Бозок, или Светлая стрела

На месте главного города Казахстана некогда располагались ставки кыпчакских султанов

17 002

Первый Президент Казахстана в своей книге «В сердце Евразии» рассказывал о том, что нынешняя столица страны появилась не на пустом месте, а на территории, обжитой человеком еще в глубокой древности. В связи с этим он упоминает средневековое городище Бозок: «…средневековый город Бозок можно считать прямым предком Акмолинска, а его последним потомком является столица современного Казахстана».

17 001

Последнее детище археолога Кемаля Акишева было открыто им осенью 1998 года, а уже в следующем году начались раскопки городища. Но к открытию этого города археолог шел не один десяток лет. Будучи еще аспирантом ленинградского отделения Института археологии Академии наук СССР, он обнаружил в архивах сведения о том, что в верховьях Ишима, у брода Караоткель, в 1816 году русским топографом Иваном Шангиным был открыт средневековый город. Акишев решил найти это место. Поиски увенчались успехом. Руины средневекового города были обнаружены на восточном берегу озера Бузукты, которое, если ехать по прямой из Нур-Султана, находится в пяти километрах от столицы. Этот совершенно необычный тип средневекового оседлого городища состоит из трех отдельных частей. Центральная – это кварталы, обнесенные рвом и валом. В северной части расположены жилые и производственные сооружения, а в южной находится некрополь.
Одной из самых неожиданных находок стали ирригационные сооружения, примыкающие к руинам города с восточной стороны.
Оросительная система была открыта случайно в 2000 году. То лето было настолько дождливым, что влага не успевала впитываться в почву. Прогуливаясь однажды по территории археологического лагеря, Кемаль Акишев увидел, что вода, собираясь в отдельные ручьи, стекает в сторону озера. Так были обнаружены арыки, сооруженные жителями средневекового города Бозок. Территория оросительной системы и руины города в целом занимают площадь примерно в 30 гектаров.
Поскольку в науке вплоть до последнего времени бытовало мнение, что номады не имели стационарных мест обитания, а потому беспрерывно перемещались по степи, то открытие средневекового города Бозок имело огромное значение как еще одно документальное доказательство того, что степное пространство Казахстана всегда являлось местом, где люди жили оседло. И уже в средние века в период выхода кыпчаков на политическую арену здесь существовали города и поселения.
Сегодня уже совершенно точно известно, что до прихода монголо-татар (Х – ХII века) на территории Нура-Ишимского междуречья находился целый ряд средневековых городов и поселений. Наиболее известным из них, по письменным источникам, является Батагай – поселение, расположенное возле современного села Коргалжын, что на 120 километров южнее Нур-Султана. До того как экспедиция Кемаля Акишева произвела здесь осмотр в 1998 – 1999 годах, о Батагае упоминал в своих трудах первый казахский археолог Алькей Маргулан. По его сведениям, возле брода Караоткель обнаружено более 20 поселений и городов. В настоящее время эти места, к сожалению, застроены современными зданиями.
Поселение Бозок, или, как его вначале называли, Бузок (Бузук), сохранилось и дошло до наших дней только благодаря тому, что оно расположено среди болот левобережной долины Ишима. Так волею судьбы небольшая по размерам военная ставка кыпчакского султана, появившаяся более тысячи лет назад в левобережной долине Ишима, получила второе рождение, став исторической зоной новой столицы Казахстана. В настоящее время городище Бозок оказалось в черте городской застройки. Согласно генплану, за озером Бузукты проходит внешнее объездное кольцо столицы. Территория древнего городища, оказавшись на главной оси Астаны, удачно вписалась в архитектурную трактовку столицы: прошлое (Бозок), настоящее (центральная площадь с Акордой), будущее (университетский городок).
Для истории Астаны открытие городища Бозок имеет значение с двух историко-культурных позиций. Это, во-первых, подтверждение избранности этого места в качестве урбанизированного центра более тысячи лет назад; а во-вторых – сохранение его высокого статуса как особого сакрального пространства в последующие эпохи.
Расположение городища оказалось знаковым и на современной карте. Из этого следует, что в появлении города, как и в выборе места обитания нашими далекими предками, особую роль сыграло его срединное положение в центре восточной части Евразийского пространства.
Какими были люди, жившие в древнем Бозоке? Этот вопрос волнует сегодня не только ученых. Реконструированный облик средневековой «астанчанки» монголоидного типа, жившей здесь 700 лет назад, рассказал ученым о многом. Судя по комплекту сопровождающих женщину вещей, она наравне с мужчинами участвовала в военных действиях и в то же время сохраняла свою женскую суть. Она похоронена в гробу, покрытом сверху шелковой тканью. На голове – убор шлемовидной формы, богато украшенный жемчужным бисером, на руках – серебряные браслеты, в ушах – серебряные сережки. Рядом с ней размещается железная пика, у пояса с одной стороны – железный кинжал, с другой – серебряная чаша, в ногах – железные удила.
