«…И без петуха восходит солнце»

Эту восточную мудрость 91-летний Камиль Садырович НУРУМОВ произнес в ответ на вопрос...

Эту восточную мудрость 91-летний Камиль Садырович НУРУМОВ произнес в ответ на вопрос об его отношении к материалам, в которых современные историки пытаются подвергнуть сомнению героические вехи Великой Отечественной войны.

11 03

Его призвали на фронт 25 марта 1943 года в родном Жаркенте. Все произошло так быстро, что всю дорогу в Алма-Ату 18-летний Камиль переживал, что не успел попрощаться с родителями. Красавица-столица, до войны поражавшая обилием солнца, зелени и цветов, журчанием прозрачных арыков, из которых можно было без боязни напиться, словно помрачнела. Тревожные лица людей, опустевшие улицы… Война!
– Призывной пункт находился в кинотеатре «Ударник». Нам выдали сухой паек и на ночь поместили в Верненской крепости, где когда-то размещались складские помещения казачьего полка. А утром мы строем пошли на вокзал Алма-Ата I. Тогда Красногвардейский тракт был вымощен булыжником, и слышался каждый наш шаг, – вспоминает ветеран.
Здесь колонну призывников – не было видно «хвоста», когда первые ряды подходили к вокзалу, – уже ожидал железнодорожный состав. В вагонах для перевозки скота добрались до Петропавловска, пешком дошли до станции Барки, где размещалась воинская часть. Это было примерно в 15–16 километрах от города. С одной стороны река Ишим, чуть дальше – немецкий поселок Neues Leben («Новая жизнь»). Началась учеба на курсах младших командиров.
– В школе я занимался музыкой, духовыми инструментами. Это вскоре стало известно командованию полка, меня заметили и перевели в музыкальный взвод, – продолжает воспоминания Камиль Садырович. – А музыка на фронте нужна была как воздух, она поднимала боевой дух наших солдат.
…Служба между тем, учеба на курсах младших командиров закончилась. И в начале 1944 года сержанта Нурумова направили на фронт в качестве музыканта-трубача – надо было давать сигналы подъема, отбоя, тревоги…
Полк, куда пришел младший командир Нурумов, сначала находился в Вязьме. Затем поездом доехали до Бреста. Война шла к завершению, но решительные бои были еще впереди, они начались на подступах к польской столице, Варшаве. Рядом, также в ожидании боевых действий, дислоцировалось Войско польское. Однако контакты с поляками были строго запрещены, не разрешалось даже разговаривать. С некоторыми из них Камиль виделся еще в Бресте, и теперь при встрече они обменивались незаметными знаками приветствия. По вечерам солдаты Красной Армии распевали гимн, а с польской стороны доносились протяжные религиозные песнопения…
В 8 километрах от Варшавы 37-й запасной стрелковый полк 3-й дивизии Первого Белорусского фронта попал под бомбардировку. Немцы не дремали, продолжая отражать натиск советских войск. Сержант Нурумов был контужен, до сих пор фронтовая травма дает о себе знать: ветеран плохо слышит на левое ухо. Демобилизован из армии он был только через три года после того, как отгремели залпы Победы, в марте 1948 года.
– О победе мы услышали в белорусском городе Полоцке. Многие из солдат спали одетыми, так им не терпелось скорее вернуться домой. Из Полоцка меня перевели в Минск руководить духовым оркестром. Торжественными маршами мы в числе первых встречали на вокзале возвращавшихся с фронта советских воинов. Кто-то вез домой как трофей велосипед, другой еще что-то. Это разрешалось.
После войны жизнь стала постепенно налаживаться. В Минске наш земляк был свидетелем строительства тракторного завода немецкими военнопленными. Трудно было понять, как умный трудолюбивый народ мог попасть под гипнотические чары своего фюрера, мечтавшего завоевать весь мир.
Из истории нужно извлекать уроки, считает Камиль Садырович. Во время нашего разговора аксакал привел разные народные мудрости. Да и жизненными рассуждениями он сам похож на мудреца. А для этого, считает он, не обязательно доживать до белых седин. Мудрость дается человеку свыше: либо она есть, либо ее нет.
В целом ветеран бодр и держит руку на пульсе времени. С 1995 года он активно задействован в работе совета ветеранов Медеуского района. Есть у него еще одна отдушина – дачный участок неподалеку от Шамолгана, где все возделано его руками: «Я еще держусь!»
Так держать, дорогой Камиль Садырович!
Салтанат ИСМАГУЛОВА