Новые технологии жизни

6 001Врач-репродуктолог высшей категории Института репродуктивной медицины Алматы Вадим Полумисков посвятил любимой работе многие годы жизни. 10 января известный казахстанский доктор, кандидат медицинских наук отмечает свое 65-летие. Накануне юбилея мы побеседовали с нашим героем.

– Первая идея о создании Центра экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) возникла еще в 1991 году, когда мы, команда специалистов во главе с Тамарой Джусубалиевой, работали в Городском центре репродукции человека (ГЦРЧ), – говорит Вадим Евгеньевич. – В то время у нас довольно успешно проводилось лечение бесплодия с помощью медикаментозной терапии, инсеминации, но 30 процентам супружеских пар мы не могли помочь и отправляли их на ЭКО в Россию. Нам не хватало следующего шага, к которому, по сути, мы были вполне готовы. Задача стояла сложная – необходимо было качественно воспроизвести в отечественных условиях то, что успешно применялось за рубежом.
Я на тот момент прошел специализацию в Германии, но впервые с ЭКО мне удалось тесно познакомиться в ординатуре клиники НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта в Ленинграде еще в 1984 году. Тогда удалось увидеть сам процесс в первый раз: как забирается яйцеклетка, как исследуется под микроскопом материал, культивируются эмбрионы и как они подсаживаются пациенту.
Первые результаты были получены где-то в 1985 году. Надо отдать должное, коллектив Городского центра репродукции был первопроходцем в применении ЭКО.
Когда в 1995 году в ГЦРЧ усилиями Тамары Джусубалиевой была организована первая лаборатория ЭКО в Казахстане, мы испытывали и радость, и волнение. Нас приехали поддержать профессор Валерий Здановский, эмбриолог Людмила Хилькевич. Именно с их помощью была получена беременность, завершившаяся благополучными родами в 1996 году.
Я отлично понимал, что нам не хватает знаний и практических навыков, в этом была острая потребность. Помню момент, когда после отъезда наших наставников Тамара Муфтаховна срочно командировала меня в Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН. Нас с коллегами очень радушно встретил коллектив этой клиники, который являлся «автором» первого ребенка в СССР. Они охотно делились своим опытом, и это было мощной школой. После завершения стажировки нас пригласил директор Владимир Кулаков и передал подписанный им договор о научно-практическом сотрудничестве с нашим центром, что открывало новые горизонты. По возвращении с учебы я был назначен медицинским директором Центра ЭКО, и передо мной была поставлена задача вывести нашу лабораторию на уровень российских центров.
Несмотря на все проблемы и трудности, беременности в нашем центре появились уже в начале 1996 года, и 15 октября этого же года родилась первая двойня.
Сейчас я с ужасом вспоминаю, как у нас тогда хватило сил и мужества запустить этот внушительный по сложности проект. Нам удалось вывести клинику на уровень, достойный признания. Наверное, это объяснить можно тем, что мы настолько горели своей идеей внедрения методик ЭКО, что нас не пугал тот уровень, с которого мы начинали.
Мне было очень важно продолжить обучение. Думаю, что основополагающим в дальнейшей практике, например, для меня было обучение в Израиле в университетской клинике «Асаф Арофе» в Тель-Авиве. В течение месяца я практически жил там, участвовал во всех программах по лечению бесплодия, которые проводили на то время.
По возвращении мы уже совсем по-другому стали смотреть на нашу технологическую оснащенность и возможность улучшения результативности работы.
Сегодня мы переросли из маленькой лаборатории ЭКО в Институт репродуктивной медицины со штатом 250 человек, из которых 60 врачей, имеется свой ученый совет. Мы набрали сильную эмбриологическую группу и внедрили генетическое тестирование, что позволило значительно улучшить прогноз на рождение здоровых детей.
В прошлом году, учитывая колоссальную загруженность специалистов, когда к врачам записывались за три-четыре месяца, мы открыли ультрасовременный филиал с аналогичной мощностью и штатом опытных сотрудников.
