Десять вопросов по ЭКСПО

За несколько дней до открытия международной выставки председатель правления АО «НК «Астана ЭКСПО-2017» Ахметжан Есимов ответил на вопросы казахстанских и зарубежных СМИ

4 001

«Хабар 24»:
– Ахметжан Смагулович, когда вас назначили председателем правления «Астана ЭКСПО-2017», вы приступили работе и были оптимистом. Вы собирались оптимизировать топ-менеджмент, дополнительно привлечь инвестиции, развить туристический потенциал. Осталось всего несколько дней до того, как ЭКСПО-2017 откроет свои двери. Скажите, что удалось реализовать, о чем, может быть, жалеете и что достигнуто?
– Я хорошо помню, как на второй день после назначения Президентом меня главой национальной компании, это было 13 августа 2016 года, я приехал на строительную площадку и первым из объектов увидел здесь павильон С1, который возводила компания BI-Group. Честно говоря, здесь была всего лишь бетонная плита, на которой были установлены стены и график производства, ни одного другого помещения не было. На тот момент, признаться честно, состояние дел большого оптимизма у меня не вызывало. Предстояла огромная работа, прежде всего надо было разобраться с департаментами нацкомпании, структурой, с объемом работы, который еще нужно выполнить, а времени оставалось мало. С началом работы оптимизм постепенно начал появляться, и когда через месяц-другой я дал интервью, я действительно был полон оптимизма. Другого выхода, кроме как идти вперед, просто не было, хотя скептиков и тех, кто сомневался, что мы успеем все закончить, было немало. Тем не менее работа пошла, и мы, что называется, начали строить с чистого листа.
До последнего времени существовало такое понятие, как ВДЦ – временная договорная цена, и не было ни одного проекта. Как вы знаете, при любом строительстве сначала составляется проектно-сметная документация, потом она проходит экспертизу и начинается строительство. У нас были очень сжатые сроки, и, кстати говоря, первую ПСД мы получили только в ноябре прошлого года. На сегодня у нас на руках все 26 ПСД на все 26 объектов, и все они прошли экспертизу. Мы провели большую работу, была даже борьба с подрядчиками – это естественно, они хотели заработать больше денег, тем не менее мы эту работу провели успешно. В результате от ТО, которое было разработано еще в 2014 году, от стоимости работ нам удалось сейчас сэкономить более 300 млрд тенге. Эти 1,5 года были очень напряженными, я благодарен работе проектировщиков, инженеров, архитекторов и особую благодарность хочу выразить рабочим. Такой снежной зимы в Астане давно уже не было, такой весны с буранами и ветрами по сей день тоже, но тем не менее все работали очень слаженно. Сегодня все объекты завершены, на территории выставочного комплекса ведутся в основном инсталляционная работа и благоустройство.

«Россия 24»:

– Добрый день, я представляю Всероссийскую государственную телерадиокомпанию – каналы «Россия», «Россия 24», и на протяжении всего периода, предшествующего сегодняшнему дню, наши телеканалы с большим интересом наблюдали за тем, как здесь разворачивается фронт работы. Я не случайно сказал именно «фронт», потому что складывалось ощущение, что все делается для победы, все делается для того, чтобы победить время и сложные погодные условия. Сегодня, за две недели до открытия выставки, мы наблюдаем предчувствие победы, мне кажется, оно где-то в воздухе. Мой вопрос базируется во многом на тех стратегических связях и отношениях, которые скрепляют между собой Казахстан и Российскую Федерацию. Обе страны в своих экономиках имеют довольно серьезный сырьевой процент. Значительная степень экономики обеих стран ориентирована на добычу нефти. Девиз ЭКСПО – «Новые технологии и новая энергия». Мне бы хотелось услышать ваш прогноз, поменяются ли экономики Казахстана и России в будущем, насколько сырьевая составляющая будет доминировать, как она доминирует сейчас?

