Свалка – это не место для обогащения

В Алматы заработал новый мусоросортировочный завод


Несмотря на то, что завод открылся недавно, работа здесь идет полным ходом. С раннего утра и до поздней ночи сюда заезжают на разгрузку 200 грузовиков, собирающих тонны мусора со всего мегаполиса. Мусоровозы разгружаются в приемном отделении, площадь помещения которого 5,5 тысячи квадратных метров. По словам директора ТОО «Green recycle» Дмитрия Данильченко, при желании здесь можно складировать трехсуточную норму городского мусора. Но пока сюда ежедневно поступает до 1200 тонн при мощности завода в 1500 тонн мусора в сутки. Эти горы «пахучих» отходов с помощью специальной техники и после предварительной сортировки попадают на конвейер для дальнейшей переработки. Предварительная сортировка проводится для того, чтобы в дорогое современное итальянское оборудование не попали крупногабаритный металл, дрова, доски или другие предметы, способные его повредить. Затем в сортировочных кабинах рабочие вручную отбирают сырье, которое может пойти на дальнейшую переработку. Здесь мусор, так сказать, разбирают на составляющие: пластик, бумага, картон, стекло и так далее. Автоматом через барабанные грохоты отбирается органика. Всю эту работу в три смены делают более 500 рабочих. К утру от горы отходов ничего не остается, но в течение дня собирается новая партия.
– Наш завод входит в консорциум из трех компаний, – рассказывает Дмитрий Данильченко. – Это мы, мусоровывозящая организация АО «Тартып» и полигон для хранения твердых бытовых отходов. Между нашими компаниями и городским акиматом заключен договор государственно-частного партнерства. На текущий момент мы перерабатываем весь мусор, который нам завозит с мегаполиса компания «Тартып». Хвосты сортировки (то, что не идет в переработку) мы в спрессованном виде отвозим на захоронение на полигон. Мощность завода 550 тысяч тонн в год, но «Тартып» не единственная компания по вывозу мусора, кроме нее в городе функционирует еще более 30 мусоровывозящих организаций. Так что пока завод работает на 65–70% своих возможностей. В день на завод доставляют около 1200 тонн мусора – это более 200 машин. Таким образом мы полностью перекрываем потребность мегаполиса в утилизации мусора. Предприятие расположено на участке площадью семь гектаров в Алатауском районе. Пока застроено четыре гектара, на оставшейся территории в следующем году запланировано строительство для увеличения перерабатывающих мощностей.
Так что в будущем здесь планируют заниматься переработкой пластика. По словам директора, прежде чем строить завод, компания изучила проблемы предыдущего предприятия, которое недолго проработало, обанкротилось и закрылось. В целом такие заводы, по мнению специалистов, не могут существовать без дотаций и помощи государства. Поэтому услуги организации были включены в квитанции горожан в графу «вывоз ТБО» (твердых бытовых отходов). А на строительство завода был взят кредит в банке второго уровня.
Переработанные и разделенные на составляющие отходы реализуются местным мелкосерийным переработчикам – это бумага, картон, стекло.
Органика (пищевые отходы) пока вывозится на полигон и складируется отдельно.
– Сейчас эти технологии у нас не востребованы, но в будущем, если это будет востребовано на рынке, из органики можно будет получать биогаз, компост, удобрения, – говорит Дмитрий Данильченко. – Пока экономической целесо­образности нет. Хотя в этом направлении мы изучали мировой опыт. Например, в соседней России видели несколько заводов, где оборудование для производства компоста смонтировано и простаивает или куплено и лежит. В Турции, Германии производство компоста существует только благодаря госзаказам или стимулированию аграриев.
После появления мусоросортировочного завода на полигон стало поступать меньше отходов, и даже тот, который приходит в спрессованном виде, занимает гораздо меньше места.
Кстати, с 2019 года в обязательствах у консорциума есть продвижение идеи раздельного сбора мусора.
– Ежедневно мы сталкиваемся с тем, что в так называемых твердых бытовых отходах от населения находится все подряд, – рассказывает директор. – Больше всего доставляют хлопот осенью листва, ветки, строительные отходы в объеме 10–20%. Этот мусор, по идее, нужно складировать и вывозить отдельно, но пока он в общей куче. Плюс в этой массе около 20 процентов крупногабарита, который вывозится на полигон. Пока у нас нет культуры раздельного сбора, мы получаем смешанные отходы. Мы, сортировщики, заинтересованы в том, чтобы хотя бы начать с разделения влажного и сухого мусора – это отделение пищевых отходов. Когда они поступают в смеси с вторсырьем, половина из него сразу приходит в негодность. Особенно это касается картона и бумаги, и даже то, что мы отбираем, очень сильно теряет в потребительских качествах и не так интересно покупателю. За границей, к примеру, бутылки принимают сразу чистыми в магазинах. Естественно, в таком виде сырье для переработчиков интереснее, поскольку отпадают затраты на мойку.
На вопрос о нахождении ценностей в куче отходов Дмитрий Данильченко, смеясь, ответил, что свалка – это не место для обогащения и сейчас уже не лихие 90-е. Доходов от реализации вторсырья пока даже не хватает на погашение кредита. Однако он припомнил случай, когда хорошо одетая женщина в возрасте на дорогой автомашине приехала на завод и слезно спрашивала, не находили ли работники организации семейные драгоценности, которые по ошибке ее дети выбросили в помойку. Ей показали горы отходов, но рыться там у нее желания не появилось.


Ирина ТУЛИНОВА
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА