Казахстан не нуждается в подсказках

Эра становления: шаги к независимости

Четверть века назад, в мае 1991 года, еще до официального обретения независимости Казахстан недвусмысленно дал понять, что не допустит вмешательства во внутренние дела республики и дестабилизации в ней политической и социально-экономической обстановки.

За поддержкой в Казахстан
Это произошло 30 мая 1991 года в Алма-Ате на совещании республиканского актива с участием Генерального секретаря ЦК КПСС и Президента СССР Михаила Горбачева и первого секретаря ЦК Компартии и Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.
По воспоминаниям одного из помощников главы Союза Анатолия Черняева, после изнурительной политической борьбы с главой России Борисом Ельциным и его окружением Горбачев остро нуждался хотя бы в короткой передышке и поддержке, которую надеялся получить в Казахстане. Возможно, поэтому он прибыл из Москвы за трое суток до совещания и провел их в поездках по республике, а его речь на форуме носила комплиментарный оттенок.
«Работает Казахстан, – говорил Михаил Сергеевич с трибуны республиканского актива. – На меня произвела хорошее впечатление общественная атмосфера в республике... Везде говорится о серьезных вещах... Мне импонирует высокая, здоровая политическая активность казахстанцев. Та активность, которую мы долго ждали».
В целом надежды Горбачева оправдались. Он убедился, что курс на демократизацию общества, реформирование экономики и обновление Союза разделяют как население, так и руководство республики.
Однако эта поддержка в Казахстане была уже далека от всеобщего «одобрямса» застойных лет брежневского периода правления и содержала немалую долю критики в адрес союзной власти. Она получила отражение и в выступлении на совещании Нурсултана Назарбаева.

Опасное препятствие
«Мы видим, что сегодня ярые сторонники так называемого чистого социализма озабочены отнюдь не улучшением жизни народа, – отмечал глава Казахстана. – Вооружившись идеологическими догмами, они борются за личную власть, за сохранение собственных привилегий.
Как руководитель государства вы, Михаил Сергеевич, не можете этого не видеть. Сегодня настало время, когда надо сделать окончательный выбор. В какую сторону двигаться, вы определились: двигаться путем преобразований, а в экономике – к рынку. Теперь, по-видимому, надо сделать второй шаг – оттолкнуться от того, что мешает этому движению».
Среди опасных препятствий глава Казахстана особо выделял попытки разжигания межнациональной розни. «Фактов можно привести много: от гражданской войны в Закавказье до усиления шовинистических, даже монархических настроений в некоторых областях России, – отмечал Нурсултан Назарбаев. – Нас беспокоят ростки великодержавного шовинизма, заботливо лелеемые некоторыми представителями интеллигенции, с восторгом воспринимающими беспардонные советы «пророков» из-за рубежа. Как можно, например, сейчас считать себя интеллигентом в полном, высоком смысле этого слова, если заботы об устройстве своей Родины застят тебе глаза на заботы и проблемы других народов! А ведь автор нашумевшего трактата, широко растиражированного в стране, не постеснялся объявить на весь мир, что, дескать, белорусы и украинцы просто забыли, что они русские, а земли казахов вроде бы и не их земли... Думаю, подыгрывать не самым лучшим чувствам, науськивать один народ на другой, по меньшей мере, безнравственно».
Казахстанцы старшего и среднего поколений наверняка вспомнят, что Назарбаев подразумевал под «нашумевшим трактатом» и кого – под его автором, «пророком» из-за рубежа. А для молодежи уточним, что Президент Казахстана имел в виду опубликованную в сентябре 1990 года в двух всесоюзных газетах статью «Как нам обустроить Россию» Александра Солженицина, русского писателя-диссидента, жившего тогда в США и вернувшегося на родину в 1994 году.

Пророчество переворота

6 7 02
Пророческими оказались на совещании и слова Нурсултана Назарбаева об опасности силовых методов борьбы за власть.
«Любые попытки захвата власти, а тем более с использованием армии и правоохранительных органов, дадут толчок новому витку насилия, но отнюдь не приведут к стабилизации, – предупреждал Президент Казахстана. – Наоборот, в этом случае, не дай бог, конечно, нас ждет размах массовых волнений – крайние формы политической борьбы со стороны населения, полное свертывание практики политического плюрализма. А это в конечном итоге означает ликвидацию ныне действующей системы государственного управления, начало широкомасштабных репрессий, окончательный подрыв положительного образа нашей страны в сознании мирового сообщества».
Не прошло и трех месяцев, как предупреждения Нурсултана Назарбаева подтвердились. 19-21 августа 1991 года в Москве разразился путч, когда так называемый Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) фактически на трое суток отстранил Горбачева от власти и объявил, что берет всю ее полноту в свои руки. Эта попытка государственного переворота, организованная реакционной частью верхушки государства, окончательно дискредитировала КПСС и ускорила развал СССР.
Выступая за его обновление 30 мая 1991 года в Алма-Ате, Нурсултан Назарбаев подчеркивал: «Наша позиция в данном вопросе однозначна: Казахстан, как и другие республики, не нуждается в подсказках, а тем более в одобрении или неодобрении своих действий. Любые попытки корректировать суть и смысл Союзного договора, насиловать в этом плане волю республик и их парламентов совершенно неуместны».
Несмотря на то, что это заявление касается документа и в целом ситуации 25-летней давности, оно остается актуальным и сегодня.

Всего лишь повод
За прошедшие четверть века попытки дестабилизировать суверенный Казахстан предпринимались неоднократно как изнутри, так и извне. Среди них можно вспомнить страсти 1990-х годов вокруг слухов об изменении границ Казахстана с его ближайшими соседями в их пользу, предотвращенные теракты на территории республики в 2000-х, беспорядки в декабре 2011 года в Мангистауской области и много чего еще.
Вспоминать о них заставляет развитие событий в текущем мае, поводом для которых стали апрельские митинги против продажи казахстанской земли иностранцам. Подчеркнем: именно поводом, поскольку, как сейчас очевидно, земля в данном случае оказалась лишь предметом политической спекуляции и предлогом для возбуждения общественно-политической обстановки в стране.
Ведь ни о какой продаже казахстанской земли иностранцам не было и нет речи ни в законодательстве страны, ни на уровне ее руководства. Исчерпывающие разъяснения на эту тему еще в апреле дали Президент Казахстана и другие официальные лица, а в начале мая за ошибки в разъяснении земельной реформы лишился должностей ряд высокопоставленных чиновников.
Более того, чтобы снять все вопросы, глава государства ввел мораторий даже на нормы Земельного кодекса, допускающие лишь аренду земли иностранцами, и поручил создать для его изучения общественную комиссию. Она сформирована, действует, ее работа широко освещается. Кроме того, с предупреждением о недопустимости несанкционированных акций протеста выступила Генпрокуратура.
Несмотря на все это, ажиотаж продолжился, включая растиражированные интернет-призывы к проведению митингов 21 мая.

Явно не дилетанты
Обращает внимание, что замелькавшие в социальных сетях видеоклипы с призывами к митингу изготовлены на высоком техническом уровне. Их видеоряд снят явно не мобильными телефонами и не дилетантами, а смонтирован не «на коленке». Закадровый текст звучит эмоционально, поскольку произносящие его хорошо поставленные мужские и женские голоса принадлежат профессиональным дикторам или актерам.
Они вещают преимущественно на русском языке и либо выразительно читают инструкцию для участия в митинге вплоть до того, с каких точек и какой аппаратурой его лучше всего фотографировать и видеофиксировать, либо пафосно обвиняют казахстанскую власть во всех смертных грехах.
Примечательно и то, что в призывах на митинг отсутствовало упоминание иностранцев как таковых. В частности, один из роликов начинался красочным титром на фоне карты республики: «21 мая – общенациональный митинг против продажи и аренды земли» (вот большевики-то бы порадовались!). И в дальнейшем видео не содержит даже намека на заграницу, против присутствия представителей которых в качестве владельцев отечественных земельных угодий звучали протесты в апреле.
Однако именно с заграницей просматривается связь как в предшествующих фактах дестабилизации обстановки в Казахстане, так и провалившейся попытки вывести граждан республики на площади 21 мая текущего года.

