Мы спасаем таланты

Алматы и алматинцы: 100 новых лиц

IMG 2772

Алматинский хореограф Айбек Есимов – педагог, что называется, от Бога: он умеет менять мир вокруг себя. Возглавляемый им алматинский социальный центр творчества MMDANCE принял весной этого года участие в проходившем в Измире (Турция) международном фестивале творческих коллективов. Казахстанская делегация состояла из 29 человек. 11 человек из них – выпускники детского дома № 1 Алматы, которых страна собирала всем миром: скинувшись, земляки за два дня собрали деньги на билеты.

IMG 2723

С миру по нитке
– Когда пришло приглашение принять участие в фестивале, мы кинулись писать в разные организации – просить деньги на дорогу и на костюмы, но выхлоп был нулевым: все дружно отвечали: «Sorry, мы не сможем. Кризис», – говорит руководитель ММDANCE Айбек Есимов. – А нам уже звонят из турагентства: срочно выкупайте билеты! Я в панике! Пытаясь заработать, организовали благотворительный концерт в двух близлежащих университетах. Но из 600 билетов продалось только 30. И тогда я с помощью своего виртуального друга Асель Жаманкуловой написал огромный пост с просьбой: «Люди, нужна ваша помощь».
Мы опубликовали его в Facebook в 8 утра, и я пошел спать. В 12 проснулся, а на банковской карточке уже лежало 300 тысяч тенге… Наша история тронула, мы достучались до сердец. Телефон у меня не умолкал. Звонили из Европы, Америки, Казахстана, а алматинцы лично приезжали в студию знакомиться с ребятами. Двух миллионов тенге, что было собрано за 36 часов, хватило, чтобы заплатить за билеты, да еще и остались деньги на костюмы.
Айбек Есимов ненамного старше своих подопечных – ему 26.
– Мне было 19 лет, я учился на втором курсе филологического факультета Университета имени Сулеймана Демиреля, когда в 2009 году создал с однокурсниками танцевальную команду ММDANCE, – рассказывает он. – Однажды на благотворительном концерте мы выступили вместе с детьми из алматинского детского дома № 1. Им так понравился наш танец, что завуч подошла к нам с предложением позаниматься с их воспитанниками. Я согласился, но тут же забыл о просьбе. Проигнорировал, в общем. Через пару месяцев на Наурыз мы выступали в самом детском доме. Когда я заходил с костюмами, навстречу вышла та самая завуч. Когда она напомнила о своей просьбе, мне было так стыдно, что уже на следующий день я появился в детдоме с кульками конфет, где меня уже ждали около 15 ребят разного возраста. За две недели мы поставили танец и выступили с ним на областном конкурсе, где заняли третье место. Я подумал, что если начну систематически работать с этими с ребятами, то можно добиться высоких результатов. Договорился с директором детского дома, что буду вести уроки хореографии на волонтерской основе.
Брал всех подряд, но не все оказались устойчивые. Дети сбегали от меня, и я тоже, поймав нервный срыв, бросал их, потом возвращался. Но прошло время, и мы заговорили на одном языке. Чем я их завоевал? Наверное, доверием. Мне говорили: телефон не оставляй, кошелек носи с собой. А я все оставлял и деньги потом не пересчитывал. Скоро я так прижился здесь, что, можно сказать, сам стал детдомовским.
Творчество для моих ребят стало огоньком в конце туннеля. Пока другие, стреляя у прохожих сигареты, бесцельно бродили по Орбите (микрорайон, где находится детский дом № 1), мои сразу после школы бежали в танцевальный зал и так увлекались, что забывали про ужин. Они менялись на глазах и внешне – выход на сцену требует ухода за собой, и внутренне – у детей появилась цель выбиться в люди. Тем, кто вышел из стен детского дома, предоставляют обычно минимальный список профессий – типографский рабочий, электрик, слесарь, сантехник и повар, а мои как минимум настраивались на любимую профессию.
Когда стали участвовать в серьезных конкурсах, детдом «заболел» – все захотели танцевать. Кстати, с конкурсами связана одна история. Ведущий торжественно объявил, что MMDANCE занял первое место, дети радостно выбежали на сцену, и… тут после паузы прозвучало, откуда они. Танцоры в таком же темпе развернулись обратно, не оставшись на церемонию награждения. И с того времени я дал им обещание – везде будет объявляться только название коллектива.

