Кража века прошлого

120 лет назад Семиреченский областной музей прославился настолько, что стал жетрвой международных авантюристов

12 001

Общественный крае­ведческий музей, созданный силами местной интеллигенции при участии генерал-губернатора Герасима Колпаковского, был гордостью Семиречья, его коллекция включала дары из личных собраний археологов-энтузиастов – старшего чиновника по особым поручениям Николая Пантусова, военного топографа Константина Ларионова и других горожан.
Но вскоре после своего открытия музей столкнулся с неожиданной проблемой – артефакты стали исчезать с витрин.
В редакцию газеты «Се­миреченские областные ведомости» пришло письмо из музея, в котором хранитель сообщал о существующем положении дел и уведомлял, что теперь каждый посетитель будет строго контролироваться.
«Осенью прошлого года музей посетили две незнакомки, они были вежливы и мило улыбались. По их просьбе были открыты все шкафы и витрины с коллекциями. Они живо интересовались экспонатами, им было предоставлено право свободного осмотра коллекции», – писал хранитель музея.
Но после посещения девушек выяснилось, что из нумизматической коллекции исчезли кокандская, саркандская и китайская серебряные монеты.
«Рядом лежавшие русские серебряные монеты и единственная золотая джигатайская оказались на месте, из чего я делаю вывод, что эта экспроприация была произведена не обыкновенными воришками ради наживы, а лицами, интересующимися нумизматикой», – предполагал он.
Сразу была вызвана полиция, но, как сообщал автор письма, расследование результатов не принесло.
Однако удалось выяснить, что в городе действуют агенты различных иностранных музеев, которые усиленно занимаются поиском артефактов, обнаруженных в Семиреченской области.
«А посему они являются серьезными конкурентами нашего областного музея», – писал он.
Действовали похитители артефактов следующим образом: ждали, когда в музей приведут на экскурсию гимназистов и, затерявшись в этой группе, проходили в залы.
По просьбе детей и педагогов хранитель музея открывал все витрины, чтобы экспонаты можно было лучше рассмотреть. В этот момент похитители артефактов и совершали свой злой умысел.
На следующий день после одной из таких экскурсий, когда количество посетителей превысило 100 человек, хранитель обнаружил, что и ранее проигнорированная воришками золотая джигатайская монета также исчезла.
После всех этих случаев хранитель начал строго контролировать посетителей, он буквально ходил за ними по пятам, люди стали пугаться.
Особенно он насторожился, когда в музей пришли две молодые незнакомки – это были другие девушки, не те особы, по вине которых в прошлый раз пропали монеты, но хранитель на всякий случай решил за ними проследить.
«Молодые незнакомки сделали мне замечание за установленный мною слишком ревностный контроль. На мое возражение, что я вынужден к сему обстоятельствами, от меня не зависящими, таинственные незнакомки демонстративно покинули музей, отказавшись внести свои автографы в книгу посетителей и бросив мне упрек, что я не имею понятия о самых элементарных правилах вежливости», – сокрушался он.
Хранитель музея просил горожан с пониманием отнестись с этим строгим мерам.
«Не отрицаю, что такой надзор может кого-то и шокировать, но, по-моему, это совершенно напрасно, ведь не шокирует же нас особенная охрана, установленная в последнее время в казначействах», – писал он.
В качестве дополнительных мер хранитель музея обзавелся свистком, чтобы звать полицию в случае посещения музея подозрительными лицами и пропажи экспонатов.
Вместе с тем коллекция музея расширялась за счет дарений горожан и заезжих путешественников. К 1915 году в музее были организованы археологический, геологический, этнографический, зоологический, ботанический отделы и хорошая библиотека. Был издан каталог экспонатов.
Юрий КАШТЕЛЮК