Как взяли банк

Эра становления: шаги к независимости

Как известно, национальная валюта Казахстана тенге была введена в 1993 году 15 ноября, и с 1997-го эта дата отмечается как профессиональный праздник финансистов страны. А вот на статус неформального дня банкира могла бы претендовать другая дата – 20 июня.

6 7 01

Опережая союзное законодательство
В тот день в 1991 году Верховный Совет республики принял постановление «Об уставе Национального государственного банка Казахской ССР». Согласно этому историческому документу он перешел в собственность республики. А правовой основой для такого решения послужила принятая в октябре 1990 года Декларация о государственном суверенитете Казахстана, в которой сказано, что республика вправе образовать свой национальный банк, а также госбюджет, финансово-кредитную, налоговую и таможенную системы.
Не прошло после постановления ВС КазССР и полугода, как жизнь подтвердила своевременность этого шага – приказал долго жить Советский Союз. Реформа его банковской системы была предпринята еще в 1987 году. До этого она была сугубо централизованной и фактически состояла всего из трех монополистов – конгломератов Госбанка и Строительного банка, а также Банка внешней торговли СССР, имевших свои подразделения во всех союзных республиках.
Принятое в июле 1987 года совместное постановление ЦК КПСС и правительства Союза, попытавшихся сделать его банковскую систему более гибкой и повысить ее роль в экономике, разрешило создание специализированных кредитно-финансовых учреждений. Так возникли Внешэкономбанк, Промстройбанк, Агро­промбанк, Жилсоцбанк и Сберегательный банк СССР.
На деле в условиях сопротивлявшейся реформам командно-административной системы мало что изменилось. Безоговорочным хо­­зяином положения оста­вался Госбанк СССР, продолжавший обладать не­о­граниченным монопольным правом на кредитные ресурсы и жестко командовать возникавшими банками, а сами они оставались государственными. Кроме того, новая система породила выпуск несогласованных нормативных документов, чрезмерно высокую нагрузку на отделения и филиалы, замедление платежей между предприятиями, рост управленческого аппарата.
Но время брало свое, и на исходе 1990 года Казахстан даже слегка опередил изменение союзного законодательства в банковской сфере. Если республика приняла Закон «О банках и банковской деятельности в Казахской ССР», который впервые допускал приход в нее частной и коллективной собственности, 7 декабря, то на союзном уровне аналогичный закон родился четырьмя днями позже, 11 декабря 1990 года. Названный республиканский закон провозглашал независимость коммерческих банков от органов государственной власти в оперативной работе и самостоятельность в их выборе со стороны клиентов.
К тому же закон ликвидировал институт специализированных, фактически отраслевых банков и закрепил до того лишь формально двухуровневую структуру банковской системы (главный банк плюс коммерческие банки), в чем и была главная идея документа.
Он кардинально изменил статус Госбанка КазССР – сделал его независимым от исполнительных и распорядительных органов. При этом, что интересно, учредителем центрального банка страны в первые годы ее независимости выступал Верховный Совет республики. А переподчинение уже переименованного Нацбанка Республики Казахстан (это произошло весной 1993 года) напрямую главе государства произошло позже, в марте 1995 года.

Предыстория тенге
Другой специфической чертой того периода было пребывание Казахстана в зоне быстро терявшего свою стоимость советского рубля. При этом ключевые функции – регулирование денежной массы и эмиссия (выпуск) денег – оставались за Центральным банком России.
23 июля 1993 года он объявил об изъятии из обращения советских денежных знаков образца 1961–1962 годов, а также российских купюр крупных номиналов выпуска 1991 года. Руководство Казахстана отнеслось к этому сообщению сдержанно. В официальном заявлении правительства и Нацбанка РК подтверждалось, что Казахстан остается в рублевой зоне и наличие договоренностей с РФ о введении в республике новых российских денег.
«В конце 1992 года главой правительства России стал Виктор Черномырдин, – вспоминает в своей книге «На рубеже столетий» Нурсултан Назарбаев. – У меня появилась надежда на сохранение рублевой зоны. Когда Черномырдин приехал в Казахстан, я у него прямо спросил: «Виктор Степанович, мы с тобой старые друзья. Я знаю, что вы собираетесь менять деньги. Может Казахстан рассчитывать при наших отношениях, при нашем искреннем желании быть вместе с Россией остаться в рублевой зоне? Если нет – ты мне открыто скажи, чтобы мы смогли подготовиться». Виктор Степанович меня заверил, что в любом случае Казахстан обязательно останется в рублевом пространстве».
Действительно, в мае 1993 года Нацбанк РК и Центробанк РФ согласовали между собой использование в республике российских рублей нового образца. А в сентябре того же года между соседями был даже подписан договор о вхождении Казахстана в обновляемую рублевую зону. Но вскоре после этого позиция Москвы изменилась. В качестве условий она выдвинула перед Казахстаном объединение золотовалютных средств РФ и РК, обмен старых советских рублей на новые российские в соотношении два к одному, а также выдачу этой наличности всего на полгода в счет государственного долга.
Выполнение этих требований означало бы невозможность проведения самостоятельной полноценной финансово-экономической политики. Казахстан отказался. В итоге 3 ноября 1993 года правительства РК и РФ объявили, что разделение денежных систем двух стран произойдет в ближайшее время. Это произошло менее чем через две недели с введением 15 ноября 1993 года казахстанской национальной валюты – тенге. С тех пор на Национальный банк РК легла вся полнота ответственности за нее и в целом финансовой и банковской систем республики.

