Дорога к храму

Казбек Жарылгапов - автор более 40 памятников и авторских работ, установленных в Казахстане и за рубежом

mechetj

11 002Казбек Жарылгапов – почетный архитектор Республики Казахстан, кавалер ордена «Курмет», деятель культуры Казахстана, автор более 40 памятников и авторских работ, установленных в Казахстане и за рубежом.

Своими наиболее значимыми работами автор считает участие в создании монумента Независимости на площади Республики в Алматы, за который он выдвигался на соискание Государственной премии РК, и строительство первых в республике центральных соборных мечетей в Алматы, Кызылорде и Талдыкоргане.
– Казбек, расскажите о работе над созданием монумента Независимости Республики Казахстан.
– В 2016 году наша страна отмечает 25-летие независимости, и я, как один из авторов архитектурного проекта, посвященного независимости, испытываю чувство гордости и как гражданин, и как архитектор. Идея создания монумента Независимости появилась у главы государства Н.А. Назарбаева во время поездки в Египет в 1993 году, в город Луксор, в котором находится монумент в честь обретения Египтом независимости. Авторами, работавшими над памятником, были заслуженный архитектор РК Шоты Идрисович Валиханов, я и скульпторы Адилет Жумабаев, Нурлан Далбаев, Мурат Мансуров и другие.
Памятник планировалось воздвигнуть на площади, что предполагает его исполнение как доминанты на данном пространстве. Мы также рассмотрели зарубежный опыт создания подобных памятников и нашли один повторяющийся архитектурный принцип, заключающийся в расположении стелы в центре композиции. Мы решили, что также не будем избегать этого подхода, но вместе с тем мы трактовали его по-своему, то есть с использованием национального декора. Кроме того, традиционно на любой стеле должен быть значимый акцент. Учитывая нашу 1000-летнюю историю, мы обратились к образу древнего сакского символа – Золотому человеку. Сакский принц в нашем контексте символизирует образ правителя, стоя управляющего летящим крылатым барсом.
Сама стела была установлена на подковообразном постаменте, у ее подножия размещена скульптурная группа, состоящая из аллегорических фигур – мудреца-неба, матери-земли и двух детей на жеребятах. Дети-всадники олицетворяют молодость и большое будущее нашей страны. Вокруг стелы размещены десять тематических барельефов, раскрывающих историю Казахстана с древнейших времен до наших дней.

11 001
– С чем пришлось столкнуться при создании памятника независимости?
– Когда мы работали над концепцией монумента Независимости, то в нашу мастерскую, которая располагалась тогда при Обществе охраны памятников, приходили известные в Казахстане люди, высказывавшие свое мнение. Это известный режиссер и актер театра и кино Асанали Ашимов, писатель и переводчик Герольд Бельгер, поэт и писатель Олжас Сулейменов, космонавт Токтар Аубакиров, политические деятели Имангали Тасмагамбетов, Крымбек Кушербаев, Мухтар Кул-Мухаммед, академики, ученые. Мы также учли мнение народного архитектора СССР, автора площади Республики Калдыбая Монтахаева, спроектировавшего здание ЦК и композицию площади. Ведь наше произведение должно было гармонировать с его архитектурными формами и должно было быть выполнено в одном стиле.
Следует отметить, что все гости нашей мастерской были в хороших, дружеских отношениях с руководителем нашего коллектива Шоты Валихановым. Конечно, мы прислушивались к их рекомендациям, вырабатывали на основе всех суждений свое коллегиальное мнение. И затем ходили утверждать проект к главе государства Н.А. На­­зарбаеву. Нурсултан Абишевич сразу одобрил образ Золотого человека, а по тематическим барельефам он сделал несколько замечаний, которые мы затем учитывали при создании новых эскизов.
– Вы являетесь автором Центральной мечети в Алматы. Расскажите, почему именно вам, начинающему тогда архитектору, доверили такой объект.
– После окончания архитектурного факультета Санкт-Петербургской академии художеств имени Ильи Репина в 1986 году я, вернувшись в Алматы, пошел служить в армию. После возвращения, в 1988 году, устроился работать в «Алматыгипрогор», в мастерскую АСО-4, в том же году правительством был объявлен конкурс на архитектурный проект первого здания мечети в Алматы. Мы вместе с моим коллегой, архитектором Жанабаем Шарапиевым разработали и предложили свой вариант. К слову сказать, время тогда, как известно, было тяжелое, политическая ситуация была на грани развала СССР, средств у государства было немного, приходилось привлекать спонсоров.
Но мы выиграли конкурс. Нашим главным конкурентным преимуществом стало то, что мы предложили построить мечеть в соответствии со среднеазиатскими канонами архитектурного возведения культовых зданий. Поскольку другими авторами предлагались проекты, отвечающие турецкому стилю, с заостренными высокими минаретами, с острыми шпилями, или проекты мечетей, выполненные по арабским и персидским традициям.
Как образец я применил пропорции мавзолея Ахмеда Ясави. Например, размер купола мечети составляет также 18 метров, как в мавзолее. Учитывали золотое сечение, размер арок, высоту, все, что было создано еще средневековыми зодчими. Также для среднеазиатских мечетей характерны двор в форме прямоугольника, по периметру которого располагаются арочные галереи с четырьмя высокими порталами, покрытые куполами, установленными на столбах с квадратным сечением. Для среднеазиатских минаретов обязательны стволы круглой формы с плоскими площадками, с проемами для освещения и вентиляции.
Кроме того, когда встал вопрос об оформлении внутреннего интерьера мечети, высказывались мнения о приглашении узбекских или турецких художников. На что я ответил, что тогда интерьер будет узбекским или турецким, поэтому принципиальным было привлечение казахстанских авторов. За помощью мы обратились в Академию искусств имени Т. Жургенова, на кафедру монументальной живописи, к ее заведующему, художнику-монументалисту Газизу Ешкенову, который вместе со своими учениками принял участие в ее художественном оформлении.
– Этот же принцип среднеазиатского стиля учитывается вами при проектировании всех мечетей?
– Да. Я всегда стараюсь изобразить в традиционном стиле, мои мечети похожи. Вторая мечеть площадью 6000 квадратных метров на пересечении улиц Жандосова и Розыбакиева в Алматы также выполнена в среднеазиатском стиле. Культовые сооружения заключают в себе глубинный смысл, люди приходят, чтобы приблизиться к Богу. Мы проектируем храмы, и, возможно, это помогает в какой-то мере всем нам построить храм в своей душе…
Ботагоз ТОРГАЕВА