Дина Смаилова: «Говорить – и никаких гвоздей!»

Алматы и алматинцы: сто новых лиц

Лидер казахстанского движения против сексуального насилия «Не молчи» Дина Смаилова в числе восьми активистов со всего мира будет представлять нашу страну осенью этого года в штаб-квартире структуры «ООН-женщины» в номинации «Гендерное равенство и защита женщин и девочек от насилия».

9 001

– Эта номинация является своеобразным признанием смелости и неустанных попыток Дины Смаиловой остановить насилие, – сказала исполнительный директор этой организации Фумзиле Мламбо-Нгкука, настоявшая на кандидатуре казахстанки. – Штаб-квартира структуры «ООН- женщины» планирует провести несколько мероприятий с ее участием, где она расскажет о всевозможных мерах, применимых в борьбе против насилия в отношении женщин и девочек.
В минувший понедельник в Нью-Йорке прошел символический футбольный матч «Кубок мира», где дистанционно принимала участие и Дина Смаилова.
– Спортсменов знает весь мир, – сказала, комментируя это событие, Фумзиле. – А вот те, кто занимается спасением людей, неизвестны миру, хотя они и трудятся в тяжелых условиях. И теперь мы хотим сделать их такими же знаменитыми, как звезды мирового футбола, их работа достойна такой известности.
Напомним: став много лет назад жертвой насилия, известный детский продюсер Дина Смаилова открыла в августе прошлого года движение «Не молчи».
– Я очень тронута, что организация «ООН-женщины» заметила меня, – говорит она. – У меня был шок, когда мне сообщили об этом. Получается, наше движение успело уже за год стать уникальным, коль нам предлагают делиться опытом. Что касается участия звезд – как спорта, так и шоу-бизнеса – в движении против насилия, то в Америке и Европе, насколько я вижу, любая известная личность, являясь примером для общества, считает своим долгом показать, что она не одобряет насилие. Ее позицию подхватывает многомиллионная армия фанатов и просто поклонников. Знаменитая телеведущая Опра Уинфри, сама пережив насилие, открыто рассказала об этом. Это стало сильным примером для общества. Оно стало поддерживать тех, кто подвергся насилию. Американцы, например, давая понять, что она не одна, собравшись у дома жертвы, поддерживают ее своим молчаливым присутствием. Когда в тот памятный день – 9 июля 2016 года – я решилась опубликовать свое письмо о том, что случилось со мной 25 лет назад, я находилась в длительной депрессии после похода к психологу. Что-то произошло с сознанием. Я перестала воспринимать свою жизнь, мне ничего не нравилось, все было неинтересно. Единственное, чего я хотела, – выговориться! Кстати, очень многие женщины, пережившие насилие, решившись через много лет рассказать об этом, отныне стремятся, чтобы теперь об их трагедии узнало как можно больше людей. На миру, как говорится, и смерть красна. Суицидальное состояние жертвы длится годами. Любой страх, стресс или потрясение могут оживить это воспоминание. Для меня толчком к написанию открытого письма стал флешмоб в Интернете украинки Анастасии Мельниченко «Я не боюсь сказать».
И вот я решилась и опубликовала свою историю. И вновь паника! Мои близкие подруги, с которыми я провела много лет вместе, не верили, что это произошло со мной когда-то, потому что я им об этом никогда не рассказывала. Они напугались и поймали оглушительную тишину. Но потом был такой трогательный момент – собрались и пришли ко мне. Дочь (она живет в Грузии) о том, что случилось с ее матерью до того, как она родилась, тоже узнала через флешмоб. Мы с ней большие подруги, но вот об этом я не осмелилась ей рассказать. На несколько дней самый дорогой мне человек тоже замолчал. Но, пережив шок, дочь стала относиться ко мне с еще большей теплотой.
А вот от незнакомых людей посыпались письма сразу же. Сотни казахстанских женщин много лет стыдились рассказать о своей беде даже самым близким людям. А тут заговорили открыто, вслух и громко.
Я не просила их об этом, но они, раскрывая мне душу, сделали меня своим негласным лидером. И я поняла: надо что-то делать. Но что – не знала. На Украине и в России после флешмоба Анастасии Мельниченко в Сети появилось около 24 тысяч признаний в изнасиловании. Но государство ничего не предприняло, чтобы помочь будущим жертвам. Флешмоб, пусть и мощный, так и остался разовой акцией.
А у нас, что удивительно, государство в лице Генеральной прокуратуры оказало поддержку первым. То есть, если быть совсем точным, вначале протянуло руку многострановое отделение структуры «ООН-женщины» в Центральной Азии: оно предложило создать общественное движение.
