«Бизнес ориентирован на духовность»

Взгляд в будущее: казахстан в глобальном мире

Бекнур Кисиков

Сегодня не только отдельный человек, но и нация в целом имеет шанс на успех, только развивая свою конкурентоспособность. Именно ее Глава государства обозначил одним из ключевых направлений модернизации сознания в своей статье «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру». О том, чего требует глобальная конкуренция от каждого из нас, и как она обратила в сторону духовности бизнес-индикаторы, рассказал президент Казахстанской ассоциации франчайзинга, член Общественного совета Алматы Бекнур КИСИКОВ.

– Господин Кисиков, президент в своем программном документе подчеркивает: «Особенность завтрашнего дня в том, что именно конкурентоспособность человека, а не наличие минеральных ресурсов становится фактором успеха нации». Чем, на ваш взгляд, обусловлена необходимость именно сейчас обратить на это более пристальное внимание общества?
– Конкурентоспособность лежит в основе развития мира с древних времен. Это ведь эволюция и развитие человечества, история городов и целого мира, это часть структуры любого государства и общества. В отношении конкурентоспособности мы не впереди планеты всей – нужно смотреть правде в глаза. Тем не менее за ХХ век Казахстан получил колоссальный опыт в переходе от одних отношений к постиндустриальному обществу, в котором мы сегодня живем. И в социономике, и в экономике, и в политологии распространено мнение о том, что постсоветское общество отстает от Запада на немалое количество лет. Однако особенность постиндустриального общества как раз в том, что этот недостаток может оказаться преимуществом. Актуальность вопроса из года в год будет только усиливаться: мир развивается чрезвычайно стремительно, и в этом же темпе ужесточается глобальная конкуренция. Это касается и отдельного гражданина, и нации в целом. В разрезе последней я всегда ставлю в пример немцев и японцев. Они находятся в авангарде, но пришли к успеху разными путями. Если в Японии он исходит от высоких технологий, то Германия своими достижениями обязана силе духа, мощному сознанию – именно тому, о чем мы сейчас говорим.
Но если Западу сложнее ментально перестраиваться или модернизироваться, то мы, как максимально открытое для перемен общество, можем справиться с этой задачей быстрее. Европа настолько привязана к привычному образу жизни и философии, что порой в перспективу, за горизонт внимание вовсе не обращено. Либо в истории этот процесс был достаточно длительным. Мы же достаточно молодая нация, и нам очень легко в эпоху перемен внедрить преимущества того или иного государства, перенять лучший опыт и вместе с тем не утратить нацио­нальной идентичности, что подчеркивает Президент. Благодаря богатому опыту ХХ века нам не составит труда как доучиться, так и быстро переучиться. За короткий период мы можем прийти к тому, к чему западные цивилизации шли столетиями. И именно через конкурентоспособность страна сможет добиться этих целей. Поэтому вполне объяснимо, почему Глава государства обозначил конкурентоспособность направлением № 1 в модернизации сознания.
– Кто он – современный конкурентоспособный казахстанец, по вашему мнению? Какой набор качеств диктуют сегодняшние реалии?
– В своей статье основополагающими качествами Глава государства определил компьютерную грамотность, знание иностранных языков, культурную открытость. Как филолог подчеркну, что духовная составляющая особенно важна. Язык – это коммуникационный инструмент, благодаря которому человек приобщается к миру, к другим культурам. Это и есть основной инструмент модернизации сознания. Трехъязычие – наша база, от которой мы отталкиваемся. Это государственный язык, русский и, разумеется, английский, который мне самому пришлось изучить именно из соображений движения вперед в конкурентной среде. Посмотрите на европейцев: практически все они – мультилингвы, благодаря чему и обладают преимуществами на рынке труда. Бок о бок с языком идут литература и способность к обучению. Стремление к образованию должно быть перманентным состоянием. Человек должен учиться всю жизнь. Приятно видеть, что сегодняшняя молодежь все больше убеждается в необходимости познавать новые технологии. Мир меняется с сумасшедшей скоростью, поэтому, я считаю, не познавать что-то новое ежедневно невозможно. Невозможно не общаться с внешним миром. Мы должны быть постоянно взаимосвязаны с всемирным разумом. Образ современного человека можно сравнить с облачной технологией, пополняемой все новой информацией.
Не менее важные факторы – гуманизм и социальная ориентированность. Все великие идеи, внесшие вклад в развитие общества, были рождены гуманистами.
– Ориентир на социум сегодня ставит во главу угла и казахстанский бизнес. Рост числа меценатов способствует развитию государственно-частного партнерства, а следовательно, и модернизации сознания. С чем связан этот тренд?
– Нацеленность на материальную выгоду по-прежнему в приоритете, и это понятно – бизнес должен зарабатывать. Вместе с тем бизнес не может развиваться в отрыве от духовных ценностей – он изначально ориентирован на духовность. Мультикультурность, гуманизм и философия лежат и в основе глобальных проектов Стива Джобса, Билла Гейтса, Марка Цукерберга. Microsoft и Apple будет некорректно считать американским брендом. Ориентированные на всеобщую философию, они привнесли с собой революционные решения, создали мультипликативный духовный эффект. Культура и бизнес, социум и бизнес должны быть взаимоинтегрированы и взаимосвязаны.