– Если говорить о ближайшей перспективе, то, естественно, в экономике наших стран вряд ли что-то резко изменится. Но мы должны заглядывать вперед и смотреть на более длительную перспективу. С этой точки зрения, безусловно, как и сама жизнь, экономика будет меняться. Например, в 90-х годах я был заместителем премьер-министра и какое-то время курировал вопросы энергетики. Соглашение о разделе продукции, которое сегодня успешно работает, ровно 20 лет назад я подписывал с ведущими нефтяными компаниями в присутствии Главы нашего государства в Вашингтоне.
В то время даже мыслей о возобновляемых источниках энергии и альтернативной энергетике не было. Честно скажу, я сам этой темой проникся только после того, как заступил на эту должность. Я думаю, что многие казахстанцы и россияне то же самое, пока они не соприкоснуться с этим лично, сложно им будет представить себе, что экономика может измениться после широкого использования «зеленой» энергии. Сейчас весьма понятно, насколько предвидел наш Президент, когда выбрал тему выставки «Энергия будущего». Мы видим, что сегодня сырьевые государства очень зависят от волатильности цен на нефть. К примеру, я в течение дня смотрю на колебания цен на нефть, сейчас немного выше 50 долларов за баррель. От этого складывается курс рубля и нашего тенге. Изменение курса национальной валюты напрямую связано с интересами всех граждан. Именно поэтому, я думаю, страны всего мира движутся в сторону стабильности, а именно альтернативной энергетики. В 70-х годах тоже был кризис в нефтегазовом секторе, и французы решительно вошли в атомную энергетику. Сегодня 72% энергии во Франции вырабатывается атомными электростанциями, страна экспортирует энергию за рубеж и по объему производства занимает второе место в мире, а по доле первое, и эта работа продолжается сейчас.
Сегодня, знакомясь с теми экспонатами и инсталляциями, которые готовят страны, все больше и больше вникаешь в эту тему и познаешь. Например, в Германии выработка электроэнергии из возобновляемых источников энергии составляет до 85%. Поезда в Голландии в прошлом году ездили за счет ветровой энергии, а в этом году этот показатель приблизился к 100%. Если же брать в общей массе, есть отдельные страны, где доля использования альтернативной энергии очень высокая, есть страны, где по каким-то направлениям высокая, а в целом превалируют традиционные источники энергии.
Однако надо четко понимать, как неоднократно говорил наш Президент, что нефть когда-то закончится или добывать и экспортировать ее будет невыгодно из-за колебания цен. В этом контексте не только мировые державы, но и развивающиеся страны заинтересованы в тематике нашей выставки «Энергия будущего», аналогов такой еще не было за всю историю Международного бюро выставок.
Таким образом, мы стремимся создать площадку для поиска выхода из энергетического кризиса. В прошлом году всего 30 стран хотели участвовать в ЭКСПО-2017, а сегодня это уже 115 стран. Почти каждый день здесь у нас проходят пресс-конференции с представителями павильонов, где они рассказывают об энергии будущего. Безусловно, эти страны проводят очень большую работу у себя дома и хотят как можно выгоднее продемонстрировать свой потенциал на площадке ЭКСПО. Проведение выставки даст импульс профессионалам в этой области, специалистам, простым гражданам, в особенности молодым людям, выдвигать свои идеи и инициативы в области использования и технологий внедрения возобновляемых источников энергии. Когда мы проводили телевизионный конкурс «Энергия будущего», я удивился тому, что меньше чем за месяц к нам поступило более 200 весьма серьезных заявок и большинство из них были запатентованы. Все это, как предвидел Глава нашего государства, дает импульс не только развитию альтернативной энергетики, но и в целом развитию технологий в стране. Это прекрасная площадка для творчества.

CCTV:
– Как нам всем известно, ЭКСПО – это самая большая в мире выставка, а во-вторых, это очень большой рынок, который создает возможности каждой стране-участнице. Китайский павильон является одним из самых крупных, а как вы лично оцениваете его? Как вы думаете, как ЭКСПО может повлиять на отношения между Китаем и Казахстаном?
– Прежде всего я хочу сказать, что Китай очень активно подошел к вопросу участия в выставке ЭКСПО-2017. Действительно, у них самый большой павильон на выставке. Я сам несколько раз был в китайском павильоне, и масштабы их работы действительно впечатляют. Это и понятно, КНР самая большая по численности населения страна в мире. Огромная экономика, огромное производство и потребление энергоресурсов, и доля импорта тоже очень высокая. Казахстан поставляет Китаю нефть и газ, поэтому работы, которые сейчас введутся в Китае по возобновляемым источникам энергии, впечатляют. Только представьте себе, 2,5 трлн юаней – это самый высокий по объему вложения в ВИЭ показатель. В сфере возобновляемых источников энергии они занимают первое место. Мне понятно стремление этой страны показать на этой выставке свои достижения. Как я уже отметил, у китайских коллег один из ведущих павильонов не только по объему и подготовке, но и по содержательной части. Здесь у нас пройдет Саммит ШОС, будут главы государств, и они посетят выставочный комплекс. Мы серьезно готовимся к этому. На торжественном открытии выставки они будут присутствовать. Это возлагает огромную ответственность на комиссара, на руководителей павильона, поскольку главы государств намерены посетить эти объекты. Я считаю, что тема китайского павильона выбрана очень удачно, и полагаю, он будет иметь большой успех.

Zakon.kz:
– По приходе в ЭКСПО вы в два раза сократили количество топ-менеджеров. Не отразилось ли это на качестве и темпах подготовки к ЭКСПО-2017?
– Когда я начал знакомиться со структурой национальной компании, то посчитал нужным ее оптимизировать и сделать так, чтобы она была не только оптимальна, но и максимально работоспособна. К примеру, департаменты – это наши «рабочие лошадки», то есть выполняют всю основную работу. Над ними же было целых девять управляющих директоров! Понятно, что число управляющих директоров мы сократили до трех, причем два директора одновременно являлись директорами департаментов. То есть мы упростили саму структуру и облегчили ее, убрав лишние звенья, и этим в несколько раз повысили оперативность принятия решений. Директор департамента сам принимает решения и сам же ответственен за их выполнение. Нашей задачей было сократить ненужные звенья. В результате мы не только сэкономили средства, главное, мы получили эффективную команду. Кстати говоря, оптимизацию структуры мы произвели в начале сентября и с тех пор ничего не меняли. Жизнь, конечно, вносит свои коррективы: кто-то ушел, а кто-то остался, но в целом костяк остался, и этот костяк дал те результаты, которые мы сегодня видим. По сути, при всесторонней поддержке Президента нам удалось за 21 месяц сделать работу, которую нужно было делать почти 6 лет. Время поджимало, и другого выхода не было, но наряду со строительством надо было обеспечить качество этих объектов, чтобы они были надежны в эксплуатации. Тем более каждый из них напичкан дорогостоящим оборудованием и инсталляциями и они должны работать в нормальных условиях. Поэтому я считаю, что нам удалось создать достаточно эффективный механизм взаимодействия внутри самой национальной компании, а также с нашими генеральными подрядчиками, проектировщиками, архитекторами и всеми службами. У нас хорошо сложилась работа с городскими службами, с акиматом у нас есть полное понимание, мы еженедельно проводим совместные мероприятия. ЭКСПО – это не только строительные объекты, это еще и подготовка города к приему гостей, качество работы, качество обслуживания, уровень сферы услуг. В этом плане мы достигли хорошего понимания и взаимодействия.

Vlast.kz:
– Два года назад было всего около 50 стран, подтвердивших свое участие, на сегодня уже 115. Понятно, что специализированная выставка отличается от универсальной тем, что здесь страны уже приходят в готовые павильоны, которые в данном случае Казахстан им предоставляет. Был ли торг, например страна хотела павильон больше, дороже, а мы не могли этого предложить, и страна, допустим, отказывалась? Как в таких случаях велись переговоры и имели ли место такие случаи?
– Во-первых, международные павильоны расположены полукольцом, и все равноудалены от сферы. Они все стандартные, вопрос только в квадратуре: какой стране сколько квадратов. У нас 4 блока: С1, С2, С3, С4. В каком из них располагаться странам-участникам, не имело значения, поскольку они равноудалены от нашего главного объекта – «Нур-Алем». В этом плане мы очень хорошо работали и со странами, большую помощь в этом плане нам оказывало и Международное бюро выставок. Мы провели два собрания международных участников, где снимались вопросы, которые возникали. На сегодня решены все вопросы, и абсолютно никаких проблем. Естественно, как я говорил, Китай, Германия, Франция, Россия, Япония, Монако и многие страны сейчас идут по графику, мы передачу павильонов начали с 1 ноября. К этому времени все международные павильоны были готовы, но некоторые участники в силу разных причин, не зависящих от нас, затянули с началом строительных работ. Но тем не менее мы надеемся, что все они к началу выставки успеют завершить работы. Хотя, например, на предыдущей, Миланской выставке не один десяток стран завершал работы уже после открытия выставки. Мы этого хотим избежать. На этой неделе у нас была инспекционная комиссия Международного бюро выставок, и они сказали о том, что такой степени готовности, как у нашей выставки, еще не было, а генеральный секретарь МБВ Виссенте Лоссерталлес сказал, что наша выставка за 25 лет его работы в качестве руководителя этой международной организации будет самой лучшей.

Zakon.kz:
– Какие конкретные перспективы открывает этот проект для Казахстана?
– Прежде всего я хотел бы сказать, что ЭКСПО-2017 даст прорыв, причем в сознании как специалистов, так и рядовых граждан, в особенности молодежи. У нас молодежь инновационная, здесь очень много интересного для тех, кто работает и мыслит творчески. Например, зона лучших практик – это павильон, где специальная международная комиссия занималась отбором лучших проектов в области возобновляемых источников энергии, которые есть в мире, и отобрала только 24 таких проекта. Даже одно посещение нашей выставки даст возможность увидеть, что происходит в этой сфере. Причем это была очень авторитетная комиссия, из видных зарубежных ученых, в том числе двух лауреатов Нобелевской премии. Отбор шел очень тщательно в течение нескольких месяцев. Предложений было очень много. Поэтому посещение и знакомство с этим павильоном, я думаю, будет полезным и практичным для всех. Естественно, как я уже сказал, перемены в экономике не произойдут уже завтра, но, вспоминая пример той же Франции, которая 30 лет назад начала развивать атомную энергетику, мы понимаем, что экономика ее ушла намного вперед. Кстати говоря, у нас будет корпоративный павильон, где Казатомпром совместно с Росатомом представляют очень интересные экспозиции по мирному использованию атомной энергетики. То есть, еще раз повторяюсь, для перспективы нашей страны, о чем Президент неоднократно говорил, мы должны уходить от сырьевой зависимости, и я думаю, проведение ЭКСПО-2017 «Энергия будущего» в Астане будет мощным толчком в этом направлении.

Vlast.kz:
– Во всем мире существует проблема, когда инфраструктурные объекты после больших мероприятий простаивают, например после Олимпиады в Рио. Почему считают, что с Астаной не произойдет подобного?
– Прежде всего, когда говорят о том, что большие вложения, зачем это нужно и так далее, я хотел бы сказать, что мы отличаемся от той же Миланской выставки, где все экспонаты и павильоны, в том числе наш – казахстанский павильон, страны сами собирали и разбирали. Здесь, как видите, это капитальное сооружение. Многие объекты будут работать и после выставки. Например, Сфера станет Музеем будущего, поскольку там собраны самые последние разработки и раскрывается тема энергии, начиная от энергии космоса, солнца, ветра, воды и заканчивая кинетической энергией. То есть все это останется как достояние и наследие этой выставки, так же как и зона лучших практик – тематические павильоны. То есть множество объектов, которые и дальше будут работать и будут интересны для казахстанцев и для гостей.
В целом, я хочу сказать, уже есть два десятка предложений на дальнейшее использование площади. Предложений намного больше, чем мы имеем площади, которые будут освобождаться.
Например, высвобождаются международные павильоны, где будет располагаться международный финансовый центр «Астана», кроме того, создается международный центр «зеленой экономики» под эгидой ООН – инициатива, которая прозвучала из уст нашего Президента во время Генеральной ассамблеи этой организации. Создаются IT-стартапы. Все объекты выставки востребованы. Я думаю, скоро, к примеру, будет окончательно принято предложение по открытию образовательного центра Job World, который сейчас набирает популярность в мире. Мы изучили опыт Кореи, которая в этом плане идет впереди всех, хотя такие центры создаются во многих развитых странах, рассчитанные на дошкольников и молодежь до 24 лет. Там дети дошкольного возраста ходят в такие центры, знакомятся, смотрят, что такое работа, что такое профессия, потом уже сами выбирают эти профессии. Для этого созданы уникальные возможности.
Это можно сделать на базе наших павильонов. Здесь дети могут познать, что такое, к примеру, профессия пожарного, медика, строителя, повара, то есть они сами пробуют, потом в конце концов выбирают. То есть они могут согласно своим наклонностям и интересам уже осознанно выбирать профессию. Более того, это будет государственный образовательный центр. Будет очень много спонсоров. Спонсоры из этих ребят могут подобрать себе уже подготовленные кадры. Такая идея есть. Одним словом, предложений больше, чем свободных площадей. Это нас и радует.

