Латинский алфавит: от корней до современности

Институт языкознания имени Ахмета Байтурсынова провел круглый стол « Латинский алфавит: от корней до современности»

В обсуждении темы приняли участие ученые-корреспонденты Казахского национального университета имени аль-Фараби, Казахского национального педуниверситета имени Абая, КазгосЖенПУ и других вузов, известные общественные деятели и ученые.
Специалисты обсудили вопросы изучения позитивного опыта применения алфавитов, которые были на протяжении истории казахского народа, и то, какой вклад они внесли в нашу культуру.
– Нынешнее мероприятие призвано учесть плюсы и минусы всех существовавших ранее систем алфавитосозидания в казахском языке. Сначала казахи использовали дневнетюркский алфавит, который существовал несколько тысячелетий, – говорит директор Института языкознания имени Ахмета Байтурсынова Ерден Кажыбек. – Затем мы перешли на арабскую графику, которая также применялась более тысячи лет. Этот алфавит использовался вплоть до 30-х годов прошлого года. В это время наши лингвисты-тюркологи, начиная с Ахмета Байтурсынова, адаптировали графику под казахский язык. Ведущие лингвисты того времени, в первую очередь Поливанов, признали, что этот алфавит является одним из самых совершенных. Затем мы перешли на латиницу. На нее были переведены 70 языков Советского Союза. Увидев, что среднеазиатские народы, Азербайджан, а затем и Казахстан готовятся к латинице, Турция, также волевым порядком по инициативе Ататюрка перешла на латиницу. А затем спустя 10 лет казахский был переведен на кириллицу.
Так, некогда единый тюркский мир, который функционировал в одной графике, стал писать на трех графиках.
Мы привыкли к алфавиту, который сейчас используется. Он нам кажется удобным. На самом же деле это максимально неудобная графика.
Наша задача сегодня – изучить и сравнить все три алфавита, чтобы не допускать те же ошибки. Нынешняя языковая реформа состоит в том, чтобы в казахском языке букв не было больше, чем звуков. В привычном нам алфавите букв в два раза больше, чем звуков, а в любом алфавите мира – английском, немецком, испанском, русском, наоборот, – букв меньше, чем звуков. Идеальный вариант заключается в том, чтобы каждый звук нашел отражение в графике. В то же время некоторые звуки можно и не отражать. В арабографическом алфавите Байтурсынова было 24 буквы для 28 казахских звуков. Потом у нас было 42, а сейчас 32, что гораздо лучше. Но мы пока не дошли до идеала. Процесс изменения системы письма очень психологически болезненный. Он зависит не только от лингвистических факторов, но и от культурных, психологических, политических и исторических моментов. В связи с этим процесс унификации, совершенствования системы письма всегда является трансформационным. То, к чему мы придем в условиях нынешней реформы, станет одним из главных этапов для дальнейшего совершенствования языка.
Надеюсь, что в течение нескольких лет до 2025 года нам удастся адаптировать все правила и законы, максимально приближенные к тому идеальному варианту, который связан с самой природой языка.
Наш институт, являясь исполнителем свода орфографических и орфоэпических правил, готовит материалы по справочникам и указателям, которые будут объяснять все моменты сочетания звуков. Существуют простые правила любого языка. Если их учитывать в процессе функционирования языков, тогда все вопросы упрощаются. Мы создаем базовые грамматические, фонетические, фразеологические учебники.
По мнению Кажыбека, к сожалению, носители казахского языка привыкли к тому, чтобы писать и говорить не так, как характерно для типичных носителей языка. Поэтому процесс перехода на латиницу нельзя искусственно форсировать, превращая в кампанию. Об этом Елбасы указывает в своей статье «Духовное возрождение».
– Нурсултан Назарбаев четко сказал, что после утверждения алфавита минимально два года нужно вести научно-методические и научно-практические мероприятия по изучению этого процесса,– добавил Кажыбек. – Все новое должно быть объяснено. Нынешний год и следующий станут временем для того, чтобы вплотную заняться подготовкой наставников учителей. То есть создать корпус ответственных за воплощение языковой политики нашего государства. Сейчас в рамках масштабной апробации мы проводим сотни тестов, анкетирование по всему Казахстану разных слоев населения, чтобы выявить энергоемкость и времяемкость процесса перехода на латиницу. Опрашиваем и старшее поколение, и детей, и студентов, и госслужащих.
Изменение привычного подхода к реализации языка должно максимально пройти в период обкатки, которой мы сейчас и занимаемся. Первые учебники у нас появятся уже в следующем году. К концу 2019 года должна выйти рукопись большого орфографического словаря. Необходим законодательный акт, который должен все это утвердить, потому что споры ученых и общества могут длиться бесконечно. После этого можно будет приступить к реальному внедрению латиницы во все сферы нашей жизни.
Наталья ВЕРЖБИЦКАЯ