От забора и до заката

Алматы глазами иностранцев

11 01

Немецкий фотохудожник, снимающий наши «виртуальные ландшафты», поделился впечатлениями об Алматы и алматинцах.

11 02

Дитер Зайтц любит приезжать в Казахстан. Здесь он ходит с фотоаппаратом, снимает людей на фоне внушительных заборов, которыми обносят строительные объекты. Чтобы эти ограждения имели эстетический вид, на них часто наклеивают фотообои с видами казахстанской природы. И как рассказывает Дитер, если делать снимки под определенным углом, то создается впечатление, что герои фотографий ходят в горной местности или по лугу среди растений. Зрителю не сразу приходит в голову, что это визуальный обман. С одной стороны – в этом творчестве все натурально, нет монтажа, но с другой – присутствует иллюзия.
«В один прекрасный момент я понял, что это будет основной темой работ. Главная идея моего творчества – вхождение природы в город, но тема эта с иронической окраской, ведь природа ненастоящая».
Автор фотографий также любит снимать винтажные вещи – то, что осталось от советского периода, он изучает, как советское наследие перекликается с возрождающейся казахской культурой, а также с современными законами капитализма.
– Очень часто первые впечатления откладываются в памяти надолго, что вам запомнилось, когда вы вышли из здания аэропорта в Алматы?
– Прежде всего – горы. Алматы находится близко к горам, и это очень необычно. Я не буду сравнивать ваш мегаполис с Мюнхеном, но у этих городов есть общие черты – и у нас, и у вас очень развита инфраструктура, у городов богатые традиции, есть красивые окрестности с великолепной природой. Но Алматы ближе к горам, чем Мюнхен.
Когда я говорил по телефону со своей подругой, она спросила – ну как там Алматы?
Я ответил: если хочешь получить представление об Алматы, то представь себе Мюнхен, только расположенный ближе к горам, чем на самом деле.
– Как вы считаете, близость к горам отражается на менталитете жителей города?
– Конечно, в свободное время горожане могут совершать горные походы, дышать чистым воздухом, это качественный отдых. Кроме того, для релаксации важно смотреть на горы. Но сейчас, когда в предгорьях выросло много высоток, такая панорама открывается не везде. Из-за большого количества многоэтажных домов в окрестностях гор ухудшилось проникновение горного воздуха в мегаполис. Об этом приходится сожалеть.
– Как реагировали алматинцы, когда вы их фотографировали?
– К сожалению, я не владею казахским или русским языками и когда ходил по городу один, без переводчика, то не понимал, что люди от меня хотят. Однако временами чувствовал, что говорят горожане – реакция на то, что я их снимал, была не очень приятная. Иногда люди просили не фотографировать.
Мне очень нравится делать индустриальные фотографии. И когда я приближался к заводам, фабрикам, охранники объектов возмущались, смотрели на меня как на шпиона, который хочет разведать секретные данные, и говорили: нечего здесь фотографировать! Я даже сталкивался с трудностями, когда хотел сфотографировать обычную автобусную остановку. Какой-то охранник мне запретил ее снимать, я спросил: почему, что в этой остановке секретного, это стратегический объект? Тем не менее он мне не разрешил без объяснения причин. Правда, это было не в Алматы, а в Караганде. Я до сих пор не могу понять такую реакцию.
– Почему вам нравится фотографировать у нас автобусные остановки?
– Мне нравится снимать старые автобусные остановки советского периода, которые сохранились. Когда я пытался делать фотографии с людьми, стоящими на остановках, то они прятались. И даже если шел снег, они убегали из-под козырька, чтобы объектив моего фотоаппарата не направлялся на их лица.
Но в других странах, где я снимал, например в Индии, людям очень нравится, когда их фотографируют, они улыбаются и даже позируют.
– Пытались ли вы у нас поездить в автобусах?
– Да, я ездил, стараюсь часто путешествовать в автобусе и смотреть в окно, изучать город, люблю ощущать атмосферу в самом автобусе, наблюдать за людьми. Так легче понять горожан. У вас есть очень старые автобусы, но есть и новые, в которых комфортно. Люди очень доброжелательны. Меня поразило то, что молодежь уступает старшим по возрасту пассажирам место.
Я спросил: почему вы мне уступаете, я еще не такой старый?
Мне ответили, что я старше по возрасту, поэтому и уступают. В Германии уступают не так часто, как здесь.
– Вы пытались сравнивать людей у нас и у вас в Германии?
– Отличия есть. В Германии, если местный житель знакомится с человеком, приехавшим из другой страны, а затем видит его еще несколько раз, то приглашает этого человека к себе домой, в гости. Так принято. А здесь, в Казахстане, даже если люди уже стали друзьями, требуется более длительное время, чтобы тебя пригласили в дом, например, год. Но здесь могут пригласить не домой, а в ресторан, в кафе.
– Кстати, насчет ресторанов, фастфуда, какое у вас впечатление от нашего общепита?
– Я не хожу в мировые сетевые заведения, там одинаковая еда, я выберу что-нибудь уникальное, характерное именно для этой страны. Кстати, неоднократно пробовал казахские блюда, и они мне очень нравятся. Вместе с тем мне кажется, что в Алматы большое разнообразие кафе, ресторанов столовых, качество еды хорошее и можно выбрать себе ресторанчик или кафе по любому кошельку.
– На ваш взгляд, в Алматы иностранцу удобно ориентироваться?
– Мне не так трудно, но если в автобусах будут расклеены схемы маршрутов, то ориентироваться стает удобнее. С моей точки зрения, в этом направлении ведется работа, сейчас информации в общественном транспорте стало больше, чем было несколько лет назад.
– В пресс-релизе к открытию вашей выставки было написано, что, по вашему мнению, компоненты нашей идентичности таковы: традиционная казахская культура, советское наследие, глобальное влияние капитализма. А в процентном отношении чего больше?
– Здесь нет четких границ, чаще все это перекликается. Многое зависит еще и от возраста. У старшего поколения одни взгляды на жизнь, у молодых – другие. Есть вещи, которые перешли по наследству от советского времени, их можно увидеть не только у представителей старшего поколения, но и у молодежи. И это вполне объяснимо, советский период просуществовал долго и некоторые традиции из того времени закрепились в обществе.
– Какие, например?
– Иерархия. Есть люди, которые очень строго ей следуют и ведут себя согласно своему служебному положению, месту на этой иерархической лестнице.
– Вы бы хотели здесь жить?
– Мои друзья в Германии меня спрашивают, почему я так часто посещаю Казахстан. Думают, что я, скорее всего, сюда перееду жить. Мне очень нравится Казахстан, но если честно, не могу себе представить, что буду жить здесь постоянно – я не знаю языка, это одна из существенных причин. Но самое важное в этом вопросе заключается в том, что многие повседневные процессы в Германии лучше организованы, чем здесь. В Германии более мобильная инфраструктура. Поэтому там у меня остается гораздо больше времени для того, чтобы заниматься своим делом. И, конечно же, я считаю, что вам надо продолжать бороться с коррупцией.
Юрий КАШТЕЛЮК
Фото Сергея ХОДАНОВА