«Я детдомовец, я изгой»
Танцоры MMDANCE, бывшие воспитанники детдома № 1 Алматы, состоявшиеся во всех отношениях люди, но, соглашаясь на интервью, ставят непременное условие – фамилии не указывать.
– В экономическом колледже, где я учусь, ко мне все нормально относились, до тех пор пока куратор на родительском собрании не сказала, что я из детского дома, – не скрывает обиды Лера, один из педагогов MMDANCE. – И все: отношение поменялось – появилось отчуждение.
Абаю 23 года. Инженер-строитель по профессии, выпускник КазГАСА, в свободное от основной работы время он помимо танцев ведет в центре кружок ИЗО.
– Моя девушка пока не знает, что я из детдома. Но, думаю, нормально отнесется.
– А почему вы скрываете это от нее?
– Рановато еще.
– Не хватает смелости?
После короткого замешательства:
– Да.
И добавляет:
– Когда у одного нашего парня была свадьба, воспитатели поехали как сваты, а мы все скидывались, чтобы она прошла как у людей. Соблюли в общем все приличия и казахские обычаи. Мы же здесь друга за друга горой.
К слову, детский дом № 1 Алматы – единственное в республике такого рода учреждение, где в 2016 году одновременно 40 выпускников, достигших совершеннолетия, получили квартиры.
– В Доме юношества мы прожили совсем мало, хотя там есть выпускники других детдомов, которым по 30 лет, но у них нет своего жилья, – говорит Лера, 20-летняя обладательница собственной квартиры. – Постарались бывший директор Зиада Нагашбаевна Кыстаубаева, воспитатели и социальный педагог. Они собрали документы и поставили нас на очередь, когда нам было лет по 14.

Кузнецы своего счастья
В детдоме Айбек Есимов проработал пять лет. За эти годы успел окончить университет, устроиться на перспективную работу и бросить ее без сожаления.
– Ближе к выпуску из университета друзья начали говорить: «Ты что, дурак? Зачем ты с ними возишься? Это же ничейные дети, их оставили даже родители». Но я нашел себя среди этих ребят, – вспоминает он. – В классе, кажется, в 8-м у нас в школе проводили тестирование. По его итогам выяснилось, что я учитель от Бога. Это было столь неожиданным для меня, что я рассмеялся. Сдавая ЕНТ, четвертым предметом выбрал английский язык, вовсе не думая, что придется работать с детьми. Но встреча с завучем детского дома № 1, получается, была не случайной: через танец я пришел к тому, к чему меня готовила судьба. Сам я в детстве был хотя и активным, но довольно бесталанным ребенком, а мне хотелось быть интересным для других. И я, найдя уроки танца по Интернету, стал тренироваться дома перед зеркалом, записался в кружок актерского мастерства, где попал к очень хорошему педагогу, который помог мне раскрыться.
Я был еще школьником, когда меня пригласили работать на местные радио и телевидение, а мой школьный класс выбрал меня президентом. Когда уезжал из своего Актобе на учебу в Алматы, Ольга Павлова, тот самый педагог по актерскому мастерству, передала мне письмо. Она попросила открыть его только в поезде. Оказавшись в купе, я с нетерпением вытащил конверт и… увидел просто белый лист. Позвонил: вы, кажется, что-то перепутали. «Нет, все верно. Начинай жизнь с чистого листа», – ответила мне.
За счет знания языков (профессия по диплому – учитель турецкого и английского языков) после университета Айбек успешно прошел собеседование и устроился в крупную компанию региональным менеджером по рекламе и маркетингу. А по вечерам продолжал бегать в детский дом. Когда ездили на конкурсы, открывал больничные листы.
– Однажды, когда жизнь поставила меня перед выбором – заниматься тем, чего просит душа, или делать карьеру и деньги, наткнулся на объявление о конкурсе грантов «Измени жизнь к лучшему» от компании «Кока-кола», – продолжает Айбек. – Я написал в своей заявке, что хочу открыть школу творчества для всех детей – из детских домов и «домашних». Из 300 конкурсантов 15 прошли в финал, среди них и я. После двухнедельного обучения написал бизнес-план и выиграл грант – 556 тысяч тенге, или 3 тысячи долларов на тот момент.
Когда написал заявление об уходе, в компании, где работал, сильно удивились, но легко отпустили. Мне ведь там и раньше по-доброму, но намекали: либо мы, либо детский дом. Так я два года назад сделал выбор – раскрывать через творчество таланты. Для начала арендовал помещение для студии, потом собрал танцоров и сказал, что надо сделать ремонт, сам я в этом не разбираюсь, а денег, чтобы нанимать кого-то, нет. И мы занялись покраской, побелкой и шпаклевкой. А потом расклеили объявления в микрорайоне Орбита о наборе учеников в студию MMDANCE и в сентябре 2015 года открыли школу творчества, где преподают современные и народные танцы, вокал, актерское мастерство, домбру, ИЗО и английский язык.
Когда мы начинали, у нас занимались все дети – и «домашние», и детдомовские. Первое время родители боязливо прятали свои сумки. Но потом, узнав, что подтянутые красивые парни и девушки, педагоги их детей, – тоже бывшие детдомовские, перестали, а главное, увидев результаты, уже не одергивали своих детей от общения с их сверстниками из детдома: «Не подходи к ним. Стой рядом!»
Проект Айбека Есимова хотя и считается социальным, но уже достаточно конкурентоспособен. MMDANCE выступает на одной сцене с казахстанскими звездами, об этом творческом центре, ставя в пример, говорят на всех съездах предпринимателей.
– Бизнес, пусть и социальный, но он нас кормит, – говорит руководитель проекта. – Обучение раньше стоило 15 тысяч в месяц, но сейчас мы снизили стоимость до 10 тысяч. Решили брать количеством, чтобы к нам могли ходить дети и из неблагополучных семей тоже.
Галия ЮСУПОВА