Однажды 25 лет спустя…

(Несколько интересных фактов из истории молодого государства из уст старейшего алматинца)

Академик-правовед Султан Сартаев, отметивший в этом году свое 90-летие, является не только свидетелем, но и активным участником событий, происходивших на заре становления независимого Казахстана. Он один их разработчиком Основного закона – Конституции РК, под его руководством в Казахстане разрабатывался и внедрялся институт президентства.

18 001

У истоков Конституции
Рассказывая о тех далеких днях, он вспоминает:
– 8 декабря 1991 года три выдающихся политических деятеля той эпохи – Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич, собравшись в Беловежской пуще, взяли на себя ответственность – распустить СССР. Это было вполне ожидаемым явлением, эти трое просто ускорили процесс. Историческая закономерность развития политической системы свидетельствует, что ни одна репрессивная система не может существовать вечно – рано или поздно она заканчивает свое существование или разгромом, или мирным роспуском.
Сделаю небольшой исторический экскурс. Как-то Тамерлан сказал, что населенная часть земного шара не стоит того, чтобы иметь двух правителей. Но и его империя, и империи Александра Македонского и Чингисхана, как известно, распались под давлением народов и этносов, которые хотели быть свободными от диктата великих государств. Под обломками созданных гениальными завоевателями держав погребены их мечты о мировом государстве с единым правителем, языком и культурой.
Когда Союз был распущен, Нурсултан Абишевич Назарбаев сказал: «Это не наш выбор. Но раз так случилось, мы должны сделать все, чтобы наша республика не просто выжила, но и стала суверенной, развитой страной». Взяв ответственность за становление самостоятельного государства, он взвалил на себя в тот момент огромную ношу. Ведь в бытность Союза наша республика считалась сырьевым придатком великой державы.
Но перейду к теме более мне близкой. В первую очередь к Конституции независимого Казахстана. Поскольку у депутатов Верховного Совета Казахской ССР как у законодателей тогда не было большого опыта государственной деятельности, то в Конституции 1993 года ее разработчики, в число которых входил и я, не все смогли предусмотреть в области полномочий гаранта Основного закона – Президента Республики Казахстан. Ими его смогла наделить Конституция 1995 года. Приняв ее, мы тем самым привели Основной закон в соответствие с ранее принятым Законом Казахской ССР «Об учреждении поста Президента Казахской ССР», где Глава государства наделялся широкими полномочиями.
Как автор проекта вышеупомянутого закона, я не могу не вспомнить, как проходило утверждение важнейшего документа. Накануне в центральных республиканских газетах была опубликована моя статья с красноречивым названием «Президентство целесообразно». Она получила множество откликов: народ в основной своей массе поддержал президентскую форму правления в Казахстане. И 24 апреля 1990 года Верховный Совет Казахской ССР 12-го созыва на своей первой сессии избрал Президента Казахской ССР. Этому предшествовали следующие события. Я, как разработчик закона, должен был выступить перед депутатским корпусом с докладом, обосновывающим необходимость президентской формы правления в Казахстане. Как бы я ни волновался в ту минуту, но все же заметил, что у Нурсултана Абишевича Назарбаева (в ту пору председателя Совмина Казахской ССР) настроение подавленное. «В чем дело, Нуреке?» – спросил я его. Он мне рассказал, что в три часа ночи ему звонил секретарь ЦК КПСС Георгий Разумовский. Он передал ему просьбу Михаила Сергеевича Горбачева – снять с повестки дня сессии Верховного Совета республики вопрос об учреждении поста Президента Казахской ССР. Рассказав мне об этом, Нурсултан Абишевич спросил: «Что будем делать?» Я ответил, что это наш последний шанс. Если не примем президентскую форму правления, то Михаил Горбачев, пользуясь полномочиями президента СССР, скорее всего, заставит отказаться от нее Азербайджан и Узбекистан, которые раньше нас приняли закон об этом.
Услышав этот довод, Нуреке чуть подумал, а потом сказал: «Ал, Султеке, басыныз» – дескать, нажимай на все педали. Я на одном дыхании сделал свой доклад. Говоря о необходимости учреждения поста Президента в Казахской ССР, я сказал, что это в первую очередь обусловлено обновлением советской федерации на основе подлинного суверенитета, равенства союзных республик. Поскольку в связи с этим реально возрастает роль союзной республики внутри СССР и во внешних отношениях, то в этих условиях в Казахстане необходимо высшее должностное лицо – глава республики. Действующий в Верховном Совете и правительстве принцип коллегиальности, столь необходимый при решении крупных и сложных социально-экономических, политических и иных проблем, иногда фактически оборачивается тормозом при решении серьезных государственных задач. Поэтому проведение единой государственной политики при быстро меняющихся ситуациях, принятие неотложных мер при чрезвычайных обстоятельствах возможно только при наличии президентской власти.
После моего выступления развернулась большая дискуссия. Депутаты с севера, запада и востока республики выступили против, мотивируя это тем, что за нами пойдут и другие республики, а в единой стране не должно быть столько президентов – аж 16! Но подавляющим большинством голосов мы, депутаты Верховного Совета Казахской ССР, все же приняли Закон «Об учреждении поста Президента» и избрали Нурсултана Абишевича Назарбаева на высочайший пост Первого Президента Казахской ССР.

А дальше была тишина
Сейчас, как свидетель и участник событий тех далеких дней, я могу как на духу сказать, что он на этом посту оправдал и оправдывает доверие народа, став залогом успешного решения самых сложных задач, стоящих перед независимым Казахстаном. Почти во всех республиках в ту непростую пору происходили межнациональные и межрелигиозные раздоры и кровопролития, но наш Президент не допустил этого в своей стране. Более того, он не единожды собирал под одной крышей руководителей всех крупнейших религий мира. На этих форумах они договорились, что каждая религия идет к Богу своим путем, не отталкивая друг друга. Если вспомнить, что всемогущий Ватикан за свою более чем 1000-летнюю историю не смог ни разу собрать за столом переговоров лидеров мировых религии, то это действительно был величайший шаг на пути перемирия народов.
Еще один интересный случай, указывающий на то, что народ Казахстана сделал в будущем правильный выбор, пойдя за Нурсултаном Назарбаевым, связан с историей принятия Закона «О языках Казахской ССР» от 22 сентября 1989 года. Я был тогда председателем комиссии по разработке проекта этого закона. Когда приступили к его обсуждению, то некоторые депутаты выступили против таких моментов, где шла речь о придании казахскому языку статуса государственного, а русскому – межнационального общения. Некоторые депутаты так и заявили, что этот закон не следует принимать – надо оставить все как есть, то есть не наделять ни один из языков статусом государственного. Нурсултан Абишевич внимательно слушал каждое выступление, когда закончил свою горячую речь последний депутат, он медленно поднялся с места и неторопливо направился к трибуне (странно, но эта медлительность завораживающе подействовала на взбудораженный зал – все вдруг затихли). В своем выступлении председатель Совмина говорил о многом, но мне на всю жизнь врезались в память слова, направленные в адрес наиболее радикально настроенных противников государственного языка: «Кого вы хотите поставить на колени? Тот народ, на территории которого были созданы атомные и бактериологические полигоны? Тот народ, на историческую территорию которого были переселены многие репрессированные народы? Тот народ, на территорию которого под маркой освоения целины переброшены сотни тысяч неблагонадежных людей?»
Кстати, насчет целины. Хрущев, имея в виду переселение многих народов в Казахстан, говорил: «То, что царизм не мог решить за столетия, мы решили за десятилетие». Он имел в виду под этим хвастливым выражением освоение казахских земель многими репрессированными народами и постепенную ассимиляцию среди них казахского народа.

Астана: в начале было слово
Другой случай связан с нашей нынешней столицей. В 1992 году Президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев и мы, депутаты Верховного Совета Республики Казахстан, Мухтар Шаханов и я, летели в Финляндию на подписание Хельсинкских соглашений. Между делом Президент заговорил о необходимости переноса столицы в Акмолинск. Мы его поддержали. Мухтар Шаханов, напирая на то, что столица должна быть в центре страны, однозначно сказал, что это правильная идея. Я добавил, что за 70 лет Алма-Ата так и не стала полноценной столицей государства, но засомневался: а сумеем ли мы поднять этот вопрос в финансовом плане? Нуреке уверенно сказал: «Средства мы найдем». «Если так, то в стратегическом плане это чудесное, целенаправленное решение проблемы», – ответил я.
С того памятного разговора не пройдет и десяти лет, как молодая столица заставит гордо биться сердце каждого казахстанца. И я, свидетель и участник того исторического разговора, пришел к выводу: если Петр Великий прорубил окно в Европу под стуки топора и гром пушек, то наш Президент окно через Россию в Европу пробил при помощи своей бурлящей мысли. Наша четвертая по счету столица – это красивейший современный город, который соответствует всем требованиям мировой архитектуры. Словом, вся 25-летняя история нашего молодого государства – пример успешного решения самых сложных задач, стоящих перед республикой.