Наши люди в Голливуде

Алматы и алматинцы: 100 новых лиц

Казахстанский киноактер Санжар Мади приглашен на работу в один из театров Лос-Анджелеса. Сейчас он собирает документы для рабочей визы, параллельно успел отсняться и озвучить американско-казахстанскую картину «Амре Кашаубаев» режиссера Джефа Веспы. Санжар сыграл главную роль – легендарного певца, чья таинственная смерть в зените славы и в расцвете сил до сих пор остается загадкой. Ожидается, что нынешней осенью картина выйдет в прокат.

4 001

Трудный подросток
Глядя на респектабельного молодого актера, трудно поверить, что в подростковые годы он едва не влился в ряды уличной шпаны.
– В 90-х, на которые пришлись мои школьные годы, наша семья кочевала с одной съемной квартиры на другую, и это, видимо, наложило на меня отпечаток, – вспоминает актер. – Я поменял три школы. В общем, подростком я был трудным. Пренебрегая заведенными в школе правилами, перессорился с учителями, завучем, директором. На меня завели отдельный дневник, куда записывали все мои проступки за день. Родители протоптали постоянную дорожку в школу. Они, к счастью, были на моей стороне. Правда, дома доставалось от них по первое число, но этого никто не видел. С высоты сегодняшних своих лет я хочу сказать всем, у кого есть дети: если не хотите потерять духовной связи со своим ребенком, ни в коем случае не ругайте его при посторонних, это убивает в детях уверенность в себе.
Как это часто бывает, я повзрослел за одно лето. В десятый класс пришел уже не мальчик, а молодой мужчина, который наконец научился отдавать отчет своим поступкам. Отношение учителей ко мне (спасибо им за это) мгновенно изменилось, и у меня словно крылья расправились. К этому времени я уже всерьез увлекся изучением иностранных языков. В 9-м классе пошел самостоятельно изучать немецкий в Гете институт. Благодаря базовому английскому он у меня пошел очень легко. К окончанию школы я уже смотрел зарубежные фильмы без субтитров и читал книги в оригинале на английском, французском и немецком. Это намного интереснее, потому что в любом языке есть то, что невозможно передать в переводе. Еще в те годы мне нравилось ходить на всякие ярмарки по обучению языкам, где меня подсаживали то к австралийцам, то к американцам, то к англичанам. От того, что я их всех мог переводить, несмотря на разницу диалектов, надолго оставалось ощущение радости, приподнятого настроения и, признаюсь честно, превосходства над другими.

Несостоявшийся банкир
Нередко бывает так, что в актерских кастингах на участие в зарубежном проекте чаша весов перевешивает в его сторону только из-за отличного знания иностранных языков. За плечами актера уже есть несколько англоязычных картин. Это снятая в Америке узбекским режиссером Бахадуром Юлдашевым лента «Ангел смерти» и отечественная картина «Дорога домой» Рашида Сулейменова, где актер играет молодого биолога, получившего образование за рубежом. Съемки картины «Амре Кашаубаев», призванной ответить на вопрос, чем не угодил советской власти легендарный казахский самородок, чей голос специалисты называют сверхъестественным по красоте звучания, шли на языке оригинала сценария. Эта казахстанско-американская лента должна выйти к зрителю уже этой осенью, но, по словам актера, осталось еще очень много работы и очень мало времени.
– Дело в том, что мир голливудского кино, прямо скажем, совсем другой, чем у нас, – говорит Санжар. – В Казахстане и за месяц «на коленке» что-то смонтируют. А там ко всему подходят основательно.
Кстати, актером Санжар стал не сразу. После школы он поступил на экономический факультет КазНУ имени аль-Фараби.
– Это был осознанный выбор, – говорит он. – Я заметил, что многие актеры стараются уже в зрелом возрасте получить вторую, более стабильную профессию, но обучение чаще всего идет поверхностно. А я решил вначале получить фундаментальное экономическое образование, а потом уже заняться тем, к чему лежит душа. После трехмесячной практики в одном международном банке его руководство официально пригласило меня на работу с гарантией непрерывного служебного роста. Но мысль о том, что я должен приходить туда каждый день в костюме и галстуке и вообще вся моя жизнь отныне будет проходить по графику, страшно удручала. В тот момент я как раз начал изучать экономическую психологию Роберта Кийосаки, в частности его бестселлер «Богатый папа, бедный папа». В одной из глав прочитал, что если тебе твоя работа не нравится, но ты туда продолжаешь ходить, то, занимая чужое место, создаешь проблемы человеку, который будет успешнее тебя.
Нет, я знал свою работу, уже наработал свой круг клиентов, но в один прекрасный момент, не имея впереди каких-то ясных перспектив, сказал друзьям-банкирам: «Все, ребята, я ухожу». Написал заявление и… поступил на вечернее отделение магистратуры Нархоза. И только потом задумался: а чем я буду заниматься с восьми утра до шести вечера? Моя мудрая мама, видя мои мучения, однажды как бы невзначай предложила: «А почему бы тебе не поступить в академию искусств?» Я ухватился за эту мысль. В академию прибежал в самый последний день сдачи документов. К своему удивлению, я сдал вступительные экзамены на режиссерский факультет на отлично.