Водка для «балбесов»

6 7 01111
Достаточно напомнить, что за несколько месяцев до декабрьских беспорядков 2011 года в Мангистауской области, куда раньше было арканом не затащить западных экспертов по демократии, эти господа двинули на суровый казахстанский полуостов сокровищ толпами. Повод – проходившая тогда забастовка мангистауских нефтяников.
Солидарность с ними спешили лично засвидетельствовать аккредитованные в стране американские, немецкие и французские дипломаты, представители БДИПЧ/ОБСЕ и ПАСЕ, Международной организации и Хельсинского комитета по правам человека, Института развития демократии при Госдепартаменте США и также фактически госдеповской организации «Хьюман Райтс Уотч», множество других иностранных гостей.
А первым тропу для них проторил депутат Европарламента Пол Мэрфи, которого «Википедия» называет «ирландским троцкистом». 18 июля 2011 года он посетил город Жанаозен, где встречался с бастующими рабочими и руководством местных нефтяных компаний. По сообщениям казахстанских СМИ, с начальством г-н Мэрфи был тих и скромен, а вот с работягами «отвязался» сполна.
Он не скупился на лестные эпитеты в адрес протестантов и ругательные – в огород казахстанской власти, призывал к продолжению забастовки и намекал на всемерную поддержку ее участников из-за границы. Денег «ирландский троцкист» не прислал, зато удостоился специального заявления МИД РК, которое усмотрело в речах Мэрфи недопустимое вмешательство во внутренние дела страны и призывы к разжиганию социальной розни...
Обнаружилось влияние из-за пределов республики и нынешней весной. 20 мая в Уральске за подготовку несанкционированного митинга были задержаны активисты общественного объединения «Абырой». В его офисе найдены жовто-блакитный флаг Украины и около сотни повязок с надписью «Жанаозен».
Среди задержанных лиц оказался некто Исатай Утепов. Он вел регулярную переписку с бывшим актюбинцем Айдосом Садыковым. Этот человек был судим в Казахстане за хулиганство и организацию противоправных акций в Астане и западных областях республики, а в 2014 году подался на Украину, где активно сотрудничает с «Правым сектором» – ударным тараном свержения законной власти в Киеве осенью 2013-го.
В телефонных разговорах между Садыковым, Утеповым и другими активистами организации зафиксированы их намерения заготовки для участников митинга спиртного и других «орудий пролетариата» в виде штакетника. Об истинном отношении организаторов к потенциальным протестантам говорит то, что этих граждан абыроевцы называли между собой «балбесами» и «скотом»...

Тревожные дни
Тревожными выдались 20 и 21 мая в других регионах и городах республики, включая Астану и Алматы. В пятницу, 20-го, полиция обнаружила в тайниках вблизи площадей Республики и «Астана» в Алматы бутылки с зажигательной смесью, металлические прутья и емкости с бензином. В тот же день на двух съемных квартирах в Алмалинском и Медеуском районах города найдены и изъяты гранаты, обрезы ружей, пистолеты и боеприпасы к ним, а также около 5 миллионов тенге наличными. Задержано пятеро подозреваемых в принадлежности им этого арсенала.
На следующий день, 21 мая, несмотря на предупреждения Генпрокуратуры, в Астане, Алматы и других городах некоторые граждане пытались пройти к местам объявленного в Интернете, но не разрешенного местными властями митинга. Чтобы не допустить его, в частности в Алматы полиция оцепила площадь Республики и ограничила передвижение в ее районе пешеходов, пропуская только граждан, живущих здесь. Других лиц, пытавшиехя проникнуть через оцепление, полиция задерживала «до выяснения». Похожая обстановка наблюдалась на подходах к монументу Байтерек на левобережье Астаны.
До 6 мая, сообщил в тот же день в Парламенте заместитель генерального прокурора Андрей Кравченко, никаких мер для привлечения граждан к ответственности не предпринималось «в надежде на то, что люди поймут, что нарушение закона – не лучший способ заявить о своей позиции».
«Многие это поняли, – отметил Кравченко. – Но тем не менее на сегодня около 40 лиц привлечены к административной ответственности, и я хочу подчеркнуть, что именно об этом количестве идет речь, хотя в Сети начались инсинуации в отношении 400–500 граждан, это не так».
По словам заместителя генпрокурора, задержанные знали об отсутствии разрешения на митинг, которое является обязательным для его проведения, но продолжали активные действия. Они заключались в изготовлении и распространении листовок, призывах в социальных сетях и агитации в трудовых коллективах. «Эти действия, на наш взгляд, можно квалифицировать как организацию незаконных митингов», – добавил Кравченко.
Аналогичное заявление сделал параллельно на брифинге в Астане председатель Комитета административной полиции МВД РК Игорь Лепеха. «Мы активно вели мониторинг Интернета, и знаете, несмотря на то, что разрешение дано не было (на проведение митинга. – Прим ред.), группа граждан активно вела агитационную работу, были попытки привлечь граждан, а судя по публикациям в Интернете, этих людей вряд ли интересуют вопросы земли», – уточнил глава комитета.

Драма индуса и технологии весенних обострений
Предотвращение в Казахстане в апреле-мае общественных эксцессов не должно расслаблять. Анализ информационных вбросов и методов интернет-пропаганды, активизировавшихся в эти весенние месяцы в Казнете и социальных сетях, позволяет разглядеть за «новыми» идеями и активистами «старые», достаточно обкатанные в других странах технологии, за которыми видны и уши так же достаточно известных персонажей. Например, идеи так называемого ненасильственного сопротивления.
В свое время один из его родоначальников Махатма Ганди рассматривал подчинение или неподчинение лишь в религиозном и моральном, но никак не политическом аспекте. Однако воплощение в жизнь его убеждений привело именно к политическим последствиям – то, что Ганди считал конечной целью, было воспринято, к ужасу Махатмы, лишь способом для достижения других задач. Это стало большой драмой великого индийца.
Ничуть не смутила эта проблема американца Джина Шарпа. Больше того, с присущим Западу прагматизмом он увидел в учении Ганди невиданные доселе возможности в первую очередь в политике. «Неизвестный широкой публике философ Джин Шарп разработал теорию «ненасильственного сопротивления» в качестве политического оружия, – утверждает в опубликованном 11 лет назад расследовании французский журналист и аналитик Тьерри Мейсон. – Для нужд НАТО и ЦРУ Шарп подготовил лидеров «бархатных революций», произошедших в мире в последние пятнадцать лет».
Французский журналист не случайно неизменно берет понятие «ненасильственное сопротивление» в кавычки и убедительно доказывает, что таковым его можно считать только условно и формально. Например, Мейсон обращает внимание, что среди 198 (!) способов «ненасильственного сопротивления», предлагаемых Шарпом, под № 148 значится... мятеж, а значительная часть всего списка может быть отнесена к методам экономического, социального и политического саботажа.
Звездный час Шарпа настал на рубеже 80-90-х годов прошлого столетия незадолго до развала СССР и социалистической системы. Одну за другой он выпускает монографии, посвященные идеологии и технологии свержения государственной власти в любой стране. Джин Шарп становится нарасхват в разведорганизациях США и НАТО, а также у оппозиционеров по всему миру, замеченных в подготовке всевозможных вёсен – от грузинской до арабской.
При этом он никогда, за редчайшим исключением, не принимает личного участия в реализации своих рекомендаций. Сегодня 88-летний Джин Шарп – гуру революций новейшего времени, а одна из его книг «От диктатуры к демократии» стала библией практиков государственных переворотов.

Когда зажигаешь, некогда размышлять
Срдеж (Серджа, Серж, Серджио) Пóпович – один из талантливых «внучат» дедушки Шарпа и лидеров организации CANVAS (Центр прикладных ненасильственных акций и стратегий). Он бывший сербский революционер-практик, основатель движения «Отпор» (более 80 процентов его участников были студентами и школьниками), сыгравшего в 1999–2000 годах ключевую роль в свержении президента Слободана Милошевича.
Специалист по экспорту революций, Попович проходил обучение новейшим политическим и социально-информационным технологиям в США. Он гордо признает перед телекамерами: его «фирма» работала с представителями 37 стран и провела пять успешных революций еще до начала «арабской весны» – в Сербии, Грузии, Киргизии, на Украине и еще в одной почему-то не называемой стране.
Успех сопутствовал команде Поповича и в Северной Африке. «Революция не была спонтанной, – пишет Попович о 19 днях, вызвавших смену власти в Египте. – Забудьте об этих мифах... Все было очень тщательно подготовлено. Что должен делать такой активист, как я? Один из трюков, который мне предстоит выполнять, – зажечь всех. Когда ты всех зажигаешь, им некогда размышлять, люди теряют чувство страха, у них нет времени даже боятся, может, это звучит безрассудно, но именно так готовят военных. Что еще надо делать? Надо снабдить людей единым символом, чтобы они почувствовали, что они объединены под одним началом и стоят плечом друг к другу».
Символ, придуманный «Отпором», – вскинутый вверх крепко сжатый кулак. Он популярен уже в 30 странах мира, в том числе в СНГ. CANVAS работает параллельно с программой Госдепартамента США и различных организаций, которые Штаты открыто финансируют. В одном из документальных фильмов об организации CANVAS открыто берет на себя ответственность за обучение организации беспорядков по всей планете.

Сопоставимо с бомбой
И Шарп, и Попович, и тысячи их учеников и последователей не афишируют, что для повышения эффективности «ненасильственного сопротивления» они предлагают использовать относительно новую, правда, уже обросшую всевозможными домыслами технологию – нейролингвистическое программирование (НЛП). В середине 90-х его авторы Джон Гриндер и Ричард Бэндлер представили свое детище «искусством и наукой самосовершенствования личности».
Но быстро выяснилось, что несмотря на сложность освоения НЛП способно превращаться в умелых руках и в мощный инструмент достижения других целей, включая подчинение больших масс людей и манипулирование ими. Основные средства НЛП – правильно подобранные слова, фразы, эмоциональные образы, интонация, смысловые акценты, тон и тембр голоса, мимика, жесты, быстрая оценка ситуации, знание психологии партнера или противника.
А главный принцип – опять же ненасилие в подведении человека к «нужным» решениям и действиям. Сегодня НЛП по эффекту социально-психологического воздействия сравнивают с атомной энергией в созидании (или разрушении) и новейшими медпрепаратами в излечении (или зомбировании) пациента.
Что касается морали идеологов и практиков «бархатных революций» на волне «ненасильственного сопротивления», ограничимся всего одной цитатой. «Мы не несем ответственности за результат революций, – откровенничал в 2013 году перед российской журналисткой Дарьей Асламовой соратник Поповича по «Отпору» и CANVAS Синиша Сикман. – Мы не участники событий, а просто распространители знаний. Мы вообще тут ни при чем! Почему я должен испытывать разочарование? Это граждане Украины и Грузии должны быть разочарованы. Это не моя земля... Украинцы, грузины, ливанцы, египтяне все сделали сами... Если ко мне явится нынешняя грузинская оппозиция, я готов ее обучать приемам ненасильственной борьбы, как когда-то учил людей Саакашвили. И я не борюсь за демократию. Я в нее просто не верю».

Сказано как будто сегодня
«Какие меры нам необходимо предпринять в первую очередь? – задавался вопросом Нурсултан Назарбаев в своей инаугурационной речи 10 декабря 1991 года в Алма-Ате после всенародного избрания Президентом Казахстана. – Это поддержка политического плюрализма наряду с безусловным запретом деятельности партий и движений, проповедующих экстремизм, национальную рознь и сепаратизм. Это решительные действия по укреплению правопорядка и соблюдению законности. Это сохранение межнационального согласия на основе равенства прав всех казахстанцев, приоритет политической стабильности как основополагающего принципа государственной политики.
Каждый из нас на себе испытывает трудности – рост цен, инфляцию, снижение жизненного уровня. Не совсем уютная жизнь царит вокруг нас. Не могу и не хочу обещать, как я говорил и в ходе предвыборных встреч, что она очень быстро изменится к лучшему. И я был бы неискренен перед вами, если бы не сказал об этом. Через все это надо пройти, стиснув зубы, с верой в завтрашний день».
Сказано без малого 25 лет назад, а как будто – сегодня.
Андрей ЖДАНОВ