О забытом чувстве долга

В целях снижения долговой нагрузки граждан Казахстана и помощи гражданам, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации, 26 июня 2019 года Президентом Республики Казахстан был подписан Указ «О мерах по снижению долговой нагрузки граждан Республики Казахстан».

 

Данное решение предусматривало погашение в банках второго уровня и микрофинансовых организациях задолженности по беззалоговым потребительским займам для отдельных категорий граждан в размере до 300 тысяч тенге. Сумма задолженности не должна была превышать 3 млн тенге по состоянию на 1 июня 2019 года. Поддержкой были охвачены следующие категории граждан: многодетные семьи; семьи, получающие выплаты по случаю потери кормильца; семьи, имеющие детей-инвалидов, инвалидов с детства старше 18 лет; получатели государственной адресной соцпомощи; дети-сироты; дети, оставшиеся без попечения родителей, не достигшие двадцати девяти лет, потерявшие родителей до совершеннолетия.

В результате была оказана помощь в погашении задолженности 578 461 казахстанцу на сумму 120 491,5 млн тенге. При этом 297 745 гражданам (51,5% от общего количества граждан, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации и имеющих беззалоговые потребительские займы) задолженность перед банками и микрофинансовыми организациями погашена в полном объеме.

В целом государственной поддержкой было охвачено порядка 98,3% заемщиков, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации и имеющих беззалоговые потребительские займы.

Второе направление предусматривало списание всем гражданам Казахстана на­чис­ленных сумм штрафов и пени по беззалоговым потребительским займам. На реализацию указа Президента о кредитной амнистии потребовалось свыше 100 миллиардов тенге государственных средств.

Прощение задолженности граждан по потребительским кредитам обошлось государству примерно в 105 млрд тенге. Основная часть требуемой суммы в 88,5 млрд тенге будет выделена из республиканского бюджета за счет перераспределения средств из других статей расходов. Эти деньги через оператора программы, которым является АО «Фонд проблемных кредитов», пойдут на погашение займов социально уязвимых слоев населения в размере до 300 тыс. тенге, при этом общая задолженность граждан этих категорий не должна превышать 3 млн тенге.

Подводные камни

К сожалению, решение, подразумевающее раздачу государством населению чего-либо, некоторым представителям населения не внушает должного чувства благодарности. Люди, которым списали кредиты, вдруг становятся недовольны тем, что им списали не всю сумму, появляются недовольные тем, что им не списали заодно и другие кредиты. Появляются и такие, которые перестают испытывать чувство долга в надежде, что им его простят.

Так, по итогам первого полугодия 2019 года объем просроченных свыше 90 дней займов в казахстанских банках вырос на 8,5 процента – до 1,28 триллиона тенге (данные Ranking.kz). Уровень NPL 90+ (просроченные более чем на 90 дней кредиты) в банковском ссудном портфеле составил 9,4 процента против 8,8 процента годом ранее (при максимально допустимом Нацбанком пределе в 10 процентов). В июле 2019 года сообщалось, что «токсичные» кредиты в казахстанских банках с просрочкой платежей свыше 90 дней увеличились за год сразу на 5,7 процента.

Но если бы государство не вмешалось в этот рыночный механизм, банкам пришлось бы списывать эти долги. При этом самое страшное то, что «спасенные» заемщики, скорее всего, будут получать новые займы. Или это будут делать их родственники. Ведь люди получили урок: берите кредиты – и государство за вас их погасит. Это может привести к неправильным стимулам в экономике. А за эту кампанию заплатили налогоплательщики – люди, не бравшие кредит, и те, кто брал, но платил вовремя.

Сегодня у общества накопилось много обид из-за того, что государство помогает бизнесу и банкам, ЕНПФ используется для госпрограмм, Нацфонд распечатывается и деньги идут бизнесу, а общество ничего не получает. В итоге люди теряют доверие. Но благодаря указу о списании долгов у общества и власти может возникнуть нормальный диалог.

Компетентное мнение

Получается, что негативное отношение общества мешает власти внедрять даже «самые здоровые инициативы». Люди во всем видят подвох. Если мы преодолеем эту пропасть, то сможем развернуть экономическую политику, начать политические реформы, потому что сегодня, что бы власть ни делала, все воспринимается в штыки.

– Самое главное здесь – это то, что новый Президент начал руководить страной не с обещаний, а решил острую проблему для людей. Надо признать, что у нас есть определенный процент населения, которое находится в безнадежных долгах. Понятно, что такие меры нельзя повторять, но часть людей вновь вернется на потребительский рынок, – рассуждает экономист Алмас Чукин.

Шеф-аналитик ALPHALUX Consulting Сергей Полыванов считает, что прецедент списания невозвратных потребительских кредитов может сказаться на банковском секторе.

– За последние три года было закрыто пять банков с высокорисковой кредитной политикой, Нацбанк потратил солидные суммы денег для решения проблем крупных БВУ. Возникает опасение, что банки и микрокредитные организации станут иждивенцами Нацбанка в плане закрытия дыр невозвратных кредитов, – рассказал Сергей Полыванов.

С другой стороны, политолог Марат Шибутов не верит в возможность возникновения иждивенческих настроений.

– На мой взгляд, указ Президента – это вливание социального оптимизма, но люди, которым спишут долги, больше не смогут кредитоваться. Есть в этом воспитательная мера. Плюс не надо забывать, что государство погашает только 300 тыс. Если заем больше, то платить будет сам человек, то есть здесь есть дисциплинирующий фактор, – считает Шибутов.

Свое мнение на этот счет имеет и экономический обозреватель Денис Кривошеев:

– Никаких списаний кредитов не может и не должно случаться ни в коем случае. Это порождает, во-первых, иждивенческие настроения, во-вторых, жесточайшие схе­мы мошенничества, причем настолько серьезные, что разбираться и выяснять, где на самом деле человек нуждается в помощи, а где – нет, будет очень тяжело. Неожиданно появятся матери-одиночки, которые якобы развелись и от их детей отказался отец, появятся инвалиды, на которых все долги останутся. В-третьих, люди, которые берут кредиты, обязаны их отдать несмотря ни на что.

Еще одно компетентное мнение

– Я в принципе против полного списания задолженности заемщикам. Во-первых, никто не заставлял людей брать эти займы. Во-вторых, банки – лишь операторы денежных средств. В банки вложены денежные средства населения Казахстана. Так почему за счет денег других граждан, за счет их депозитов будут покрывать ущерб лицам, которые самостоятельно взяли кредиты? Да, я согласен, что государство должно помогать уязвимым слоям населения. И оно им помогает! Есть программа рефинансирования, где уменьшили сумму задолженности по валютным займам на тот период времени, когда происходила девальвация. Да, наверное, можно рассматривать списание вознаграждения. Естественно, необходимо рассматривать вопрос списания пени. Но сумму основного долга списывать нелогично, потому что это получится помощь одним за счет других. Мне кажется, что это неправильно, – считает юрист Евгений Прицкер.

В общем, помогать отдельным категориям граждан, оказавшимся в тяжелой ситуации, необходимо, но массово такие акции проводить нельзя, считают эксперты. Масштабной программой могут воспользоваться те, на кого она не рассчитана. Таких, кстати, было немало и среди частенько митинговавших ранее ипотечников. Всегда были и будут те, кто захочет поживиться за счет других – возможность ведь очень заманчивая.

Евгений ВОРОТЫНЦЕВ