Первой девушкой, за которую стало бороться движение «Не молчи», была жительница Есика Жибек Мусинова. Ее история показала, что наша страна – сострадательная. Казахстанцы поддержали Жибек, несмотря на то что шел большой негатив со стороны ангажированных журналистов и блогеров.
Эти две организации – «ООН-женщины» и Генеральная прокуратура – приглашали для меня тренеров, знакомили с женщинами, которые занимаются правозащитной деятельностью. И это явилось мощным стимулом при работе с жертвами.
Когда меня в ноябре прошлого года пригласили участвовать в работе коллегии Генпрокуратуры, я и не знала, что это такое. Думала, обычное совещание. А там – депутаты, министры, прокуроры со всех областей, пресса. Выступая перед ними, набралась смелости и пожаловалась, что сотрудники правоохранительных органов с одинаковым цинизмом допрашивают и жертву, и преступника, то есть они абсолютно лишены сострадания к прошедшей через насилие женщине. Реакция генпрокурора была фактически мгновенной: он сразу поставил условие – с жертвами изнасилования должны работать только женщины-прокуроры. На личном приеме Жакип Асанов, поддерживая меня, сказал, что у меня через год должен быть миллион подписчиков. До миллиона, конечно, еще далеко, но я могу сказать, что сознание казахстанцев за этот год поменялось: они стали с сочувствием относиться к жертвам изнасилования и к женщинам вообще. А ведь раньше считалось, что она виновата во всем сама. Это притом, что на нее взвален непомерный груз ответственности за все: за воспитание детей, за мужа, за родственников, за дом…
Очень здорово, что с движением «Не молчи» стала работать известный адвокат Айман Муратовна Умарова, которая по духу тоже «не молчи». Нам стоило больших трудов уговорить ее взяться за дело Жибек Мусиновой, а теперь эта проницательная женщина всегда рядом, когда требуется помощь в особо сложных случаях. То есть мы сотрудничаем со всеми, кто искренне сочувствует тем, кто, попав в беду, подвергается преследованиям и травле.
Теперь, когда за плечами у «Не молчи» около десятка выигранных процессов, мне говорят, что нужно открыть кризисные центры для жертв изнасилования. Но я не буду этого делать. Нет, эти центры, конечно же, нужны, но женщина не должна каждый год бывать там.
Иначе получится какой-то замкнутый круг. Жертва должна меняться сама, иначе это притягивающее насильников клеймо останется с ней на всю жизнь.
Астанчанка Айна Бузик, например, пережила в своей жизни не одно насилие и над душой, и над телом. Это ее состояние жертвенности как бы по наследству передалось ее старшей дочери, которую много лет насиловал отчим. Пройдя через это, женщина понимает, то она должна стать другой, чтобы остановить этот порочный круг.
В конце августа мы при финансовой поддержке организации «ООН-женщины» организовываем международную конференцию «Один год немолчания». У нас уже большая команда, хотя прошедший год был, честно сказать, трудным во всех отношениях. Мы пережили, что называется, и голод, и холод, и наветы, и травлю, и рейдерский захват движения. Бывали моменты, когда надо было ехать к Нургуль Кусулбековой в Балхаш, а денег на билеты нет. Эту девушку, напомню всем, насильники, подвергнув жестокому насилию и избиению, заставляли самой себе рыть могилу. Но я не могла обратиться за помощью к общественности, потому что обязательно нашлась бы какая-нибудь «доброжелательница»: «Не молчи», мол, только для того и создавалось, чтобы собирать деньги. С этим я уже сталкивалась. Теперь я знаю: нужно быть крайне осторожным, потому что любое доброе намерение, если поставить цель, можно превратить в негатив.
Мы учимся, мы работаем, мы продолжаем бороться с насилием ради женщин и детей. И пусть кто-то считает нас деструктивными, это не важно, потому что каждая победа в судах и вообще над страхом дает стимул двигаться вперед.
С 9 июля 2016 года и по 1 августа 2017 года прочитали, посмотрели, послушали движение «Не молчи» в социальных сетях и СМИ 236 млн раз (это включая СНГ и страны дальнего зарубежья), а по Казахстану было 7 млн прочтений. Из них постоянными читателями стали около 600 тысяч человек. Всего с июля 2016 года публикаций в СМИ и социальных сетях с учетом перепостов было более 516 тыс. по РК. Такие данные предоставило ТОО «ASPEX». Опираясь на опыт применения анализа big data в международных практиках в государственных органах, оно подготовило свой сводный отчет на основе официальных данных баз МВД, органов прокуратуры, судебной системы и статистических данных РК. Эти цифры говорят о том, что мы заставили заговорить население о проблемах насилия. И это наконец перестало быть проблемой одного человека или одной семьи. Теперь важно, чтобы она решалась не только государственными службами, НПО, международными организациями, но и самим обществом!
Записала
Разия ЮСУПОВА