На пути к гражданскому обществу

100 конкретных шагов

5 001Александр Братенков, руководитель ОО «Общественный проект»:
- В декабре прошлого года страна отметила эпохальную дату – 25-летие независимости Казахстана. Достигнутые за эти годы успехи настраивают не только на позитивный лад, но и убеждают в необходимости наращивания дополнительных усилий для решения приоритетных задач. В том числе и по совершенствованию гражданского общества – как условия укрепления и расширения социально-политической базы институциональных преобразований в стране.
Наличие зрелого гражданского общества выступает основной предпосылкой и важнейшим фактором совершенствования политической системы любого государства демократического типа. Оно характеризует всю совокупность разнообразных форм социальной активности населения вне зависимости от деятельности государственных органов. И что важно осознать нам всем: современное гражданское общество недостаточно воспринимать лишь с позиции полного согласия или, напротив, противопоставления государственной власти. Это скорее союз свободных граждан и общественных институтов, способных к самоорганизации при достижении личных и общественных целей.
Развитие Казахстана как динамичного, современного государства с высокими стандартами качества жизни возможно только на основе активизации человеческого потенциала, предприимчивости граждан, осознания личной ответственности за достижение как личных, так и общественных целей. И, на мой взгляд, данный лейтмотив очевиден в Послании Главы государства «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность». В этом документе наряду с приоритетами технологической модернизации экономики, улучшения и расширения бизнес-среды, макроэкономической стабильности Нурсултан Абишевич Назарбаев подчеркнул значимость активного участия общества в институциональных преобразованиях в стране.
Но есть ли удовлетворенность от степени и качества участия населения в происходящих системных изменениях в стране, призванных стимулировать не только экономический рост, политическую модернизацию, но и гражданскую активность? Вопрос не риторический, потому что от позиции населения, способного не только понять, но и принять необходимость повышения конкурентоспособности государства, а также увидеть свою непосредственную роль в этом процессе, будет зависеть продвижение инициатив, предложенных Президентом.
Позитивный опыт отдельных стран свидетельствует, что только опора на гражданское общество, стимулирование его значимости в развитии государства или решении отдельных социально значимых проблем могут вывести страну на передовые рубежи. В качестве примера можно привести Сингапур, который из «третьего мира» стремительно вошел в первую десятку лучших стран планеты, доказав тем самым, что простые граждане (в данном случае – сингапурцы) способны сами решать проблемы своей среды обитания, своего государства и своей жизни. Из стран постсоветского пространства обращает на себя внимание Грузия. Некогда имея «своеобразный коррупционный имидж советского периода», в 2016 году эта республика заняла 44-е место из 176 возможных в рейтинге стран по индексу восприятия коррупции, тогда как Казахстан оказался на 131-м месте.
В этой ситуации определенное недоумение вызывает низкая эффективность усилий по развитию гражданского общества, незавершенность и непоследовательность в реализации программ и концепций, недостаточное реагирование на прогрессивные инициативы и предложения. Причины этого, на мой взгляд, лежат в инертности значительной части общества, его неверии в собственные возможности и своеобразной дистанцированности от власти. Казахстанские эксперты практически едины во мнении, что Концепция развития гражданского общества в РК на 2006–2011 годы дала значительный импульс развитию гражданского общества, конкретизировала его роль в совершенствовании демократических основ государства. И тем не менее, признают они, свою миссию этот документ все-таки до конца не реализовал. Образовавшийся временной вакуум только усиливает разнообразие понимания сути, значения и роли современного гражданского общества в стране. Отдельные эксперты общественных наблюдательных советов на центральных и местных уровнях тоже единодушно признают, что процесс «созревания» гражданского общества имеет место быть, но темпы развития и понимание последним своей значимости не выдерживает никакой критики.
В этой связи достаточно характерна одна из рекомендаций VII Гражданского форума (ноябрь 2016 г.), призывающая «обеспечить проведение комплекса мероприятий, направленных на переподготовку и повышение квалификации государственных служащих, ответственных за взаимодействие с НКО». К тому же региональная специфичность гражданской активности, выраженная в наличии общественных организаций как проводников интересов целевых групп и выразителей социальных интересов убеждает в наличии «НКО разных скоростей». И суть вопроса не только в том, что в отдельных регионах страны количество НКО измеряется порядковым числом 100 или немногим больше (для сравнения: в Алматы сосредоточено около 4,5 тыс., или более 55%, всех активных НКО страны). Не только тем, что организационный, материально-технический, квалификационный уровень сельских НКО значительно ниже городских, но и тем, что количество НКО и их состояние есть реальный показатель уровня гражданской активности в отдельных регионах страны.
