День истины для многих

Эра становления: шаги к независимости

Отпразднованное на днях 71-летие Великой Победы – одно из важнейших в ряду событий, тесно связанных с четвертьвековым юбилеем независимости Казахстана. Оно вновь продемонстрировало священность в республике памяти о жертвах и заботы о ветеранах Великой Отечественной, а также преемственность поколений и единство народа страны.

6 7 2

Когда закончилась война?
На пути Казахстана к независимости в 1991 году День Победы в СССР тоже отмечался, но уже не везде официально и не так широко, как в предшествующие и последующие времена. Слишком много было тогда бед и разочарований, начиная с тотального дефицита материальных благ и заканчивая разоблачениями советского прошлого.
Среди прочих невеселых примет мая-1991 было отсутствие военного парада 9 Мая на Красной площади в Москве. В принципе, в этом не было чего-то необычного. Ведь после 1945 года военные парады в этот день проводились в СССР лишь по круглым датам Победы над фашизмом, а ежегодно демонстрация военной мощи Союза проходила лишь 7 ноября.
Достаточно сказать, что если первый парад Победы состоялся на Красной площади 24 июня 1945 года, то второй – лишь 9 Мая 1965 года в связи с 20-летием события. Кроме того, после 1945–1947 годов, когда этот день был выходным, он вновь стал таковым тоже только с 1965 года. Однако отсутствие парада на главной площади страны в мае 1991-го было психологически воспринято многими гражданами очередным пренебрежением к советским достижениям и ценностям.
Между тем история Дня Победы буквально со своего рождения, а затем и в советские, и в новые времена во всем мире наполнена драматизмом и крутыми поворотами. В разных странах он называется по-разному и отмечается в разные дни, а амплитуда отношения к нему – от признания величайшим праздником на все времена до полного неприятия.
Широко известно, что акт о полной и безоговорочной капитуляции Германии был подписан 8 мая в 22 часа 43 минуты по европейскому времени, но уже 9 мая в ноль часов 43 минуты по московскому. Именно эти даты принято считать в Европе, Америке, СССР и СНГ днями официальной Победы над фашистской Германией. Но сегодня наверняка не всем, особенно молодежи, известно, что фактически война Германии с СССР и его союзниками закончилась глубокой ночью по европейскому времени и ранним утром по московскому – 7 мая 1945 года!

Приглашение к Эйзенхауэру
Историческая справедливость требует остановиться более подробно на этом факте, который в СССР долгие десятилетия замалчивался. Одним из очень немногих, кто осмелился приоткрыть завесу молчания еще в советские времена, был генерал армии, на исходе войны – генерал-полковник и заместитель начальника Генштаба Красной Армии Семен Штеменко.
«О всех переговорах и их результатах мы получали регулярные сообщения от наших миссий за границей, особенно подробные – от генерала Суслопарова, – писал Штеменко в своих мемуарах. – Вечером 6 мая 1945 года в Париж к начальнику советской военной миссии во Франции генералу Ивану Суслопарову прилетел адъютант Дуайта Эйзенхауэра (главнокомандующий объединенными силами союзников в Европе. – Прим. ред.) Он передал приглашение главнокомандующего срочно прибыть в его штаб в городе Реймсе (125 км на северо-запад от Парижа. – Прим. ред.). Эйзенхауэр принял Суслопарова. Улыбаясь, Эйзенхауэр сообщил, что в Реймс прибыл гитлеровский генерал-полковник Адольф Йодль с предложением капитулировать перед англо-американскими войсками и воевать против СССР».
При этом глава союзных войск уточнил, что правительство Германии адмирала Деница направило Йодля с задачей заключить перемирие лишь с западными державами. По очевидным причинам Суслопаров категорически отверг предложение немцев. Но вскоре его вновь пригласили к Эйзенхауэру. На сей раз он заверил, что после кратких переговоров германская сторона согласилась капитулировать перед всеми союзниками, включая СССР, и вручил Суслопарову уже готовый проект соответствующего документа, предлагая подписать его.
Суслопаров немедленно передал в Москву полученный текст и стал ждать разрешения на подписание. Оно было назначено на 2 часа 30 минут 7 мая 1945 года. Но текли минуты, шли часы, перевалило за полночь, наступило 7 мая, а ответа все не было...
Можно представить состояние руководителя советской миссии той ночью. Генерал прекрасно понимал, что если не подписывать документ, то капитуляция Германии лишь перед США, Великобританией и Францией развязывала руки гитлеровцам для продолжения войны на восточном фронте и не исключала даже вступления в нее американцев, англичан и французов уже против СССР.

