Леонид Гирш: «Я люблю этот город»

Алматы и алматинцы

23 001

Старожилы шутят: дожившему до десятого десятка лет каждый последующий год следует зачислять как фронтовой стаж – один к трем.

Так это или нет – доживем, узнаем. А пока речь о 93-летнем алматинце Леониде Юзефовиче Гирше, ветеране Великой Отечественной войны, почетном гражданине Алматинской области, человеке активной жизненной позиции.
…Июль 1973 года выдался для Алматы и всех, кто в эти жаркие дни находился в столице Казахстана, тревожным – очередной сель наполнил котлован Медеуской плотины почти до краев, причем в течение нескольких дней. По тревоге были подняты все, кто в той или иной степени имел отношение к жизнеобеспечению города, то есть все руководство. Но главную скрипку как по должности, так и по поручению правительства республики играли силы гражданской обороны Алматы и Алматинской области во главе с руководителем штаба этого ведомства полковником Гиршем Леонидом Юзефовичем.
Предложения руководства города и республики следовали одно за другим. Сколько и которые из них были, как говорится, в самую точку, станет ясно позже, когда минует угроза сноса юго-восточной части города, из которой срочно эвакуировали жителей частного сектора. А выбирать те, что принесут пользу, приходилось ему – начальнику штаба ГО. При этом надо было не только следить за приданными силами и средствами, но четко, по-военному отлаживать их взаимодействие. Какой там сон! Урывками в машине. И чтобы не обессилеть до того, как уснуть, офицеры штаба ГО едва успевали проглатывать дежурный бутерброд…
Фронт, да и только! Не всем из них была ведома война. Более других ее испытания закалили Леонида Юзефовича, именно поэтому большую часть нагрузки он взял на себя.
Трудно вспомнить сегодняшнему фронтовику, сколько раз в июле 1973-го сравнивал он напряжение борьбы с селевым потоком с тем, что довелось испытать в горящем Сталинграде, на Курской дуге, в ходе Белгородско-Харьковской операции…
Верно, вспомнились ему в те дни и бои за Украину, Польшу, Чехословакию, все те фронтовые пути-дороги, что вели наших солдат к Великой Победе…
Что ж, такое вполне может быть. Но одно знаем точно: когда удалось ликвидировать чрезвычайную ситуацию на Медео и отрапортовать о предотвращении прорыва плотины, полковник Гирш испытывал такие же чувства, как после окончания штурма Берлина.
Победа! Она всегда и во всем сопутствовала ему. Но не потому, что везунчик. Нет, судьба особой благосклонностью ни Гирша, ни его семью не баловала.
Отец умер в 36 лет, мать и других родственников на родной Кировоградчине расстреляли фашисты. Сам в 17 лет ушел воевать, был несколько раз тяжело ранен, но выжил и написал позже в стихах строчку-благодарение, отразив ею самую суть своего жизне- и человеколюбия: мне повезло прийти с войны живым…
И все. Прочтешь такое и понимаешь: никаких других характеристик кроме как жизнелюб этому человеку давать не следует.
Домой, где его некому было ждать, Леонид после победы не стремился. Остался служить в армии, стал офицером, выучился в академии бронетанковых войск, женился, детей родил. В общем, все как у людей случилось в его жизни. Однако опять же скажем, без подарков от судьбы и манны небесной свыше: служил в самых отдаленных гарнизонах Советского Союза, про которые в армии говорили: в СССР есть три дыры – Термез, Кушка и Мары!..
…В полдень самого критичного дня селевой опасности Гирш, стоя на гребне дышащего под ногами тела плотины, сравнивал эту жару с той, что годами испытывал в городе Мары. Нет, на Медео было жарче!
– Сделай все, но не рискуй напрасно! – напутствовал он очередного солдата-водолаза, опускавшегося в топкую гущу для прочистки дренажных стоков. – Помни, тебя ждут дома!
Для подчиненных то, что командир руководит не по радиостанции, а на передовой линии «огня», многое значит, именно это в большинстве своем вселяет в душу и сердце воина уверенность в победе. Недаром же в армии позднесоветского периода родилась присказка: «Фронтовики-командиры говорили: делай как я! А нынешние – делай, как я сказал!» А это, как замечают одесситы, – две большие разницы. Гирш – из первых, из фронтовиков. Он и на войне, и в мирной жизни был уважаем подчиненными именно за то, что не прятался за солдатскими спинами, потому как сам прошел весь свой 42-летний военный путь от солдата до полковника. Многие его подчиненные, взяв пример с командира, верой и правдой служили Отечеству.
…В июле 1973 года Гирш служил в армии свой 33-й календарный год. Возраст и выслуга лет к тому времени позволяли ему выйти на пенсию, но, победив сель, одержав вместе с руководителями республики и города победу над стихией, стал он персоной номенклатурного ряда, пользующейся уважением высшего эшелона власти. Они-то и попросили Леонида Юзефовича послужить в рядах Вооруженных сил СССР еще немного. И еще десять лет не снимал Гирш военного обмундирования. Пользуясь непререкаемым авторитетом, значительно усилил позиции сектора гражданской обороны Алматы и области, подготовил ряд теоретических выкладок по обеспечению безопасности горожан при любых природных и техногенных катастрофах, которые уже в его бытность были высшим руководством поддержаны и претворены в жизнь.
Его избрали членом городского комитета компартии Казахстана, а это в советские времена было более действенным рычагом решения проблем, чем депутатство.
Впрочем, и депутатом городского совета народных депутатов он избирался трижды, как в период воинской службы, так и после.
Ни одного дня после выхода в отставку не сидел сложа руки боевой полковник Гирш. Был председателем алматинского городского и областного советов общества охраны природы, возглавлял другие общественные советы, активно работал в ветеранских организациях фронтовиков. Его выдвинули в Ассамблею народа Казахстана, членом которой он является по сей день. Так что забот у Леонида Юзефовича и в 93 года хватает, одно слово – активист. И сейчас не сидит ветеран без дела ни одной минуты: пишет стихи и воспоминания, встречается с молодежью, участвует в общественной жизни любимого города.
– Так случилось, что судьба подарила мне возможность прожить большую и самую плодотворную часть жизни в Алматы. Я полюбил этот город и сделал все от меня зависящее, чтобы он стал краше, уютнее, благоустроеннее и комфортнее для жизни моих земляков, – делится своим сокровенным Гирш. – Здесь нашли вечный покой моя супруга и сын… Дочь моя живет в России. А я был и до конца дней своих остаюсь алматинцем.
Вот такие люди живут и трудятся в нашем городе.
Ирина ВАСИЛЬЕВА
Фото из семейного
альбома Л. Гирша