Существенным индикатором зрелости современного гражданского общества может выступать степень активности населения в обсуждении и подготовке предложений по отдельным проектам, представленным государством для обсуждения. Согласитесь, что шесть тысяч предложений, зафиксированных в ходе месячного обсуждения поправок в Конституцию страны, трудно назвать всенародным обсуждением. Или возьмем обсуждение проекта принятой в 2015 году программы «Алматы-2020». Идея, направленная на синхронизацию общественных интересов и практической деятельности исполнительной власти, безусловно, прекрасна. Она призвана в значительной мере активизировать гражданский потенциал через совместное обсуждение реальных городских проблем. Но, к сожалению, замечательный проект не получил должной общественной поддержки. 500 предложений и инициатив, поступивших от жителей двухмиллионного мегаполиса, трудно назвать показателем зрелости гражданского общества. Конечно, объяснение и оправдание можно найти всему, но в данной ситуации сетование на власть, которая предлагает партнерство, но общество не принимает его в силу своей «детской болезни», иначе как гражданским инфантилизмом не назовешь.
Подчеркивая роль гражданского общества в Плане нации «100 конкретных шагов», Президент сказал, что население само должно участвовать в принятии управленческих решений, а часть государственных функции необходимо передать в конкурентную среду, саморегулируемым общественным и неправительственным организациям. Тем самым Президент дал понять, что государство не может выполнять все функции, что-то должны делать и сами люди, которые заинтересованы в разрешении имеющихся проблем. Я иногда задаюсь вопросом: а готовы ли общественные организации реально выполнить тот спектр услуг, на который наше население рассчитывает? Скажу честно: я не готов к утвердительному ответу. В базе данных министерства по делам развития гражданского общества и религии имеется 8 тысяч неправительственных организаций. Больше 50% из них сосредоточены в Алматы. Но есть области, где их имеется не более 100–110. Последнее говорит о том, что люди не могут организоваться, чтобы сообща решать проблемы своих целевых групп – тех же инвалидов, например.
Президент Казахстана призывает нас применять в своей жизни самое лучшее из практики стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития. Если мы придем к принятым там стандартам, то будем жить на порядок лучше. Но в странах ОЭСР 70% граждан электорально активны. А какая степень активности у нас? Прямо скажем: нас особо не видно, мы не знаем, какие вопросы можно инициировать и какие проблемы решать. Говорят, что нас «гасят». Да бросьте! Если проблема очевидная, то никто гасить не будет. Возьмем проблемы, связанные с КСК. Каждый второй алматинец жалуется, что работают они плохо: дворы неблагоустроены, тарифы высокие, крыши протекают, подъезды грязные… Но когда КСК пытается провести собрание, приходят единицы, а все остальные занимают созерцательную позицию. Из этого вывод: виноваты мы сами, плохого председателя КСК жильцы имеют право переизбрать, а завышенные тарифы модернизировать.
Президент, стремясь расшевелить инертное гражданское общество, в своем Послании 2017 года дал дополнительный импульс не только в решении производственных, технологических и социальных вопросов, но прежде всего в развитии гражданского общества, в повышении его ответственности и активности. Конституционная реформа тоже была направлена на это – распределив власть, повысить ответственность каждой структуры за свой участок.
Резюмируя сказанное, задам несколько вопросов. А готовы ли мы вообще к «расширению возможности граждан участвовать в процессе принятия решений через развитие саморегулирования и местного самоуправления», к принятию «несвойственных государству функций» (цитаты из Плана нации «100 конкретных шагов»)?
Готовы ли мы не просто обозначать проблему, но и решать ее, принимая при этом и на себя тоже какую-то меру ответственности? Если мы сообща найдем ответы на эти вопросы, то это поможет нам более ясно осознать степень нашей зрелости, способности и возможности для самоорганизации в достижении личных и общественных целей. Выдержать и победить в глобальной конкуренции и найти свое место в современном мире мы сможем через совместные усилия и гражданскую сплоченность.