Сознавая весь риск
Не дождавшись инструкций из Москвы и сознавая огромный риск лично для себя, Суслопаров принял решение самостоятельно. Крестьянский сын, участник Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде, Первой мировой и Гражданской войн, артиллерист и дипломат по образованию, с 1939 по 1941 год – военный атташе Союза во Франции и координатор советской разведки в Западной Европе, он пошел на хитрость. Суслопаров быстро набросал примечание к акту капитуляции, которое допускало возможность его подписания заново, вторично, если этого потребует хотя бы одно из государств-союзников.
Их командование и немцы легко согласились с этим дополнением, и 7 мая в 2 часа 41 минуту по европейскому времени процедура закючения акта была завершена. Он устанавливал, что капитуляция Германии наступает с 23 часов 1 минуты 8 мая. Кроме Суслопарова и Йодля, документ подписали начальник объединенного штаба западных союзников Беделл Смит и заместитель начальника французского генштаба Франсуа Севез. И лишь после этого из Москвы пришел ответ, разрешающий Суслопарову подписать акт!.. Несказанно обрадовавшись, он без промедления сообщил об историческом событии в Москву. Но оттуда уже летела встречная депеша: никаких документов не подписывать!
Как не исключал с самого начала многоопытный Суслопаров, Иосифа Сталина не устроили ни место события – штаб союзнических войск во Франции, ни персональный состав, ни относительно узкий круг его непосредственных участников. Остается лишь гадать, почему Сталин сначала дал добро, но менее чем через час изменил решение на противоположное. Узнав же, что оно опоздало, Верховный главнокомандующий Союза приказал своему заместителю маршалу Георгию Жукову кровь из носу принять вместе с союзниками капитуляцию Германии в поверженном Берлине не позднее 23 часов 8 мая, то есть до вступления в силу акта, подписанного Суслопаровым.
Жуков справился с задачей за 17 минут до назначенного времени – как уже сказано, церемония подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии была завершена в предместье Берлина Карлсхорсте 8 мая в 22 часа 43 минуты. Суслопаров присутствовал и на этом историческом событии. На нем член советской делегации первый заместитель наркома иностранных дел Союза Андрей Вышинский улучил момент и передал генералу слова Сталина, что тот не имеет к Суслопарову претензий за действия во французском Реймсе.
Тем не менее в СССР на информацию об акте капитуляции от 7 мая 1945 года было наложено негласное табу. А генерал-майора Ивана Суслопарова отозвали в Москву, где после унизительных разбирательств назначили начальником Высших курсов подготовки командного состава армии. Затем он вел курс в Военно-дипломатической академии. В 1955 году Ивана Алексеевича отправили в отставку «по состоянию здоровья», хотя после этого он прожил еще около 20 лет...

Не прошло и года
Рассказанные события дают ответ, почему западный мир отмечал и отмечает победу над Гитлером 8-го, а СССР и СНГ – 9 Мая. К утру 8 мая 1945 года долгожданная весть о разгроме Германии и победе союзников облетела всю Европу и немалую часть остального мира. В тот день во многих городах Старого Света были проведены широкомасштабные торжества и громкие народные гулянья.
Например, в Лондоне многотысячные ликующие толпы собирались 8 мая на Трафальгарской площади и возле Букингемского дворца, с балкона которого сограждан не уставали поздравлять король Георг VI, королева Елизавета и премьер Уинстон Черчилль. И если советский народ пребывал еще в неведении, то Европа целый день перед заключением второго акта о капитуляции в Карлсхорсте уже бурлила от счастья, обнималась, целовалась, пела, танцевала и поднимала тосты.
Дело тут не столько в двухчасовой разнице во времени между Берлином и Москвой, сколько в политической подоплеке отношений Советского Союза и его западных союзников. В напряженных сутках 6–9 мая 1945 года как в капле воды отразилась острая подспудная конкуренция Союза и Запада за лавры победителей и влияние на послевоенный мир.
Не прошло и года, как борьба между недавними боевыми союзниками достигла такого накала, что тогдашний президент США Гарри Трумэн пригрозил пустить в ход против СССР атомное оружие, доказавшее свою мощь ценой убийства американскими милитаристами тысяч японцев в Хиросиме и Нагасаки в августе 1945-го. В штабе генерала Эйзенхауэра была даже подготовлена операция Totality – первый из американских планов войны с СССР.
В Англии подобные разработки начались по инициативе Черчилля еще весной 1945 года (операция «Немыслимое» и др.). Его же выступление 5 марта 1946 года в Весминстерском колледже в американском городе Фултон, на родине Трумэна, сыграло роковую роль в дальнейших отношениях Запада и Востока. Вопреки распространенному заблуждению тогда сэр Уинстон уже не был главой правительства Великобритании – его консервативная партия потерпела поражение на выборах в июле 1945 года, в результате чего Черчилль лишился премьерства и оказался в оппозиции. И в Штаты он приехал не с официальным визитом, а как частное лицо на правах туриста.
В своей фултонской речи ярый антикоммунист Черчилль открыто назвал СССР главной причиной «международных трудностей», обвинил «Советскую Россию» в непредсказуемости, экспансии и диктаторском контроле над растущим числом стран и призвал к единению англоязычных народов в борьбе против коммунизма. Трумэн и другие западные политики встретили речь «туриста» с берегов туманного Альбиона восторженно. А осторожный Сталин, выждав девять дней, ответил Черчиллю 14 марта 1946 года в интервью газете «Правда», в котором сравнил его с Гитлером, обвинил в англосаксонском расизме и провоцировании Запада к порабощению Союза и новых социалистических стран.
Между вчерашними союзниками началась так называемая холодная, но открытая война.

