Чего больше у гражданина – прав или обязанностей?

4 001Эркин ДУЙСЕНОВ,
доктор юридических наук:
– В декабре 1991 года в связи с распадом СССР и обретением Казахстаном статуса суверенного государства в республике стали происходить масштабные перемены в политическом и правовом устройстве. В частности – целенаправленный поиск путей перехода от государственной формы экономики и хозяйствования к многоукладной. Через договоры аренды предприятия с правом последующего его выкупа, а также через создание акционерных обществ с акциями трудовых коллективов и другие формы приватизации начинается многообразный и сложный процесс формирования частого сектора экономики.
Но реально конституционно-правовая реформа началась в стране с принятия Конституции РК 1995 года. С этого времени идет отсчет активного законотворчества. Но в целом наша республика в конституционном пространстве живет более четверти века. Первая Конституция независимого Казахстана была принята на IX сессии Верховного Совета Казахстана XII созыва 28 января 1993 года. На всенародном референдуме 30 августа 1995 года была принята действующая Конституция – Основной закон страны.
Конституция – это концептуальный политико-правовой документ, определяющий развитие общества и государства на долгосрочную перспективу, призванный обеспечить не просто устойчивое и стабильное развитие общества, но и проведение реформ.
Отмечая важность и значимость Конституции как Основного закона, необходимо помнить о бережном к ней отношении. Так, академик Гайрат Сапаргалиев предлагал, например, внося в Основной закон изменения и дополнения, оставить его редакцию в первоначальном виде, чтобы этот документ стал историческим памятником для потомков. С ним трудно не согласиться.
Кроме того, учитывая значимость Конституции как Основного закона страны в жизни народа и государства и принимая во внимание тот факт, что принята она была путем непосредственной демократии, то есть всенародным волеизъявлением – референдумом, есть основания полагать, что дополнения и изменения в нее также должны вноситься исключительно путем применения норм непосредственной демократии, то есть путем проведения референдума.
Ныне действующий Основной закон определил многие стратегические направления развития общества и государства. Этот документ и сегодня имеет огромный правовой потенциал, который необходимо реализовывать в будущем. Но в преддверии 24-летия действующей Конституции мне все-таки хотелось бы отметить, что общество и государство не стоят на месте. Объективно возникают какие-то новые общественные отношения, которые требуют урегулирования правовыми нормами, в том числе и конституционными.
Последняя конституционная реформа (2017 год) внесла ряд существенных изменений и дополнений в Конституцию страны, особенно в части перераспределения полномочий между Президентом и законодательной и исполнительной ветвями власти. В нее включен ряд положений, направленных на совершенствование процесса государственного строительства, безопасности страны, дальнейшей демократизации общества. Причем принятию этих дополнений и изменений предшествовало их бурное обсуждение в обществе.
Многие предложения, высказанные в ходе конституционной реформы, носили полемический, дискуссионный характер, но ряд из них заслуживал пристального к себе внимания. Так, например, раздел I Конституции («Общие положения») предлагалось переименовать в «Основы конституционного строя». Действительно, Конституция – это не обычный, а Основной закон страны и стандартный подход к структуре обычных законов в данном случае не вполне соответствует содержанию данного раздела. Дело в том, что именно в разделе I Конституции заложены основные идеи и принципы государственного строя нашей страны, ее унитарное устройство, суверенитет и территориальная целостность, форма правления и разделение властей, отношение к собственности и другие вопросы. На мой взгляд, обозначение данного раздела «Основами конституционного строя» не просто более логично, но и в большей степени соответствует духу Конституции.
В целях дальнейшего развития в стране местного самоуправления предполагалось также пересмотреть закрепленные в Конституции отношения собственности и нормативно урегулировать в Основном законе наряду с государственной и частной муниципальную собственность. Данная идея, на мой взгляд, не лишена оснований. К примеру, в одной из задач Стратегии «Казахстан-2050» («Сильные регионы – сильный Казахстан») и в предвыборной платформе тогда еще кандидата в Президенты, ныне действующего главы государства Касым-Жомарта Токаева отмечается необходимость дальнейшего реформирования системы местного самоуправления.
Однако в первую очередь необходимо определиться с вопросом, чем все-таки является местное самоуправление – институтом государства или гражданского общества?
Если исходить из того, что местное самоуправление – это институт, призванный решать определенные задачи местного значения под свою ответственность, то я полагаю, что это все-таки институт гражданского общества. Но местное самоуправление ни в коем случае нельзя рассматривать в отрыве от государства.
На мой взгляд, для того чтобы местное самоуправление прогрессивно развивалось, необходимо создать ему прочную экономическую основу. Сегодня наша Конституция закрепляет всего лишь две формы собственности – государственную и частную, а коммунальную – как составную часть государственной. Но коль мы хотим, чтобы демократические институты и в дальнейшем получили развитие, то можно было бы конституционно закрепить муниципальную собственность.
Резонен вопрос, как можно выстроить взаимоотношения местного самоуправления с органами государственной власти.