Любой хороший бизнесмен должен быть социально ориентированным гуманистом. Все больше казахстанских предпринимателей в этом убеждаются, благодаря чему социальная ответственность бизнеса стала трендом не только для Запада.
– Конкурентна ли сегодня казахстанская экономика и, в частности, отечественные франчайзеры? Кто может предложить выигрышный по цене и качеству продукт на региональных и глобальных рынках, на чем заостряет внимание Президент?
– Конкурентоспособность нации и бизнеса неотделимы друг от друга. К счастью, многие казахстанские предприниматели непрерывно изучают новые технологии и внедряют их в производство. Собственно, франчайзинг – это и есть постоянное обучение, стремление к познанию новой культуры. Тот же McDonalds – это фактически американский образ жизни. Когда покупаешь франшизу, любой бизнес в той или иной степени несет в себе какую-либо культуру. Франчайзинг построен по такой схеме, что ты не может открыть бизнес, который не приносит прибыли. Только тогда интересно «скопировать» и привезти марку в свой город. Под знаменитым брендом ты не несешь расходов – сразу начинаешь зарабатывать. Но, к сожалению, не всегда перенимается лучшее.
Считаю, что сегодня Казахстан может и должен не только привозить иностранные бренды, но и развивать местные торговые марки. Именно этим в первую очередь и занята наша Ассоциация – развитием местного бизнеса. Конечно, мы приветствуем приход на рынок зарубежных имен, но наша ключевая миссия заключена в работе не с ними. Помощь нужна не крупным корпорациям, а малым предпринимателям, желающим поднять свою франшизу. Я сам лично уже устал от того, что мы постоянно импортируем. Настало время продвигать собственные продукты.
В алматинском бизнесе уже есть примеры успешной продажи собственной франшизы за рубеж. Мы можем гордиться, к примеру, ресторанной маркой Red Dragon, специализирующейся на пан-азиатской кухне. Эта алматинская франшиза уже работает и успешно зарабатывает в Новосибирске и Ростове-на-Дону, открыть аналогичную точку теперь просят в Чеченской республике. А в Душанбе изъявили желание купить другую нашу франшизу – шахматную школу Жансаи Абдумалик с технологией быстрого обучения игре в шахматы.
Весь СНГ сегодня знает и алматинский бренд детской одежды Mimioriki. В одном ряду с ним и диагностический центр последнего поколения «Сункар», технологии которого сегодня перенимаются не только в регионах, но и за рубежом. Бренд «Рахат» интересен Китаю. Регионы Казахстана просят открыть у себя филиалы центра плова Rumi, создавшего целую национальную идею. За рубежом прекрасно знают наши бренды «Беккер» и «Бахус».
– Что мешает выйти на франчайзинговый экспорт остальным компаниям?
– Языковой барьер и неадаптированность под ментальность. Сегодняшняя ситуация лучше, чем 10 лет назад, но франчайзи по-прежнему бросаются на громкие и яркие имена, приобретая их, так сказать, на эмоциях, без должных расчетов. Ко мне часто приходят за помощью разорившиеся бизнесмены, купившиеся на эмоциональную оболочку бренда. Нужно действовать с прагматичной точки зрения, но это получается, к сожалению, не всегда. Еще одна ошибка предпринимателей в поиске быстрого заработка – хороший бренд, приносящий прибыль, создается годами. Впрочем, есть примеры и быстроразвивающегося местного бизнеса. Один из них – проект Arba Wine, к которому иностранцы проявляют большой интерес.
Словом, направлять сегодня силы нужно не на импорт брендов, не на создание копий, а на представление собственного лица. Все технологии открыты для нас через Интернет – мы можем создавать и экспортировать собственные продукты. Да, это нелегко, но определенно проще и короче пути, который прошли в свое время Джобс или Гейтс. У нас есть новые знания, значительно упростились сегодня и технологии пиара. Для выхода на западные рынки у компаний тоже есть подспорье – в лице компании «Казинвест».
– Как обстоит ситуация с выходом членов ассоциации на площадку IPO?
– В настоящий момент в ассоциации числятся 50 компаний, 70% из которых базируются в Алматы – в колыбели франчайзинга Центральной Азии. Сейчас к выходу на листинг, который, возможно, произойдет в 2018 году, мы готовим два предприятия. Это представители ресторанного бизнеса и сферы IT-технологий. Ставим перед собой задачу в ближайшие три года увидеть в листинге на местном рынке по крайней мере половину наших компаний. Для некоторых компаний процесс продажи акций на IPO пока еще достаточно сложный, выходить же на международную площадку многие не торопятся, ведь для начала – бизнес с устойчивым спросом и прибылью.
Топ нашей ассоциации представлен ресторанным бизнесом, обучающим сервисом, деловыми услугами, недвижимостью и туризмом. Представители последнего сегодня особенно жадно входят во франчайзинг. Если ранее у компаний были возможности самостоятельно развиваться в регионах, то сегодня проще передать дело местному предпринимателю через франшизу. Вообще, экономическая грамотность наших бизнесменов растет, здесь происходит своя модернизация сознания. Предприниматели стали лучше понимать преимущества франчайзинговых моделей работы. О них в том числе говорит статистика Американского института торговли: устойчивость франшизы составляет 85% против 10% среди стартап-проектов за пять лет.
Марина Пестрякова