Zakon.kz:
– После череды негативных событий имидж ЭКСПО значительно упал. К примеру, ЧП на стройке, различные видео с объектов. Что было сделано и делается для того, чтобы вновь повысить его?
– Понятно, с самого начала после коррупционного скандала имидж выставки сильно пострадал. Когда я пришел на эту должность, в социальных сетях негатива было 80%. Сейчас нам это удалось значительно снизить. Тем не менее в сознании некоторых осталось негативное отношение. Недавно какой-то водитель привез стройматериалы и, не ведая, для чего, снял на свой мобильный видео о том, что якобы закапываются стройматериалы. Он даже понятия не имел, что за стройматериалы и где и для чего они используются. Он не знал, что здесь будет дорога, а под дорогой эти материалы для того, чтобы утеплить помещение, которое находится под этой дорогой. Его мы нашли, прежде всего чтобы ему сказать, для чего это делается. Он это осознал, принес извинения. И таких моментов за эти полтора года было очень немало. Я на государственной службе, на руководящих должностях работал, можно сказать, еще до Независимости. Разные были случаи, видел много критики, но чтобы критики столько было за эти полтора года, конечно, такого в моей жизни не было. К этому всему я отношусь спокойно. Хотя мало приятного в этом. Надо делать правильные выводы, когда конструктивная критика.
Но нам удалось переломить ситуацию. Прежде всего за счет того, что проект ЭКСПО получился антикризисным, поскольку 408 предприятий получили заказ. Они выполнили работы на 414 млрд тенге. Создано 55 тысяч новых рабочих мест. Ни одна государственная программа, которая у нас осуществляется, не создавала столько рабочих мест. Это только рабочих мест. Поэтому еще раз повторю, проект был очень кстати в это кризисное время. С другой стороны, большая работа проведена, можно сказать, с нуля, по PR-продвижению. За рубежом благодаря ЭКСПО мы пропагандируем Казахстан, провели для этого ряд имиджевых мероприятий. Такого никогда не было. Мы проводили и ЭКСПО-караваны, и роуд-шоу. В целом охватили более 1 млрд человек в мире информацией об ЭКСПО. Ну и, естественно, у нас внутри страны эта работа тоже велась. Ежедневно наши телеканалы освещали тему ЭКСПО. Поэтому, ествественно, все это дало положительные результаты, и, как я говорил, негатив мы сумели значительно сократить.

«Россия 24»:
– Реклама негативная – она все равно реклама. Мы по своей работе чувствуем интерес, который нарастает к ЭКСПО, потому что сейчас наши координаторы, наши центральные офисы, которые находятся в столицах наших государств, ориентируют нас на работу ЭКСПО, и мы для себя вычерчиваем очень плотный график мероприятий, которые у нас стоят в списке, которые мы в обязательном порядке будем освещать. И в этом смысле я уже завидую туристам, которые сюда приедут, для того чтобы получить как можно больше удовольствия. Аэропорт и новый вокзал, транспортные линии, которые мы сейчас видим. Я для себя отметил, что это все то, о чем вы говорили, называя этот проект антикризисным. На ваш взгляд, какой будет туристический интерес к этому событию? Какое количество туристов может приехать на эту выставку из сопредельных государств, из России, например, из Китая? Какое количество соседей вы ждете в гости?
– Пять миллионов посещений, из них 15% мы ждем зарубежных гостей. И в основном это представители России и Китая. Мы провели большую работу, в особенности с нашими соседями. В частности, по России практически со всеми приграничными регионами у нас есть меморандумы, подписанные мною и губернаторами около десяти регионов. Также роуд-шоу проводили в Санкт-Петербурге, Москве и других городах. Поэтому, естественно, мы ожидаем больше всего туристов от наших соседей. Но в то же время хочу сказать, что на сегодняшний день мы продали больше одного миллиона билетов – это очень хороший показатель, и покупателями являются представители 44 государств мира.