Сегодня все женщины, которые имеют квоты, могут воспользоваться программой ЭКО в шести центрах, расположенных в Казахстане. Наш центр осуществляет более 55 процентов государственной программы с результативностью порядка 60 процентов.
Но в то же время сегодня мы видим нездоровую тенденцию, когда многие пожилые супружеские пары стремятся обзавестись потомством. Мы категорически против того, чтобы оставлять детей сиротами. Поэтому ограничили возраст принимаемых семейных пар до 52 лет.
– Вадим Евгеньевич, спасибо за столь интересный рассказ о работе Института репродуктивной медицины Алматы. Но вы скромно умолчали о своей деятельности. Не могли бы вы поделиться, что побудило вас заняться ЭКО?
– Сразу признаюсь: никто из моих родственников никогда не страдал бесплодием, у меня не было никаких душещипательных историй в этом плане. Просто мне всегда было интересно изучение новых технологий в репродуктологии. У нас всегда было громадное количество пациентов, которые были вынуждены лечить бесплодие за рубежом, так как в Казахстане это было невозможно. И мне всегда хотелось помочь этим людям стать счастливыми.
В целом у меня стаж работы в гинекологии 41 год, из них 23 года я полностью посвятил ЭКО. Свое обучение я начал в Москве, в Академии наук, под руководством профессора Бориса Леонова. Потом прошел мощный базовый курс в Израиле, в Университете Тель-Авива, у профессора Ром-Нэля, учился в Санкт-Петербурге и в Москве. Я являюсь членом Американской и Европейской ассоциаций репродуктивной медицины, защитил кандидатскую диссертацию в Москве по проблемам стимуляции суперовуляции и руковожу этой программой в течение всех своих 23 лет работы.
В течение многих лет я вице-президент Казахстанской ассоциации репродуктивной медицины, активно участвую в различных мероприятиях этой организации – лекциях и курсах.
ЭКО-технологии являются современным трендом, и уже сегодня в Дании каждый восьмой ребенок рождается с помощь данного метода. Это необходимость сегодняшнего дня, потому что идет снижение фертильности, особенно у мужчин. Она нарастает как снежный ком. Когда я только начинал работать, мужское бесплодие занимало только 30 процентов, а сейчас уже перевалило за 50 процентов. Но сегодня я с уверенностью скажу, что проблема мужского бесплодия практически решена благодаря внедрению в ИРМ микрохирургии.
Сегодня в Казахстане 26 центров, которые занимаются ЭКО. Но этого крайне мало, потому что потребность в них в пять-шесть раз больше. Требуется обучить большое количество репродуктологов. Мы также занимаемся обучением, на базе нашего центра прошли стажировку все эмбриологи и репродуктологи Казахстана. К нам приезжают коллеги из Санкт-Петербурга, Москвы, Украины, Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана. Они учатся у нас, мы – у них.
Мы каждый день многое узнаем в области ЭКО. В ближайшее время ждем громадный прорыв в этом направлении медицины. Наш соотечественник Шухрат Миталипов, который сегодня является профессором Орегонского университета, перешел к технологиям редактирования генов СRISPR. Если у человека запрограммирована какая-то болезнь, можно вмешаться в его генотип и убрать из него патологический ген, что позволит произвести на свет нормальное, здоровое потомство. Это напоминает медицинское клонирование. Шухрат Миталипов сделал в Казахстане блестящие доклады в этой сфере, и сейчас мы бы хотели развивать это направления и у нас. Другое важное направление – сохранение фертильности у людей с онкологией. Мы уже сегодня лидеры в данной области. Наши специалисты берут яичниковую ткань у женщин, которую готовят к химиотерапии в основном по поводу рака молочной железы. После того как у них стабилизируется состояние и можно будет рожать, мы может подсадить им ткань, оплодотворим яйцеклетки, и такие женщины смогут иметь детей. Сейчас мы проводим мастер-класс на эту тему, и вскоре сможем уже говорить о результатах данной программы.
Сегодня я с уверенностью могу сказать, что задача, поставленная передо мной, выполнена, и наш институт является лидером в области вспомогательных репродуктивных технологий в Казахстане.
Наталья ВЕРЖБИЦКАЯ
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА