Александр Митрофански: «Не вижу для себя конкурентов»

7 005

7 001Ювелирные изделия под брендом «Митрофански» возбуждают любопытство, доставляют удовольствие и ведут к позитивному отношению к жизни. И хотя в родном Казахстане искусство ювелира до сих остается в тени, для поклонников имя Александра Митрофански – синоним уникального, инновационного дизайна украшений, в основном пока из серебра.

- Александр, обладатели ваших творений утверждают, что они приносят им удачу и счастье. Вы что, заговариваете изделия или это случайное совпадение?
– Ни то, ни другое. Просто, когда кольцо или кулон – это маленькая картина или скульптура, заряд бодрости и хорошего настроения владельцу обеспечен. Человек получает гамму положительных эмоций и мыслей, и все у него идет как надо. Считаю, в ювелирке это сильный шаг вперед. Приятно слышать от постоянных клиентов, как из моих работ они потихоньку создают собрания «украшений будущего» (улыбается). Не так давно в Алматы приезжал с выставкой скульптор Зураб Церетели, и я страшно горд, что заслуженный мэтр приобрел одну из моих вещей. Для него это не просто красивые камушки на руке, а произведение ювелирного искусства.
– Сегодня вы известный дизайнер авторской ювелирки. Где учились мастерству?
– Нигде не учился, ремесло осваивал сам. В начале 80-х окончил геолого-разведочный факультет Казахского политехнического института. Ученую степень кандидата геологических наук получил еще до распада Союза, что для меня предмет особой гордости. Во время учебы в институте увлекался рисованием. С середины 90-х, работая в институте геологии Академии наук, занялся полировкой камней и обрамлением металла. Постепенно интуитивно набирался опыта, не слишком заботясь о том, что делается в ювелирном искусстве.
– Однажды вы сказали, что не видите себе конкуренции не только в Казахстане, но и глобально, в интернет-пространстве. Вам не кажется, что такое заявление обязывает?
– Согласен, обязывает, но в Интернете встречаются лишь перепевы 20–50-летней давности. Сегодня меняется технология, не меняется подход к ювелирным украшениям. Основной массе ювелиров во время обучения ремеслу «вбивают», что можно делать, а что нельзя. Работы молодых ювелиров-дизайнеров – это просто неспособность оторваться от декоративности, дизайн ради дизайна, а мысли, эмоций, чувств нет. Грань между декоративно-прикладным искусством и искусством размыта. Для меня, самоучки, запретов нет, я иду своим путем, высокое искусство делаю более утилитарным, моя цель – соединить живопись и ювелирное искусство. В этом не вижу для себя конкурентов. Во время моей выставки в Лондоне ходил по галереям, но интересных решений – так, чтоб позавидовать: «Блин, а я-то не додумался!» – не увидел. Они крайне редки: интересно работает Герман Кабирски из Дагестана, немцы Михаэль Цобель и Дорте Пейманн. Фаберже велик, но его изделия чисто декоративны. Конечно, налицо отличный подбор камней, бесподобная техника исполнения – не хватает полета мысли, нет «сумасшествия». Я разделяю взгляд музыканта-авангардиста Сергея Курехина: «Искусство – это сумасшествие», это нечто новое. Я в своих работах слегка сумасшедший, может, не только в работах (смеется)!

7 002


– Откуда ловите вдохновение?
– Не люблю слово «вдохновение». Вдохновение – это просто пахота. Моя идейная основа – импрессионисты, постимпрессионисты и русский Серебряный век – художники, поэты, музыканты. Себя называю «интуитивным модернистом». Модерн – это же не только форма, линия, это состояние духа. Мне безумно нравятся коллекции Гогена и Матисса в Эрмитаже, четко знаю, куда идти в Третьяковке, Русском музее. У меня большая «насмотренность» картин – альбомы, Интернет, музеи вживую. Нужно просто смотреть, и мир натолкнет тебя на идеи, их можно увидеть везде. В голове рождаются решения, и в нужное время они всплывают.
– В чем грань между ремеслом и искусством?
– Знаете, я с детства испорчен рок-н-роллом, и круг исполнителей, которых слушаю, довольно узок. Все искусство – не важно, живопись, музыка, поэзия – делю на попсу и рок-н-ролл. Попса – это ремесло, человек просто деньги зарабатывает. У него может быть прекрасный голос, но ради денег он предпочтет пению что-то другое. Рок-н-ролл – это искусство, без него человек жить не может. Другая работа для него – лишь временный заработок, и он обязательно вернется к любимому занятию.

7 003


– Среди ваших клиентов немало зарубежных селебрити, кто в Казахстане может позволить себе украшение от Александра Митрофански?
– Образ своего покупателя представляю в виде финансово независимого интеллектуала, который книжки нормальные читает, в картинах разбирается. Среди моих зарубежных клиентов немало тех, кто понимает искусство, живет искусством: Пауло Коэльо, Зураб Церетели, Константин Кинчев, Гарик Сукачев, Ирина Хакамада и даже голливудская дива Патрисия Веласкес. В Казахстане у меня средняя востребованность, и не только у меня, это факт. В 90-х годах на арт-рынке поднялся было бум, но быстро утих. Казахстанского рынка ювелирных изделий как такового нет, есть базар. Очень многие состоятельные люди мои работы просто не видели и не знают. Между художником и клиентом должна быть прослойка профессионалов, которые объясняли бы, что, как и почему. Все упирается в нехватку арт-менеджмента.
– Каждое ваше изделие имеет автограф и название, что необычно для ювелира.
– Раз уж я позиционирую себя как художник по металлу, значит, каждое произведение должно иметь название и автограф. Я делаю это для человека, который пользуется моей вещью, название дает ему толчок к ассоциациям. Однажды под впечатлением от фильма Джармуша «Мертвец» я сделал кольцо «Хроника одного путешествия» (желтое и белое золото, аметист). Услыхав название, большая путешественница Патрисия Веласкес сразу купила кольцо: «О, это про меня!».
– В Казахстане ценят авторские вещи, разрабатываемые специально под человека?
– Кроме меня, авторские работы в Казахстане никто не делает, либо за авторскую работу выдают невесть что: листик справа, листик слева, в середине камушек. Это не авторская работа, не искусство. У меня все индивидуально, ведь хочется услышать: «О такой вещи я мечтал всю жизнь!»

7 004
Беседовала Дина ДУСПУЛОВА, арт-эксперт