стыдно перед собой. Какой пример я подам своему сыну? Такой, извините, пофигистский подход к работе равносилен тому, чтобы пройти мимо нуждающегося в помощи человека. Для меня это невозможно. Чем так работать, лучше уйти. Нечестно заработанное все равно не принесет добра ни тебе, ни твоим близким.
Ко всему сказанному добавим, что Гулим Жиренбаева за свой труд на коммунальной ниве неоднократно отмечалась почетными грамотами министра энергетики Республики Казахстан, акимата, партии «Нур Отан». От желающих войти в ПК «Ильичевский» нет отбоя. И это лучшее доказательство состоятельности Гулим в своей профессии.
Если есть у нас такие домоуправы – не все так плохо в ЖКХ!
Гульназ БЕЙСЕНБАЕВА
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА