Копать надо глубже

1000 лет Алматы

Найден ли город по имени Алмату? Где на самом деле образовалось Казахское ханство? И когда откроется экспозиция в новом-старом здании городского музея? На эти и другие вопросы «Вечерке» отвечают историки – ученый секретарь Музея города Алматы Мурат Нурпеисов и заведующая отделом древней и средневековой истории этого же музея Гульмира Билялова.

8 0038 002

– Эпицентром празднования 550-летия образования Казахского ханства стал Тараз. Однако многие историки, имею в виду алматинских коллег, говорили о том, что основные события того периода проходили в регионе Алматы. Не оспаривая правительственных решений, тем более пост-фактум, спрошу: на чем основывались ваши предположения?
Мурат Нурпеисов (М. Н.):
– Давайте начнем с предыстории, то есть со времени, когда об акте объединения земель наши правители только-только стали задумываться. Как правило, любое сплочение нации, народа, страны происходит в трудное время вражеского нашествия. Так же было и с нашими предками. Обратимся к фактам незыблемым и, так сказать, не подлежащим сомнению. Основной источник, на который опираются историки, – труд «Тарихи-и Рашиди» Мухаммеда Хайдара Дулати, в котором повествуется о том, что в конце 50-х годов XV века произошла откочевка в Жетысу части племен Восточного Дешт-и-Кыпчака под руководством потомков старшего сына Джучи-хана – Орда Ежена, Керея и Жанибека. Керей и Жанибек, потомки правителей Ак-Орды, не смирились с установлением в казахских степях власти Шайбанида Абулхаир-хана (средний сын Джучи-хана) и весь период его правления в Дешт-и-Кыпчаке вели с ним борьбу. Однако перевес в этой борьбе оказался на стороне Абулхаира. Мухаммед Хайдар Дулати пишет, что Керей и Жанибек во главе своих подданных перекочевали во владения могулистанского правителя Есен-Буга-хана и обустроились «в местности Джуд – Козыбасы».
Гульмира Билялова (Г. Б.):
– И здесь необходимо пояснить, что на протяжении десятилетий большинство исследователей нашей истории вслед за академиком В. Бартольдом первый топоним «Джуд» отождествляли с рекой Чу, которая протекает по территории нынешней Жамбылской области Казахстана, и местность Козыбасы вслед располагали в Мойынкумах Жамбылской области.
– В одном из ваших интервью я читал, что некоторые историки и археологи считают, что есть ряд существенных причин сомневаться в данном предположении. Почему?
Г. Б.:
– Во-первых, откочевка Керея и Жанибека в район Мойынкума не имела бы смысла, так как не обеспечила бы их безопасность, эта территория находилась в близости от владений Абулхаира.
Во-вторых, Мухаммед Хайдар Дулати указывал, что «Джуд – местность в Моголистане. Про­тяженность ее – месяц пути», «В Джуде в одном месте имеются следы большого города. В нескольких местах сохранились минареты, купола и медресе. Поскольку никто не знает названия этого города, то моголы называют его Минара». Как установил А. Бернштам, Минара – городище Бурана около Токмака. Таким образом очевидно, что привязка топонима «Джуд» к реке Чу беспочвенна, а под «Джудом» нужно понимать более обширную территорию.
В-третьих, исследования источников показывают, что Чу-Таласское междуречье было западными владениями Керея и Жанибека, центр же созданного ими государства находился восточнее, в районе современного Алматы. Это подтверждает изучение маршрутов походов на Казахское ханство Абулхаира в 1468 году и Убайдаллаха в 1537 году. Оба Шайбанида оставляли позади Чу-Таласское междуречье и направлялись на восток, в районы современной Алматинской области и северного Кыргызстана. Казахстанские ученые Кемаль Акишев и Марал Хабдулина определяют границы Казахского ханства раннего периода так: «На западе граница проходила по долине реки Чу, северо-восточным склонам хребта Каратау. На востоке охватывала северо-западные гряды Заилийского Алатау с отрогами Бес-батыр, Дегерес, Козыбасы».
– Какие знакомые названия. Это же – в сторону Кордайского перевала, через села Самсы, Таргап…
– Совершенно верно. Так вот, исследования, проведенные Акишевым и Хабдулиной, позволяют утверждать, «что Мухаммед Хайдар был точен в своем представлении о территории расселения казахов в XV веке. Он четко представлял местоположение географических ориентиров, которые приводил в своем историческом сочинении. Напротив, для современных историков Козыбасы остается до сих пор «терра инкогнито».
Между тем средневековый топоним «Козыбасы» сохранился в названии горы, расположенной на юге села Таргап. Она определяла восточные пределы территории расселения казахов на западной границе Могулистана. Небольшая гора Козыбасы вместе с двумя другими – Бес-батыр и Дегерес – составляют горную гряду, протянувшуюся с востока на запад до 50 километров. На юге гряда соединяется с горой Жетижол и образует вместе с северными склонами Заилийского Алатау межгорную долину, орошенную многочисленными родниками и горными речками.
Долина является южным пределом региона Козыбасы. На севере в него входили Чу-Илийские горы с долинами Копа и Карой, а на северо-западе – горы Аныракай и Хантау. Вся эта территория, включая на западе низовья и среднее течение реки Чу – общей протяженностью 1000-1200 километров, составляла округ Чу-Козыбасы по Мухаммед Хайдару.
– Так значит, прав был Чокан Валиханов, утверждавший, что местность Козыбасы находится всего в двух днях пути к западу от города Верного. А это, как установил наш выдающийся археолог Карл Байпаков, местность ареала древнего Алмату – Алматы!
– Выходит, так. Чокан Валиханов многое изучил в наших краях. Приведенные им данные показывают, что в день здесь можно было пройти в среднем около 50 километров, в лучшем случае преодолеть около 60. Поэтому указываемая им местность находилась в районе 100, максимум 120 километров от современного Алматы.
То, что под именем Козыбасы была известна местность на территории современного Жамбылского района Алматинской области, видно из поэмы Жамбыла «Сураншы батыр». Таким образом, еще в XIX веке под названием Козыбасы была известна местность на территории современного Жамбылского района Алматинской области.
В 1970-х годах Кемаль Акишев и Сайден Жолдасбаев проводили археологические работы в этом районе. Были исследованы поселения Бесмойнак-1, 2 и Бугымуйиз, расположенные на северных склонах горы Жетижол. В результате было обнаружено большое количество остатков жилищ, относящихся к середине XVI века. На поселении Бесмойнак-2 были исследованы здания, по своим параметрам и сложности планировки напоминающие укрепленную усадьбу резиденции правителя. На скалах вблизи села Таргап изображены тамги всех казахских жузов. По мнению основных исследователей, именно в этом месте – в районе села Таргап представителями всех казахских жузов был поднят на белой кошме и провозглашен ханом нового государства – Казахского ханства хан Керей.
В последующем в течение не­скольких ближайших лет казахские ханы в результате боевых действий вытесняют династию Шейбанидов с занимаемой территории нынешнего Казахстана, и внук Абул­хаира – Мухаммед Шейбани хан перекочевывает на юг, в междуречье Амударьи и Сырдарьи, и образовывает там Узбекское ханство, а место Ак-Орда переходит к Казахскому ханству во главе с Касым ханом.
Таким образом, есть все основания считать, что местом создания и провозглашения Казахского ханства является не район Чу города Тараза, а окрестности Алматы, от которого началось расширение государства на север, запад, юг и восток. В результате чего в годы правления Касым хана (1511–1521 годы) население Казахстана по источникам составляло более одного миллиона человек, занимало территорию, соответствующую нынешней территории Республики Казахстан, и было известно в мире как мощное самостоятельное государство – Казахское ханство, считают историки.
– И здесь можно перейти к вопросу о значимости нашего города в этот период. Многие склоняются к умозаключению, что древний Алматы был разрушен захватчиками в начале XIII века. Значит, к моменту образования Казахского ханства он уже был стерт с лица земли?