Успешный актер
Благодаря таланту, счастливой внешности и, что немаловажно, знанию языков у Санжара нет отбоя от режиссеров. С прошлого года Москва и Лос-Анджелес стали двумя его постоянными маршрутами. Отснялся в начале лета в российском телевизионном сериале «Золотая Орда» Тимура Алпатова, где сыграл хана Золотой Орды Менгу-Темира. Работал в последней, так и не завершенной картине Веры Глаголевой «Глиняная яма», где сыграл гастарбайтера из Казахстана.
В Казахстане снимался в комедии Нуртаса Адамбая «Жених на пять дней», планируются съемки у Акана Сатаева в фильме «Бизнесмены». Что касается Америки, то это роль Амре Кашаубаева в одноименной картине, полностью озвученной на английском.
Однако широкому зрителю Санжар стал известен после того, как бесподобно сыграл прожигателя жизни – сына богатого отца в фильме Фархата Шарипова «Сказ о розовом зайце».
– Я списал свой персонаж с разных людей, – продолжает Санжар. – Общался с ними, изучал их привычки, перенимал манеры. До этого проштудировал не одну книжку по актерскому мастерству и придумал свою схему вхождения в образ: черчу таблицу, где расписываю свой персонаж от и до. До сына богатого папы я так входил в образы своих героев в фильмах «Айша», «Город мечты» и «Обратная сторона». Там я играл положительных парней. Но, как говорят в Голливуде, 90 процентов успеха в хорошем фильме зависит от хорошего отрицательного героя. Как только мне предложили роль в «Сказе о розовом зайце», я сразу ухватился за нее. Один мой знакомый организовал встречу со своим другом – представителем золотой молодежи. Тот не то что скрывал, а даже гордился, что большинство из его окружения, в том числе и он, употребляют наркотики. Кокаин для них своего рода дресс-код, позволяющий узнавать своих. Людей вне своего круга они воспринимают как сплошную серую массу. «Мы можем позволить себе все. Вы все для нас низшая раса», – с презрением глядя на меня, заявил парень.
Когда я взялся играть одного из таких, как он, то сам не заметил, как полюбил своего героя, и мне захотелось вдруг оправдать его. Он ведь не родился подонком, его сделали таким. Режиссер разрешал экспериментировать, и я придумал небольшое прошлое своему персонажу. Этот парень рос без матери. Отец, работая днем и ночью, пытается недостаток родительского внимания компенсировать дорогими подарками и тем самым лишает сына будущего: деньги и одиночество погубили парня.
Возвращаясь к тому, с чего мы начали, – знанию языков, благодаря которому Санжар попал на сцену американского театра, – отметим, что успешный актер Санжар Мадиев, в чьей карьере немаловажную роль играет отличное знание иностранных языков, ярый сторонник введения в школах нашей страны трехъязычия.
– Не отрицаю: у ребенка, которого сразу начали обучать нескольким языкам, в голове на первых порах будет мешанина, – признается актер. – Я, например, говорил в раннем детстве на смеси казахского и русского, думая, что это один язык. Но в сознательном возрасте на всех языках, которым меня учили дома и в школе, заговорил абсолютно свободно, не смешивая их. Единственное, что я пожелал бы тем, кто внедряет трехъязычие, – подойти к этому грамотно. То есть выстроить график учебы так, чтобы ребенок не был перегружен ненужной информацией. Возможно, успешное обучение на нескольких языках в лингвистической гимназии, которую я оканчивал, происходило именно потому, что там не было лишних предметов. По крайней мере, так было в мои школьные годы.
Разия ЮСУПОВА