«Дирижер – генерал для оркестра»

Недавно музыканты Государственного академического симфонического оркестра РК вернулись из гастрольного тура по Швейцарии. Мы встретились с дирижером коллектива, который рассказал не только об этой поездке, но также о буднях музыкантов и особенностях работы с творческим коллективом


-Какие впечатления остались у вас от выступлений в Швейцарии?
– Это была чудесная поездка! Организаторы приурочили ее к 25-летию дипломатических отношений Казахстана и Швейцарии. Мы посетили три города: Базель, Цюрих и Лугано. Выступали в лучших залах, хотя важно отметить, что в Европе нет плохих концертных площадок или же мне они не встречались. Наверное, это связано с тем, что города в основном очень старинные и культура проведения концертов складывалась в них веками, в залах очень хорошая акустика. К сожалению, у нас еще не все так хорошо в этом плане, имеются залы с плохой акустикой, часто в таких случаях мы становимся пленниками аппаратуры, но это значит, что есть к чему стремиться и что совершенствовать.
– Какую программу вы представили в Швейцарии?
– К сожалению, весь оркестр не смог отправиться на гастроли. Мы поехали сравнительно небольшим составом – камерный оркестр из 18 человек. Исходя из этого формировали репертуар. Это был микс из лучших произведений русских и зарубежных классических музыкальных произведений, а также, конечно, мелодий, написанных нашими соотечественниками. В частности, во время выступлений в Швейцарии мы исполняли Чайковского, Пуччини, Шопена, а также произведения Алмаса Серкебаева и Тлеса Кажгалиева. Так как в то время концертный сезон в Алматы у музыкантов Государственного академического симфонического оркестра еще не закончился, приходилось работать сверхурочно, в том числе и в выходные дни, репетируя концертную программу для гастролей по Швейцарии. Однако это того стоило.
Особый интерес в Швейцарии вызвали произведения наших композиторов. Например, кюй Алмаса Серкебаева «Шалкыма». Надо сказать, что сейчас в мире вообще вырос интерес к казахской культуре. Словом, приняли нас просто замечательно! Мы не ощущали никакого дискомфорта в бытовом плане и могли полностью сосредоточиться на творчестве, что для артистов очень важно.
На концертах мы выступали вместе с известным швейцарским пианистом Джозефом Мариусом Ведером. В частности, он сыграл партию фортепиано в произведении Тлеса Кажгалиева. Считаю, что тандем получился очень удачным. Вообще знакомство и совместное выступление с разными музыкантами – это всегда новая ступень в развитии, возможность пополнить свой багаж знаний и навыков.
При подготовке к концертам в Швейцарии не все произведения были знакомы музыкантам. Допустим, вариант концерта Шопена именно для камерного оркестра они раньше не играли, «Хризантемы» Пуччини именно в этом составе тоже играли впервые.
– Изучая новое произведение, дирижер в какой-то степени всегда навязывает музыкантам в оркестре свою волю. При этом каждый из них – творческий человек. Какие качества важно воспитать в себе, чтобы управлять таким коллективом?
– Вы правильно заметили, что дирижер диктует музыкантам свое прочтение, но так и должно быть. Конечно, у каждого музыканта мо­жет быть свое прочтение того или иного произведения, и задача дирижера состоит в том, чтобы не просто настоять на своем, но и объяснить, почему действительно лучше сыграть так, а не иначе. Именно поэтому он должен не только отлично владеть техникой игры на том или ином инструменте и обладать абсолютным слухом. Также важно быть очень тонким психологом, прислушиваться к музыкантам, иногда давать им возможность экспериментировать. В то же время нужно быть и твердым. Всегда очень четко знать, чего ты хочешь, потому что дирижер – это генерал для оркестра. Он и только он отвечает за любые ошибки.
– Похоже, вы очень требовательны к себе…
– Да, причем не только к себе, но и к музыкантам тоже. Даже больше того, я никогда не бываю доволен собой на сто процентов. Вообще считаю, что самолюбование губительно для музыканта. Когда ты начинаешь восхищаться собой и считать себя безупречным – это уже шаг к деградации. Это не означает, что нужно постоянно ругать себя, это получается непроизвольно. После концерта я всегда еще долго прокручиваю выступление в голове, анализирую, где можно было сделать лучше. Если этого нет, значит, человек перестал развиваться творчески.
– А вне работы музыку любите слушать?
– Конечно, причем разную, я меломан. Люблю и рэп, и хип-хоп, и рок-баллады. Главное, чтобы была красивая мелодия и текст со смыслом. Очень нравятся некоторые песни групп Scorpions, Metallica.
– Есть ли у вас кумиры?
– Не могу назвать кого-то одного, но есть много людей, с которых хочется в чем-то брать пример. Например, мне очень нравится, как играет пианист Артур Рубинштейн, люблю Артуро Бернадетти Микеланджело. Кстати, Лугано, где мы недавно выступали, – родной город этого пианиста. Очень жаль, что мне не хватило времени посетить его могилу.
Конечно же, из казахстанских музыкантов для меня пример – дирижер Алан Бурибаев. Кстати, мы учились у одного преподавателя. Так вот, недавно в Астане в рамках EXPO состоялась премьера Симфонии № 8 выдающегося австрийского композитора Густава Малера. Замысел потребовал от композитора привлечения огромных исполнительских средств: увеличенного симфонического оркестра, двух смешанных хоров, хора мальчиков и солистов – трех сопрано, двух альтов, тенора, баритона и баса. В Астане выступление под руководством Алана Бурибаева получилось грандиозным.
– Вы лауреат многих конкурсов. Скажите, что дают музыканту многочисленные дипломы?
– Сами по себе награды – ничего. Это просто бумажки, которые приятно получать и складывать в папочку. Гораздо важнее сам процесс участия в конкурсе, возможность узнать что-то новое, развиваться. Для меня это новая ступень в творчестве, причем независимо от того, удалось занять призовое место или нет. Это в любом случае хорошая возможность оценить себя, узнать свои сильные и слабые стороны и идти дальше.
– Расскажите о своих творческих планах.
– В начале сентября в рамках EXPO пройдет конкурс народной артистки СССР Бибигуль Тулегеновой, в котором я буду в качестве дирижера. А вообще, я не люблю говорить о творческих планах. Бывает, расскажешь о чем-то на радостях, а это не сбудется, зато неожиданно появится другой интересный проект. Я не люблю загадывать.
– А вообще вы суеверный человек?
– Я бы так не сказал. У меня есть собственные проверенные приметы, но в общепринятые я не верю. Например, если ноты упали, то надо обязательно на них посидеть. У меня много раз ноты падали, но ничего плохого после этого не случалось. Если у меня бывали помарки в игре, то они были бы и так. Зато на концерт из гримерки всегда выхожу с правой ноги, это у меня уже на подсознательном уровне, наверное.
Я больше верю в бытовые приметы. Например, всегда прощу обходить мою машину сзади, чтобы мне не перерезали дорогу.

Елена СОКОЛОВА
Фото из личного архива
Ерболата Ахмедьярова