6 7 02

Рыночная селекция
Описанные драматичные события происходили на фоне разрыва прежних хозяйственных связей, гиперинфляции (в 1992 году она превысила 2000 процентов), наводнения Казахстана старыми советскими купюрами. За 1992 год их поступило в республику свыше 140 миллиардов рублей, из которых более 70 процентов ушло на выплату заработной платы. Тогда как в 1991 году вся эмиссия наличности в Казахстан равнялась 8,6 миллиарда рублей.
С другой стороны, либерализация законодательства породила в Казахстане, как, впрочем, и на всем постсоветском пространстве, настоящий банковский бум. Только в 1991–1992 годах количество коммерческих банков выросло в республике с 72 до 150, а в 1993 году их число превысило 200.
Несмотря на стремительный рост количественных показателей, средств выраставших как грибы после дождя новых банков все равно было недостаточно для кредитования экономики. Большинство из них строили в то время свою работу на запредельных темпах инфляции. Она позволяла банкам брать краткосрочные ссуды и выдавать, соответственно, краткосрочные кредиты в основном лишь на торговые операции, тогда как промышленность, сельское хозяйство и другие сферы реального сектора экономики оказывались обделенными.
Достаточно сказать, что даже ставка рефинансирования Нацбанка, не говоря уж о кредитных ставках банков второго уровня, достигала 275 процентов (1994 год). К тому же распространенными были в те годы нарушения правил и норм банковских операций, необеспеченность залоговым имуществом и невозврат кредитов.
Выход был лишь один – всемерное ужесточение требований в целом к банковской системе. Первым шагом в этом направлении можно считать принятый в мае 1993 года Закон «О банках в Республике Казахстан». В него, в частности, был включен пункт «Порядок ликвидации банка», которого, как ни удивительно, не было в предшествующих отечественных законодательных нормах.
В свою очередь Нацбанк повысил требования не только к открытию новых банков, но и к нарушению ими действующих нормативов. Например, минимальный размер уставного капитала банка был поднят до 500 тысяч долларов и в дальнейшем неоднократно увеличивался. А в названный закон 1993 года было внесено изменение, позволявшее Нацбанку вмешиваться в дела тех коммерческих банков, которые длительный период оказывались убыточными. Среди этих мер – принудительный выкуп акций таких банков с последующей их продажей не выше цены покупки их новым владельцам.
Смелее Нацбанк стал применять и крайнюю меру – отзыв государственной лицензии на осуществление банковской деятельности за неоднократные и грубые нарушения, что означает закрытие кредитно-финансового учреждения. Уже в 1994 году благодаря этому ужесточению число банков второго уровня было снижено до 184. На следующий год лицензии были отозваны еще у 54 банков. Такая рыночная селекция, включая законные возможности укрупнения за счет слияния учреждений-карликов, позволила сократить общее количество казахстанских банков второго уровня в 2000 году до 48 и в дальнейшем, хотя и не такими темпами, продолжало снижаться.

Золотой знак от королевы
Первые партии казахстанских тенге были отпечатаны в Англии компанией «Харрисон и сыновья». Она постаралась: тот заказ принес фирме высокие награды – Золотой знак королевы Елизаветы, а тенге был признан лучшим экспортным товаром Великобритании 1993 года. Поэтому на почетном месте в офисе компании красуется щит с изображением казахстанских тенге.
А доставлены они были в республику четырьмя самолетами ИЛ-76 (18 рейсов Алматы – Лондон – Алматы за неделю) в обстановке строгой секретности под видом оборудования для новой резиденции Президента Казахстана в Алматы. Отсюда из подземных хранилищ тенге были разосланы по всем областям республики.
Но не пристало независимому государству постоянно печатать свои деньги за границей. Поэтому весной 1995 года в Алматы была запущена Банкнотная фабрика, которая сначала была филиалом Нацбанка, а с 2003 года является подотчетным ему республиканским госпредприятием. В его задачи входит изготовление не только банкнот нацио­нальной валюты, но также ценных бумаг, бланков для удостоверений и паспортов, другой печатной продукции с высокой степенью защиты от подделок.
За короткий период банкнотная фабрика стала высокотехнологичным предприятием, продукция которой неоднократно признавалась лучшей на международных смотрах. В частности, в 2003 году она удостоена престижной награды Earthmaker в номинации «Лидер отрасли», а в 2004 году на IV международном форуме «Высокое качество в бизнесе» в Женеве – Золотой медали за безупречную репутацию в бизнесе.
Кроме того, казахстанские банкноты неоднократно признавались лучшими не только по дизайну, но по защите от фальшивомонетчиков. Таких степеней безопасности у казахстанских купюр около двух десятков.

От монет до орденов
А вот первые казахстанские монеты были отчеканены в Германии. Они были изготовлены из латуни и сплава цинка, никеля и меди. Но еще в 1992 году для выполнения заказов Нацбанка, Администрации Президента и других государственных органов был основан и Казахстанский монетный двор. Он был создан на базе цеха изделий из цветных металлов Ульбинского металлургического завода.
В советское время УМЗ был самым большим и самым секретным предприятием Усть-Каменогорска и Восточно-Казахстанской области, подчинявшимся напрямую союзному ведомству с малопонятным для непосвященного названием Министерство среднего машиностроения, которое курировало оборонную промышленность СССР.
В 1994 году цех был выведен из состава УМЗ и преобразован в самостоятельное предприятие, а через четыре года вошел в состав Нацбанка уже монетным двором. Сегодня он, как и банкнотная фабрика, – высокотехнологичное республиканское госпредприятие. И его продукция не ограничивается монетами, не уступающими по качеству европейским или американским.
Монетный двор обладает замкнутым технологическим циклом и многими участками с высокопроизводительным оборудованием. Кроме монет, на нем выпускаются государственные награды – ордена и медали Казахстана, знаки воинского отличия, клейма и печати для органов стандартизации и надзора, представительские сувениры и другая высокоточная продукция.
Опять же, как и банкнотная фабрика, монетный двор имеет немало наград. Например, соответствие казахстанских монет высшим международным стандартам получило подтверждение экспертов на престижной ежегодной выставке монетных дворов мира в швейцарском Базеле.
А в 2003 году монетный двор получил от немецкого зарегистрированного органа технического надзора TUV Thuringen e.V. сертификат на соответствие внедренного на предприятии менеджмента качества в проектировании и производстве металлических денежных знаков лучшим мировым образцам. Причем это касается не только обычных разменных, но также памятных и коллекционных серебряных и золотых монет высшего качества proof, к которым предъявляются особые требования и которые выпускают немногие монетные дворы в мире.

Дорогу осилит идущий
С 1995 года Национальный банк Казахстана руководствуется в своей деятельности двумя указами Президента РК, получившими впоследствии статус законов, в которые периодически вносятся изменения и дополнения. Будучи подотчетен главе государства, Нацбанк также координирует свою работу с правительством республики.
С учетом опыта 90-х годов с 2000-х (после упразднения Нацкомиссии по ценным бумагам и Агентства финансового надзора) к Нацбанку также постепенно отошли функции оперирования и контроля над всем финансовым рынком республики, включая его пенсионную систему и Национальный фонд, где аккумулируются отчисления недропользователей, а также Региональный финансовый центр Алматы.
В последнем по времени стратегическом плане Нацбанка РК на 2014–2018 годы отмечается, что главной его миссией является достижение ценовой и в целом финансовой стабильности. Главный банк страны видит ее выполнение в эффективной денежно-кредитной политике, направленной на устойчивость финансового сектора и обеспечение потребителей высококачественными банковскими услугами, удержании годовой инфляции в пределах 6–8 процентов.
Отвечая на вопросы интернет-портала «Банки.РУ», нынешний глава Нацбанка РК Данияр Акишев в конце марта текущего года отмечал: «Первая ключевая задача – обеспечение доверия к политике Нацбанка. Население должно начать верить тому, что говорит центральный банк. Мы не собираемся вводить общество в заблуждение. Поэтому сейчас я разъясняю политику Национального банка – что мы делаем на валютном рынке, на денежном рынке, каким образом устанавливаем ставки, какие ресурсы выделяем банкам и т. д. Это часть работы, которая уже делается. Второе – это повышение привлекательности активов в национальной валюте, которые должны быть более доходны, чем активы в иностранной валюте. Также в Казахстане необходимо бороться не только с долларизацией активов, но и с долларизацией сознания людей».
«За два года доля валютных депозитов населения практически удвоилась, население полностью «перевернулось» в валютные накопления, – сообщал также Данияр Акишев. – Теперь необходимо развернуть этот процесс – снижать долю валютных депозитов и увеличивать тенговые депозиты. Это долгий процесс, но дорогу осилит идущий».

6 7 03

Андрей ЖДАНОВ