Долгое эхо Фултона
Не без оснований многие как зарубежные, так и отечественные аналитики, политологи и историки называют всю политику Запада с 1946 года до наших дней по отношению не только к СССР и постсоциалистическим странам, но и в целом к Востоку долгим эхом фултонской речи Черчилля. Ее подробный анализ проводился сотни раз по обеим сторонам многолетней политической дискуссии, но каждый раз они оставались при своем мнении.
Такая непримиримость не могла не сказаться и на трактовке Великой Отечественной, Второй мировой войны на Дне Победы, начиная с его названия, статуса, форм торжеств и празднования. Если на большей части постсоветского пространства, в Германии, Израиле, Норвегии, Франции, Болгарии, Сербии, Словакии, Чехии 8–9 мая хотя и под разными названиями, но давно являются государственными праздниками, то в большинстве стран Западной, а после краха социалистической системы и Восточной Европы, в США и Канаде эти даты отмечаются лишь неофициально, зачастую без участия представителей власти.
После распада СССР значительная трансформация отношения к Великой Отечественной и Дню Победы произошла в Прибалтике и на Украине. Там произошла героизация фактических предателей – лиц, перешедших на сторону гитлеровской Германии и воевавших против Красной Армии.
С начала 2000-х в Латвии ежегодно проводятся шествия бывших легионеров латышского легиона Waffen SS – подразделения, истреблявшего в Прибалтике и Белоруссии мирное население, не щадившее младенцев, стариков, женщин и отнесенное Нюрнбергским трибуналом (1945 – 1946) к преступным формированиям. Аналогичные мероприятия ветеранов СС проходят ежегодно в Эстонии, причем в них охотно принимают участие депутаты парламента, члены правительства и другие официальные лица этой страны. В Литве бывших эсэсовцев тоже причислили к «борцам за свободу и независимость» и «жертвам советской тоталитарной системы».
На Украине в 2007 году тогдашний президент страны Виктор Ющенко издал указ о ежегодном праздновании 14 октября годовщин создания Украинской повстанческой армии (УПА), а также присвоил посмертно звание героев Украины националистам Степану Бандере и Роману Шухевичу, участие которых в войне на стороне Гитлера и зверских убийствах широко известно и зафиксировано документально.
Эта инициатива не понравилась даже супертолерантному Европарламенту, который предложил следующему президенту Украины, Януковичу, пересмотреть решения Ющенко. Крайне негативно отнеслась к ним и Польша – бандеровцы убили 200 тысяч поляков. Тем не менее во многих украинских городах возведены и продолжают возводиться памятники тем, кто помогал фашистам, в честь них названы улицы и площади. В частности, памятники тем же Бандере и Шухевичу установлены во Львовской, Ровненской и Ивано-Франковской областях.
А 1 января 2015 года в Киеве состоялось факельное шествие, подобное латвийским и эстонским, посвященное 106-й годовщине со дня рождения Бандеры. «С Украиной происходит что-то плохое, но нечто плохое происходит и с Европейским союзом, не выразившим протеста против такой акции», – сказал по этому поводу президент Чехии Милош Земан. По его словам, шествие «было подготовлено точно так же, как организовывались нацистские марши в период гитлеровской Германии».

