Евразийская концепция: от идеи к реальности

5 001В этом году исполняется 25 лет идеи евразийства, которая была озвучена Нурсултаном Назарбаевым во время его знаменитого выступления в МГУ имени Ломоносова. Об истории евразийской интеграции и роли Первого Президента РК – Елбасы в ее формировании «Вечерке» рассказывает доктор философских наук и профессор КазУМО и МЯ имени Абылай хана Сагади Булекбаев.

Идея о необходимости евразийской интеграции, казалось бы, никак не вписывалась в рамки здравого смысла с точки зрения представителей коренных национальностей, чьи республики только что обрели независимость. Для подобных мыслей у них были веские основания. В СССР, несмотря на лозунги и декларации о дружбе и равноправии, история некоторых народов была поистине трагичной. К примеру, в Казахстане в результате коллективизации, репрессий и голодомора погибло больше половины населения. За границу эмигрировало, по данным М. С. Бесбаева, около 18% казахов. В Среднюю Азию и Казахстан из родных мест было депортировано более 2 млн человек – представителей малых народов СССР, так называемых спецпереселенцев. Не говоря о том, что в Казахстан экстренно были переброшены 2,5 млн целинников — «эксперимент» хрущевской эпохи. Реальная власть и реальные полномочия союзных республик на деле были минимальными, практически все ключевые вопросы фактически решались союзным центром. Поэтому развал Советского Союза с его административно-командной системой, управлявшей страной 74 года, вполне логично усиливал центробежные тенденции союзных республик.
Желание обрести свободу в тот период было выше экономической и политической целесообразности. Не все тогда трезво осознавали, что экономики союзных республик были теснейшим образом связаны друг с другом. При создании СССР власть преследовала помимо многих других и политическую цель, суть которой заключалась в том, что если та или иная республика пожелает выйти за рамки Союза, то ее ожидают серьезные экономические и политические проблемы. Здесь имеется в виду то, что экономика союзных республик была специально связана таким разделением труда, при котором выход из Союза был сопряжен с большими трудностями. Для этого экономика была сознательно ориентирована на производство только той или иной продукции. Например, хлопок выращивали в Средней Азии, перерабатывали в России, одежду из него шили в Прибалтике. Отмечая этот аспект, известный философ Агын Касымжанов писал: «Сталин счел платформу «Единого Туркестана» угрозой для власти партии и разделил регион на пять республик». В целом структура союзного государства была создана по принципу «теории единого неделимого», т. е. суверенитет был мнимый.
Территориальное размежевание новых республик осуществлялось центром, на наш взгляд, вполне сознательно, с передачей части территорий, исторически принадлежащих одним народностям, другим народностям, чтобы в случае чего запустить политику «разделяй и властвуй». Когда развалился Союз и республики получили независимость, возникла некая эйфория от полученной свободы, иронически названной некоторыми политологами «парадом суверенитетов», поэтому выдвижение Президентом Казахстана идеи евразийства, идеи экономической, а затем политической интеграции выглядело по меньшей мере неожиданно.
Описывая ситуацию, в которой приходилось принимать решение и делать постсоветский выбор, Нурсултан Назарбаев в своей статье «Евразийский союз: от идеи к истории будущего» пишет: «21 декабря 1991 года в Алматы на саммите глав постсоветских государств, созванном по моей настойчивой инициативе, был остановлен опасный процесс хаотичного распада исчезающей супердержавы. Чувство радости за обретение Казахстаном и другими республиками бывшего Союза долгожданной независимости тесно сплеталось с осознанием величайшей сложности исторического вызова, выпавшего на долю наших народов. В тот период политический кризис добивал экономику. На глазах разрывался прежде единый хозяйственный механизм. Валились набок не просто отдельные предприятия, а целые отрасли. Распространялись межнациональные конфликты, начавшиеся в последние годы существования СССР».
В данной ситуации Елбасы поступил как опытный и мудрый политик, который при выработке социально-экономической стратегии страны на длительную перспективу руководствовался не эмоциями, а трезвым расчетом, базировавшимся на сущностном понимании реальной картины мира и новых глубинных тенденций развития мировых политических и экономических процессов. В том числе и на понимании того, что бывшие государства Советского Союза слишком долго были единым экономическим, социальным, политическим, духовным пространством, чтобы в одночасье отбросить связующие узы. В этой ситуации он отказался от подхода, который был характерен для многих политиков новых независимых государств, в том числе Казахстана, рассматривающих свою страну как такой субъект мирохозяйственной системы, который может полностью самостоятельно и независимо от других стран определять собственную стратегию развития, проводить внутреннюю и внешнюю политику, сообразуясь только со своими национальными интересами. Подобное представление основывается на достаточно общепринятой точке зрения общественной науки прошлого, согласно которой любая страна, в принципе, сможет самостоятельно обеспечить своим гражданам нормальную жизнь, изолировав свое национальное хозяйство. Это считалось возможным даже при обеспечении минимальных экономических контактов с другими государствами. Данная точка зрения, как известно, начала меняться лишь после Второй мировой войны, когда многие страны стали постепенно вступать на путь все большей открытости в сфере экономических отношений.
