Долгий путь надежды

Великая Отечественная война оставила глубокий след в сердцах тысяч казахстанских семей

18 003В те годы на фронт было мобилизовано около 25 процентов населения. На войну уходили мужчины и совсем молодые парни в возрасте от 18 до 50 лет. Причем многие из них попадали в самое пекло войны прямо с поезда и вступали в битву под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге. Многие наши земляки участвовали в освобождении Европы и взятии Берлина… и не все вернулись домой.
Историю своего отца рассказала наша читательница Куляш Кыдыржанова. Почти всю жизнь она посвятила поискам родного человека, не вернувшегося с фронта, и лишь в прошлом году узнала место его захоронения.
– Отец, Ниязбеков Кыдыржан, родился в 1903 году в Кегенском районе Алматинской области. Работал в совхозе «Молотов» бригадиром. По словам мамы, он был сильным математиком, добрым человеком. Когда началась война, его оставили, потому что он имел бронь, а председателя колхоза забрали на войну. Отец отвечал за весь колхоз. Когда убрали урожай, после сдачи государству отец раздавал жителям остатки пшеницы – масақ. В то время люди жили очень плохо и дети голодали. Однако даже в такой сложный для всех период нашлись «доброжелатели»: кто-то донес, что бригадир раздает колхозное добро. Это означало, что он «враг народа». Его осудили на два года. Мама осталась с бабушкой и тремя детьми. Тогда старшему брату было 14 лет, сестре 10 лет, младшему брату два года, а я родилась 28 июля 1942 года, когда отец находился в тюрьме. В 1943 году из тюрьмы его отправили на войну. Он воевал в Беларуси, затем в Польше. В последнем письме он написал: «Во время атаки сгорела часть документов, после чего отсутствует окончание имени «жан», поэтому меня называют Кадыром. Служим в болотистых местах. Здесь очень холодно, сыро, кругом лес. Ходим полуголодными». В 1945 году получили извещение о том, что отец пропал без вести. Теперь мама работала бригадиром. Старшие брат и сестра работали также на полях. А меня в люльке брали с собой. Мама говорила, что иногда даже забывала меня кормить. Младший брат оставался с бабушкой, – вспоминает Куляш. – Бабушка прожила 93 года, и все это время верила, что мой отец жив, что он вернется…
Но война закончилась, а отец так и не вернулся. Бабушка не разрешала давать поминки – ждала. Ждала до последнего. Ее предсмертным желанием было, чтобы ее вынесли на улицу и она смогла посмотреть на дорогу, по которой вернется сын.
– Конечно, мой брат так и сделал. Он вывел бабушку на улицу, и она долго смотрела на дорогу, вглядываясь вдаль. Через два дня она покинула этот мир, это было в 1963 году, – рассказала Куляш.
Надеждой на лучшее горела вся семья. Возможно, в глубине души они понимали, что с каждым годом шансов остается все меньше и меньше. Но не сдавались, продолжали искать.
– На протяжении всей жизни мы искали место захоронения отца. И нашли только в октябре 2018 года на сайте «Память народа». Там мы нашли точные данные погибшего отца. Последнее место службы – 207 СД. Он был рядовым. Убит 10.03.1945 в Германии. Имеется именной список за номером 38588, где отец числится под номером 63. Мы обратились по электронной почте в Германию, но там его не оказалось, так как часть территории была передана Польше. Затем внучка Жанерке нашла точное место захоронения отца по интернету. Оказалось, что братская могила находится в Польше. Я обратилась к генералу Рустему Хайдарову. Он посоветовал обратиться в МИД. Они подсказали идти в департамент по делам обороны. После этого я пришла с письмом к начальнику департамента полковнику Амантаю Усербаеву. Через 10 дней я получила ответ: «На ваше обращение и ходатайство городской поликлиники ветеранов ВОВ сообщаю, что в связи с празднованием юбилейной даты – 75-летия Победы в ВОВ – в случае выхода нового постановления Правительства Республики Казахстан, возможно, будет сформирован список людей, отправляющихся к местам захоронения воинов-казахстанцев, погибших в годы ВОВ. Соответственно, ваша фамилия включена в данный список». Но, посоветовавшись с сыновьями, я решила поехать в этом году, не дожидаясь следующего (в связи с проблемами со здоровьем). Сыновья сказали, что поедет кто-то из них. Но я ответила: «Всю жизнь я мечтала увидеть хотя бы могилу отца, так как вживую его не видела». Дети сначала противились, но потом согласились, оформили визу на март 2019 года. Маршрут разработала туристическая фирма «Яссауи» вместе с туроператором Польши. По приезде сразу обратились к бургомистру города Колобжега. Бургомистр пани Ленская немного владеет русским языком. Она по карте и по компьютеру нашла точные координаты братской могилы. Также вызвала сопровождающего со своей машиной (расстояние от города 30 км), дав точную схему места захоронения моего отца. Братская могила ухожена, и все погибшие воины советской армии покоятся под одной плитой, где сверху установлена красная звезда. Там похоронены украинцы, белорусы, казахи, поляки и даже немцы. Также указаны 1683 неизвестных солдата, погибших во время Великой Отечественной войны. Дорога к могиле отца хоть и была тяжелой и затратной, но радовало то, что наконец сбылась моя мечта! Хочу поблагодарить своих родных и близких, которые помогли мне найти моего отца, весточки о котором я ждала с раннего детства, – рассказала Куляш Кыдыржанова.
Записала Наталья ГЛУШАЕВА