«Хабар 24»:
– Продолжая тему туристов, скажите пожалуйста, Ахметжан Смагулович, какие экспозиции вы бы посетили не как руководитель, а как, скажем, турист. Ваш ТОП-5 таких must have экспозиций, куда бы вы сходили.
– Вчера здесь был один из руководителей государственных органов нашей страны. Мы обходили и смотрели вопросы безопасности, и он сказал, наверное, вы каждое из этих зданий пропустили через себя. Это так. Они все для меня очень интересны, потому что приходилось строить с нуля все эти объекты. Но, отвечая на ваш вопрос, безусловно, первый объект это «Нур-Алем». Прежде всего он интересен с точки зрения инженерной мысли и архитектуры, весит более 13 тысяч тонн. Использовано 2824 листа стекла. Каждое из стекол весит от 600 до 800 кг. Их уникальность заключается в том, что они изогнуты в двух плоскостях, тем самым они создают сферическую форму без углов. Они очень гладкие, как надутый шар.
Уже приезжал канал National Geographic, который очень сильно заинтересовался павильоном. То есть это уникальное сооружение – единственное в мире, диаметром 80 метров, причем еще на 20 метрах будет находиться павильон, а над ним шар. Всего высота – 100 метров. Но это с точки зрения архитектуры, инженерной мысли. А внутри инсталляционными работами и контентом занимаются известные мировые фирмы Швейцарии, Италии, Германии.
Я работал послом 3 года в Бельгии. На выставку они в свое время построили «Атомиум». С тех пор прошло около 50 лет, но как построили – в таком виде оно и осталось. Тоже очень интересное сооружение, но за эти 50 лет ничего не поменяли внутри. Просто поддерживают – и все, но тем не менее очень много туристов посещает.
Поэтому первый объект – это, безусловно, «Нур-Алем». Здесь зона лучших практик. Это тематический павильон, который раскрывает, начиная от зарождения энергии до современных типов энергии, то есть раскрывает тему выставки.
Это арт-центр. Готовят его французы, причем они хотели эту постановку сделать в 2018-м году, но будет впервые демонстрироваться именно у нас в центре.
Это Цирк дю Солей. Вчера я был на репетиции, они специально тоже готовят постановку, где все движения, действия артистов то же самое – показывают, как они вырабатывают энергию. И корпоративные павильоны, где пять наших национальных компаний и иностранные ведущие компании тоже будут демонстрировать свои разработки. И международные павильоны: они очень разнообразны, они отличаются, некоторые схожи, но тем не менее там тоже можно почерпнуть много интересного. Поэтому приглашаю, пожалуйста, – выбор большой. Я уже не говорю о том, что холл «Энергии» получился в архитектурном отношении, конгресс-холл – это уникальное сооружение. Там, где будет происходить открытие, оно получается еще и многофункциональное, и в архитектурном отношении тоже неповторимое сооружение получилось. Как турист я бы хотел посетить все эти объекты и другие, которые я еще не назвал.
– От имени присутствующих здесь коллег, по всей видимости, мы не встретимся с вами до открытия, пожелать вам всего самого доброго, поблагодарить вас за эту встречу, но и чтобы все было так, как вы мечтали, когда вступили в эту должность, чтобы вы увидели результаты вашего труда, ваших коллег, чтобы страна приобрела то, что, мы уверены, она приобретет.
– Спасибо за пожелания! Всего хорошего.

4 002
Подготовил Абай КЕЛЕСОВ