Сегодня эта тенденция достигла высокой степени развития для всех национальных экономик. Основными причинами этого являются объективные экономические факторы, которые способствуют продвижению стран в сторону глобализации. К их числу, как известно, относятся в первую очередь такие важнейшие процессы, как движение товаров между странами и секторами экономики; движение услуг между странами и секторами экономики; движение финансового капитала между странами; передвижение людей между странами, вызванное потребностями осуществления экономических функций; валютные операции на международных валютных рынках; движение интеллектуальной продукции и идей между исследовательскими и учебными центрами. Все эти факторы объективно заставляют государства объединять свои усилия, тесное взаимодействие становится абсолютно необходимым, сопротивляться этим процессам бесполезно. Если это так, то, наверное, очень важно правильно понять закономерности и особенности глобализации, а затем на основе этого знания постепенно научиться направлять экономику в ее русло. Другими словами, в контексте этих реалий и этих процессов выстраивать экономическую политику своей страны.
В этом плане наш Елбасы как опытный хозяйственник и организатор четко понимал, что те политики, которые ратуют за выстраивание независимой экономики и независимого государства, не учитывают или не понимают, что в современном мире происходит фундаментальная трансформация мирохозяйственной системы, которая коренным образом меняет роль и функции национального государства. Он пишет: «Каждое государство и общество должно самостоятельно прийти к пониманию, что в глобализирующемся мире нет смысла бесконечно упиваться собственной самобытностью и замыкаться в своих границах» (Назарбаев Н. А. «Евразийский союз: от идеи к истории будущего» // «Известия». 2011. 25 окт.) В данном случае он совершенно прав, поскольку сегодня «в мирохозяйственной системе возрастающую роль начинают играть новые акторы, транснациональные силы — ТНК и ТНБ, международные правительственные и неправительственные организации, которые оказывают определяющее влияние на внешнюю и внутреннюю политику суверенных государств, особенно слабых и малых. Транснациональные силы уже разрушили национальный суверенитет в прежнем понимании. Структуры ТНК вкрапляются в экономическое пространство всех стран. Экономическую, научно-техническую, промышленную и структурно-инвестиционную политику слабых стран начинает формировать не национальное правительство, а транснациональные силы. В своих сферах на проводимую внутреннюю политику оказывают воздействие и межгосударственные, и международные институты. В этих условиях максимально возможное сохранение нацио­нального суверенитета слабых и небольших стран объективно требует образования самодостаточных региональных объединений, способных противостоять односторонней глобализации. Это объективный процесс, связанный с тем, что национальные границы небольших государств являются слишком узкими» (Берентаев К. Б. Экономика Казахстана и вызовы XXI века: сб. науч. тр. / под общ. ред. Б. К. Султанова. Алматы: КИСИ при Президенте РК, 2013).
Поэтому не случайно, что Казахстан, а это Нурсултан Назарбаев особо подчеркивает, после распада СССР последовательно выступал инициатором и активным участником интеграционных процессов на постсоветском пространстве. В связи с этим он считает, что чрезвычайно важно «наращивать потенциал всех евразийских объединений, постепенно способствуя сближению их форматов и содержания» в рамках ЕАС (Евразийского союза). Данная идея, по мнению казахстанского политолога Андрея Чеботарева, явно была выдвинута в связи с пониманием того, что СНГ оказалось не способным стать эффективной формой интеграции постсоветских республик. Основными же отличиями ЕАС должны стать, во-первых, наличие наднацио­нальных органов, призванных решать две ключевые задачи: формирование единого экономического пространства и обеспечение совместной оборонной политики. Во-вторых, создание данного союза предполагалось не в многостороннем, а в двустороннем формате при участии Казахстана и России, поскольку оба государства в географическом и цивилизационном отношении наиболее подходят под определение евразийских (А. Чеботарев. «Казахстанское измерение евразийской интеграции: неоднозначные тенденции» // «Мысль». 2014. 16 июня).
Говоря о необходимости наднациональных органов, нужно особо подчеркнуть, что для Нурсултана Назарбаева вопросы создания наднациональных органов и дальнейшая политическая интеграция никогда не означали передачу политического суверенитета, потерю нацио­нальной независимости. Он об этом постоянно говорит в своих выступлениях.
Сегодня идея евразийской интеграции воплотилась в реальность. На пути ее создания было немало проблем и противоречий. В общем плане можно констатировать, что уже есть определенные положительные результаты этой интеграции.
Хотя справедливости ради отметим, что первоначально идея казахстанского президента о необходимости евразийской интеграции не была поддержана многими руководителями постсоветских государств. Прежде всего у них встретило неприятие предложение о создании наднациональных структур из-за опасения потери недавно обретенного данными странами суверенитета. Такое же неприятие идеи постсоветской интеграции проявилось и со стороны определенной части казахстанского общества. Основное требование противников ЕАС (Евразийский союз) — отказ от интеграции с Россией, которая, с их точки зрения, представляет реальную угрозу национальному суверенитету Казахстана, существенно сужает его возможности для построения современного, независимого и экономически сильного государства. Если внимательно рассмотреть доводы оппонентов создания ТС (Таможенный союз), то они в большей степени эмоциональны и объективно не ведут к сохранению независимости Казахстана, а представляют реальную угрозу национальному суверенитету, так как не учитывают тенденций развития мирового сообщества.
В реальности необходимость региональной интеграции на постсоветском пространстве в контексте новых глобализационных процессов является единственно возможным ответом на вызовы доминирующей модели глобализации мирохозяйственной системы под эгидой США. Другими словами, в контексте этих глубинных процессов становится понятной мысль Нурсултана Назарбаева, что в «долгосрочной перспективе евразийской интеграции альтернативы не существует».

Подготовила Саида АХМЕДОВА