Я считаю, что необходимо законодательно делегировать определенные государственные полномочия, в частности социально-экономического характера, органам местного самоуправления. Ну а дальше необходимо конституционно закрепить принцип разграничения функций органов государственной власти и местного самоуправления. Без этого местное самоуправление не получит должного развития.
Еще есть предложение, направленное на пересмотр организации системы государственных органов, непосредственно связанных с конституционным развитием. Согласитесь, сегодня имеется целый ряд органов государственной власти, обладающих весьма обширными властными полномочиями, но не входящими ни в одну из ветвей государственной власти. Я имею в виду Конституционный совет, Генеральную прокуратуру, Счетный комитет и Центральную избирательную комиссию. Эти органы наделены весьма обширными властными полномочиями. В первую очередь контрольно-надзорного характера, но конституционно они не обособлены. На мой взгляд, их необходимо выделить в Конституции в отдельный раздел – «Иные органы государственной власти».
Актуален и вопрос конституционно-правового закрепления понятия «политическая система». Если рассматривать ее как совокупность государственных и общественных институтов, задействованных в политической жизнедеятельности государства и общества, то значимость самого понятия «политическая система» в процессе конституционно-правового развития страны весьма существенна и требует своего закрепления в Основном законе страны.
Далее, учитывая тот факт, что нормы Конституции обладают высшей юридической силой и имеют прямое действие, то есть не нуждаются в подтверждении их другими законодательными актами, хотелось бы обратить внимание на некоторые из них, которые регламентируют права и обязанности человека и гражданина.
Меня могут спросить, в чем же все-таки разница между правами человека и гражданина? По большому счету любой гражданин любой страны является человеком, то есть он обладает всеми правами, что и люди во Франции, Японии и т. д. Например, правом на жизнь. Что касается граждан, то соотношение его прав с правами человека – это понятие более объемное. Всех людей, находящихся на территории РК, можно условно обозначить людьми, но не все люди являются гражданами. Так вот, гражданство – это такая политико-правовая устойчивая связь между человеком и государством, которая позволяет обозначить принадлежность этого лица к гражданству нашего государства. Так в чем же разница? – опять спросит читатель. Личными правами человека – например, правом на жизнь – обладают все люди без исключения, включая граждан. Другой вопрос – как соотносятся права человека и права гражданина. Так вот, гражданин, помимо того что обладает теми же правами, что и все люди, обладает рядом других прав. Я имею в виду в первую очередь – права политические, экономические и социальные. Например, только граждане РК имеют право поступления на государственную службу, только граждане РК имеют право участвовать в управлении делами государства, только граждане РК имеют право избираться и быть избранными в органы государственной власти и управления. То, что касается прав человека, в тексте Конституции обозначается словами «каждый», «все» и «другие».
Если конкретно, то раздел II Конституции РК «Человек и гражданин» закрепляет права и свободы, определяет круг конституционных обязанностей человека и гражданина. Положения всех статей данного раздела в полной мере соответствуют нормам международного права, закрепленным во Всеобщей декларации прав человека, международных пактах о политических, социальных и экономических правах и других. Определенного внимания в данном аспекте заслуживает положение пункта 1  статьи 24 Конституции, в соответствии с которым «каждый имеет право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии…» Само по себе это положение является весьма демократичным и вполне соответствует требованиям рыночных экономических отношений. Например, в советское время Конституция СССР и конституции всех союзных республик устанавливали, что труд в СССР почетен и что каждый трудоспособный гражданин обязан трудиться. Тунеядство преследовалось по закону. Сегодня конституционное право на свободу труда предоставляет каждому гражданину свободу выбора: работать или не работать. А как быть, если трудоспособный гражданин, имеющий профессиональную квалификацию, хочет работать, а работы нет?
На мой взгляд, правом на свободу труда роль государства в трудоустройстве своих граждан сведена до минимума. Отсюда и социальные проблемы в обществе. Пример – требования от государства социальных пособий. Есть основания полагать, что одним из путей решения этой проблемы смогла бы стать замена в Конституции понятия «право на свободу труда» на – «право на труд». Последнее предполагает возможность для граждан работать в соответствии с уровнем своей профессиональной квалификации. При этом реализация гражданами своего права на труд предполагает появление у государства обязанности создать своим гражданам условия для реализации ими этого конституционного права, то есть заниматься их трудоустройством. Думается, что вышеизложенное в полной мере будет соответствовать идее построения в Казахстане социального государства. Что касается конституционных обязанностей граждан, то их круг несоизмеримо мал в сравнении с кругом их прав.
В ходе последней конституционной реформы вносилось предложение о необходимости расширения круга конституционных обязанностей. Так, на мой взгляд, вполне обоснованным было предложение закрепить отдельной статьей в Конституции следующее положение: «Каждый обязан уважать традиции, обычаи и язык казахского народа». Данное положение реально могло бы усилить идеологическую составляющую нашей Конституции.
Резюмируя вышесказанное, хочется отметить, что в нашей Конституции соединились единство теории и практики. Те ученые и практикующие юристы, которые работали над проектом Конституции РК, внесли огромный вклад в то, что наш Основной закон создал и продолжает создавать условия для стабильного и позитивного развития страны.