О том, что сохранение Бозока как выдающегося археологического памятника является одной из главных задач, стоящих перед государством, Кемаль Акишев говорил на встрече с Первым Президентом страны, которая состоялась у него незадолго до смерти – 28 февраля 2003 года. Археолог выступил с инициативой создать музей-заповедник на прилегающей к Бозоку территории. После того как им была разработана концепция этого музея, у археолога началась переписка с акиматом и Департаментом архитектуры Астаны, которая длилась до самой его смерти в августе того же, 2003 года.
Но после его смерти идея как-то заглохла.
К слову, первоначально открытый им город Кемаль Акишев назвал Акжол – Светлый путь. Потом, проработав ряд письменных источников по истории тюрков-огузов и обнаружив там топоним Бузукты, который сохранился в названии озера, переименовал город – он стал называться Бузук. В одном из своих последних интервью ученый признавался:
– Удивительно, что, несмотря на бурные события тысячелетней истории Великой Степи, древнетюркские термины сохранились в народной памяти и остались в топонимике. В нашем случае – это название озера Бузукты. Именно по названию озера и этимологии слова «бозок» мы назвали наш археологический памятник – городище Бозок.
Обсуждая на встрече с Первым Президентом Казахстана смысл, вложенный в название этой местности, они вместе пришли к мнению, что здесь более уместно название Бозок – Светлая стрела.
В этом древнетюркском слове заложен большой смысл, считал ученый. Оно олицетворяет собой стремление воинственных тюркских племен продвигаться на Запад.
В 2004 году в полевом лагере археологов, прямо на территории городища Бозок, состоялась международная научная конференция, в работе которой приняли участие специалисты в области изучения степной цивилизации – видные археологи Казахстана и России. Осмотрев раскопки, ознакомившись с материалом – керамикой, металлом, изделиями из кости, они пришли к выводу, что поселение городского типа появилось здесь в Х – ХII веках. Это означает, что жизнь на территории Нур-Султана и истоки современного рода насчитывают не менее тысячи лет.
– Исторического названия города, который сейчас мы называем Бозоком, мы еще не знаем, но сейчас совершенно точно известно, что он являлся центром административной власти, пунктом концентрации ремесла и торговли, в том числе и международной, поскольку находился в узле различных направлений Великого шелкового пути через Сары-Арку, – считал известный казахстанский археолог, академик Карл Байпаков. – Эти ответвления, конечно же, входили в общую систему Великого шелкового пути и соединяли степную зону Казахстана с зоной городской цивилизации, которая интенсивно развивалась на юге Казахстана и в Жетысу. Посредством Шелкового пути Бузук был связан с Европой, Китаем, странами Арабского Востока. В то же время Сары-Арка, получая из соседних стран престижные товары, культурные эталоны и новые технологии, являлась центром по производству товаров, прежде всего – из металла (бронзы, серебра, золота), которыми так славился Центральный Казахстан. Он уже в эпоху бронзы был центром производства металла в масштабах Евразийского континента. Изделия из него и сам металл распространялись на западе до Балкан, на востоке – до Синьцзяна. На ранних этапах существования Бозока металл, который вывозился из Сары-Арки, в частности разработки серебра, описывает арабский географ аль-Идрис. Разумеется, многие достижения Центрального Казахстана (к примеру, высокородные лошади, изделия из кожи, шерсти) вывозились в близкие и далекие регионы Евразии по тому же Великому шелковому пути.
Таким образом, по мнению Карла Байпакова, начиная уже с эпохи древности, междуречье Нура-Ишима было важнейшим экономическим центром. В то же время, считал он, здесь располагались резиденции степных владетелей. Одно из них – Бозок – это предтеча современной Астаны.
Вокруг поселения жители заложили огороды и посевы, создав продуманную систему ирригационных сооружений. Она сохранилась в виде арыков, каналов, окружающих ныне руины городища. В период Золотой Орды и Казахского ханства руины городища приобрели статус культового места и стали сакральным центром Нура-Ишимского региона. К концу ХШ века, возможно, в связи с нашествием монголов жизнь в городище прекратилась. Дома и центральные площадки были заброшены. Руины стен и строений стали местом возведения мавзолеев, погребальных сооружений.
В архитектуре городища Бозок память о героической эпохе тюркских каганатов сохранилась в необычной планировке оборонительных сооружений: внутренний ров и внешний вал. Такая конструкция находит аналогии в княжеских поминальных оградках древнетюркской эпохи. В
VI – VIII веках на территории Монголии знатным тюркам строили поминальные храмы, имеющие сегодня вид прямоугольных оградок, обнесенных внутренним рвом и внешним валом. Эта аналогия – еще один факт в пользу ранней даты появления кыпчакской ставки в пойме Ишима. В топографии, планировке, архитектуре – во всем присутствует «древнетюркский шлейф» памяти об исторической родине.

17 003
Мерей СУГИРБАЕВА