Историческая амнезия
2 ноября 2014 года Генас­самблея ООН приняла очередную резолюцию по борьбе с героизацией нацизма. За нее проголосовало 115 государств при 55 воздержавшихся. А против высказалось лишь трио США, Канады и Украины. Американская делегация, неизменно голосующая против антинацистских резолюций ООН, вновь аргументировала свое неприятие тем, что шествия легионеров СС, по сути прославляющие и утверждающие нацизм, якобы являются ни чем иным как «реализацией права на свободу слова и свободу собраний»...
Подстраиваясь под Запад, 9 ап­­реля 2015 года, ровно за месяц до 70-летия Победы над фашизмом, Верховная рада Украины переименовала День Победы в День памяти и примирения и перенесла его на 8 мая. За 9 Мая соответствующий закон закрепил название «День победы над нацизмом во Второй мировой войне», предписал во время празднований не использовать советскую символику (в том числе боевые ордена и медали) и в принципе запретил термин «Великая Отечественная война», заменив его на «Вторая мировая война». В тот же день Верховная рада признала деятельность УПА и организации украинских националистов (ОУН) «борьбой за независимость Украины».
При этом ее парламентарии проигнорировали мнение большинства жителей Украины. Согласно результатам опроса, проведенного в марте 2015 года Украинским институтом социальных исследований, почти 80 процентов жителей республики хотели бы сохранить празднование Дня Победы 9 Мая.
А еще раньше, в 2005 году, также согласно соцопросам большинство жителей Украины были согласны скорее примирить ветеранов Советской Армии и немецкого вермахта, чем ветеранов ОУН-УПА и Красной Армии. Ведь даже по западным источникам головорезы ОУН-УПА, идеология и деятельность которых носила ярко выраженный антисемитский, антисоветский и антипольский характер, убили не менее миллиона русских, украинцев, евреев, белорусов, поляков и людей других национальностей, включая мирных жителей.

Почти обыденность
Почти обыденностью в Прибалтике, на Украине и в некоторых странах Европы стали вандализм и осквернение военных памятников и могил. Варваров не останавливают ни Женевские конвенции 1949 года, согласно которым все без исключения военные захоронения времен Второй мировой войны являются интернациональными и находятся под защитой международного гуманитарного права, ни Конвенция об охране архитектурного наследия Европы, подписанная большинством европейских стран, ни антинацистские резолюции ООН, ни уголовные наказания в национальных заканодательствах.
В марте 2015 года Антифашистский совет России обнародовал своеобразный антирейтинг государств с наиболее частыми случаями такого глумления после распада СССР и социалистической системы. Первое место заняла Украина. Если с 1991 по 2013 год там было зафиксировано 29 подобных прискорбных фактов, то за один 2014-й подвергнуто надругательству или разрушению 420 мемориальных объектов.
Среди вопиющих случаев – разрисованный свастикой и облитый краской монумент воинам Советской Армии в Червонограде, осквернение мемориала Менора в память об убитых нацистами евреях в Киеве, уничтожение мемориальной доски Герою Советского Союза военному летчику Федору Дуднику на Сумщине, похищение памятника маршалу Жукову в Одессе, разрытие воинских захоронений и фотографирование на фоне солдатских скелетов местных зевак во Львовской области...

Трудно даже представить
Подобное в Казахстане трудно представить. Еще весной 1991 года в преддверии Дня Победы на вопрос издательства «Молодая гвардия» о том, за что воевали казахи, Нурсултан Назарбаев ответил:
«Воевали они за то же, что и подавляющее большинство советских людей, – за Родину свою... Скажу больше: общие беды сильнее сплачивали народы, заставляли крепче держаться друг за друга. И чувство общей смертельной опасности, нависшей над всей страной, способствовало единению. Я уверен, что в Великой Отечественной войне дружба народов Советского Союза действительно выдержала испытание на прочность.
Не могу не напомнить о том, что в этом году исполняется 50 лет со дня начала священной войны советского народа с фашистскими захватчиками. Мы все хорошо знаем, какой дорогой ценой заплачено за Победу. ...Нельзя допустить, чтобы в душах людей, особенно молодежи, сеялись сомнения по поводу того, нужна нам была такая Победа или нет. Лично я убежден в ее глубоком смысле, потому что в той войне было разбито величайшее зло, когда-либо существовавшее в истории мировой цивилизации».
На этих позициях глава республики и казахстанское общество твердо стоят все прошедшие с того времени 25 лет.

Казахстанская цена Победы
На территории республики не велись боевые действия, но Казахстан заплатил за Великую Победу действительно огромную цену. С начала войны к весне 1945 года Казахстаном были мобилизованы и отправлены в Красную Армию и для работы в промышленности почти 1,5 миллиона граждан – 20 процентов тогдашнего населения республики. В том числе на фронт – 1,2 миллиона человек. Более 700 тысяч домой не вернулись – это 12 процентов предвоенной численности республики.
Сформированные в ней дивизии и другие военные части вступили в боевые действия под Москвой осенью 1941-го. В битве за нее отличилась легендарная 8-я Гвардейская Панфиловская дивизия, сформированная в Алма-Ате. Генерал Эрих Гёпнер, командовавший одной из немецких танковых дивизий, атаки которой отбивали панфиловцы, впоследствии оправдывал свои неудачи тем, что советские солдаты дрались «в нарушение всех уставов и правил ведения боя», не сдавались и презирали смерть.
А закончили войну многие воины-казахстанцы в мае 1945-го в Берлине. 30 апреля 1945 года лейтенант Рахимжан Кошкарбаев вместе с рядовым Григорием Булатовым водрузил над германским рейхстагом один из советских флагов Победы. Другой такой же флаг установил также казахстанец Илья Сиянов. По последним сведениям, 528 казахстанцев удостоены самого высокого в СССР звания – Героя Советского Союза. Среди них две девушки – Маншук Маметова и Алия Молдагулова и четыре дважды Героя – летчики Талгат Бегельдинов, Леонид Беда, Сергей Луганский, Иван Павлов.
В годы войны Казахстан стал важнейшим арсеналом по изготовлению боеприпасов и оружия, базой советского производства свинца, меди, молибдена, марганца, вольфрама, висмута и других полиметаллов, остро необходимых для выпуска продукции для фронта, а также основной житницей. На деньги и драгоценности жителей республики было построено несколько танковых колонн и боевых эскадрилий. Кроме того, Казахстан по-братски принял сотни тысяч советских граждан, эвакуированных из оккупированных гитлеровцами регионов.

6 7 1

Прямая связь
«Ваши внуки уже слабо представляют, что такое подниматься из окопов под пули, которые перед тобой как дождь, для этого нужно мужество, великий дух, который поднимает человека, – говорил Нурсултан Назарбаев на чествовании ветеранов в Астане 7 мая 2010 года. – И вы спасли планету от фашизма, потому что если бы не было той Победы, вся Европа была бы, наверное, концентрационным лагерем. А в Казахстане абсолютно точно восстановились бы лагеря, и мы были бы второсортными людьми или были бы уничтожены. Это должны знать наши дети и внуки».
«Та Победа, которая была тогда, и наши сегодняшние свершения имеют прямую связь, – это слова Нурсултана Назарбаева через год 9 Мая 2011-го в Алматы после возложения цветов к Вечному огню в парке 28 гвардейцев-панфиловцев. – Если бы мы не были поколением отцов-победителей, мы не смогли бы построить это государство. Ваше поколение, вы, уважаемые ветераны, спасли мир от страшной трагедии».
«День Победы – день истины для многих поколений, – подчеркнул глава Казахстана 9 Мая 2013 года, поздравляя казахстанцев с праздником у монумента Отан в Астане. – Этот великий праздник говорит о том, что единство народа, спокойствие, политическая стабильность – самое важное достояние».
При этом Нурсултан Назарбаев не устает напоминать о недопустимости искажения истины Великой Отечественной. «В трагические годы наши народы стали единым целым перед нацистской угрозой, – отмечал глава Казахстана 8 мая 2015 года на встрече глав государств СНГ в Москве. – Именно на наши страны легло основное бремя, наши отцы и деды победили. Если бы они это не сделали, неизвестно, в каком направлении потекла бы политика, экономика, где бы находились наши народы. Как и все страны, представленные здесь, Казахстан внес весомый вклад в эту Великую Победу... К сожалению, в последнее время мы наблюдаем попытки отдельных политиков и государств провести ревизию итогов Великой Отечественной войны. Идут искажение, откровенная подтасовка исторических фактов, для нас всех такой подход неприемлем. Мы должны совместно сохранять истину о нашей Победе, передать последующим поколениям, чтобы не допустить такой катастрофы в будущем. Сегодня мы видим, что не все извлекли уроки, повторяются ошибки прошлого».
Андрей ЖДАНОВ