М. Н.:
– Говорить о какой-то конкретной точке нахождения Алмату-Алматы на карте нынешнего города или его ареала не приходится. По сути, мощных археологических раскопок за всю его историю так и не проводилось. Нужны артефакты для того, чтобы доподлинно утверждать: да, вот это место и есть центр древнего города. Это очень сложная задача. Десять лет назад, будучи сотрудником Института археологии, я выступал на конференции с докладом об истории археологического изучения города. Исследования последних 15 лет так и не ответили на вопрос: где именно находился древний Алмату Средних веков? Академик Байпаков сначала называл место, где сейчас находится пограничное училище.
– Потому что именно там были найдены монеты с надписями «Алмату»?
– Помимо монет там часто находят и другие свидетельства. Но подобные артефакты встречаются и на месте городища, что некогда было раскопано на углу нынешней улицы Пушкина и проспекта Жибек жолы. Там проводили ремонт водопроводной магистрали, и совершенно случайно были обнаружены средневековые водопроводные трубы.
– Думается, не случайно те, кто закладывал здесь военное укрепление, выбрали именно междуречье Большой и Малой Алматинки – с древности обжитую и, я бы сказал, богоугодную землю.
– О том, что здесь в ареале мегаполиса был не один древний город, говорит многое. Сакские курганы в Боралдае насчитывают 38 мест захоронения правителей. Отсчет времени их пребывания в Жетысу и Алмату никак не менее трех тысяч лет. И они строили города.
– Получается, наша задача – найти тот из них, что дал название местности. Ведь еще майор Перемышльский, пристав Большой орды, которого потянуло именно к междуречью Алматинок, узнал от местных жителей, кстати, не кочевников, а земледельцев-хлеборобов, что местность эта называется Алматы. Но перечисленные вами факты говорят о том, что нами так и не найдено то центральное место, где был Алмату?
– Проводить такие поиски с целью найти средневековый город – это колоссальная работа. Об этом нам сказали археологи, которые приезжали на конференцию, посвященную установлению 1000-летия города, в 2010 году. Эти специалисты объяснили, что когда они еще в советское время находили, обнародовали и показывали такие артефакты, какие находили и мы, то большой ученый Рыбаков, директор Института археологии СССР, сказал, что все это не подходит для научного доказательства возраста городов и поселений. Необходимо искать серьезные культурные слои города. Так поступили археологи Казани, которые провели подобные работы и нашли артефакты, доказывающие его 1000-летие.
– Почему бы по их схеме не построить изыскания и у нас?
– Это многолетняя многоплановая работа. Необходимо тотальное наблюдение за земляными работами. А ситуация в Алматы такова, что за последние сотни лет в городе было много землетрясений и селевых потоков. Сель 1973 года, свидетелями которого мы с вами были, произвел на меня колоссальное впечатление. В считаные часы земля покрывается многометровым слоем селевой шубы. Раскопать подобное нам пока что не под силу. Конечно, если знать место захоронения древнего города точно, можно и произвести раскопки…
– В наши дни Алматы стремительно застраивается. Не уверен, что уже не стоит на месте древнего Алматы какой-нибудь жилой комплекс из многоэтажных домов. И как прикажете быть с ними? Сносить? Пока не поздно, а может быть, уже и припозднились во многих случаях, нужно сохранить то, что нашли.
– Повторюсь еще раз: определить доподлинно место, интересное в археологическом плане, очень и очень трудно. Например, в Таразе снесли базар, начали проводить комплексные археологические ис­следования. И по находкам уже понятно, что копают не там, где была цитадель. Там нет дворцового комплекса. А когда начинали раскопки, то были уверены, что найдут его.
– Теперь закопают и построят заново?
– Нет. Там сейчас идет процедура музеефикации.
– Помню, как и у нас начали процедуру передачи дома губернатора городскому музею. Потом сожгли его остатки и построили нечто несуразное, но приносящее прибыли. Кому? Потом была идея отстроить кусочек Шелкового пути, а в Малой станице сделать ремесленные мастерские. Идеи витают в воздухе. А на деле переезд музея города в старинное здание бывшего приюта для сирот, а затем медучилища происходит крайне медленно. К 1000-летию Алматы успеете?
– Должны успеть. К сентябрю планируем и экспозицию развернуть. Достанем из запасников то, что не помещалось в зале старого здания.
Беседовал
Василий ШУПЕЙКИН