Позитивный сигнал «контракта века»

Эра становления: шаги к независимости

24 25 01

23 июля 1991 года в поспредстве Казахской ССР в Москве состоялась встреча Нурсултана Назарбаева с руководством американской нефтяной корпорации «Шеврон». На ней глава республики сообщил, что Казахстан готов к самостоятельным переговорам об участии компании в освоении одного из крупнейших в мире месторождений – Тенгиз. Так начиналась рыночная эра страны.

24 25 02

Тенгиз был открыт на западе Казахстана в Гурьевской (ныне Атырауской) области благодаря бурению скважины, которая 18 декабря 1979 года дала фонтан нефти объемом 380 тонн в сутки с глубины 4045 – 4095 метров. В течение последующих 11 лет шли доразведка, оценка запасов месторождения, разработка и строительство его первых объектов.

Апокалипсис на скважине № 37
В феврале 1985 года для разработки залежей было создано производственное объединение «Тенгизнефтегаз». Его формирование омрачил в июне того же года 100-метровый выброс из-под земли гремучей углеводородной смеси и нескольких тонн буровой оснастки на скважине № 37. По свидетельству очевидцев, авария воспринималась сущим апокалипсисом в степи.
В 45-градусную жару вспыхнул пожар, столб огня от которого достигал 250 и в диаметре 50 метров. Рев наподобие реактивных двигателей был слышен за несколько километров. От нагрева близлежащей почвы до полутора тысяч градусов она плавилась и превращалась в стекловидную массу. С почерневшего от копоти неба падали обугленные птицы.
Войти в зону катастрофы можно было только в спецзащитных костюмах с кислородными баллонами максимум на 15 – 20 минут. Не обошлось без жертв –погиб пожарный Владимир Бондаренко, которого восходящий поток раскаленного воздуха швырнул в самое пекло...
К тушению пожара были привлечены лучшие умы Союза, а также специалисты из Венгрии, США, Канады и других стран. Погасить пламя удалось только через 398 суток подземным направленным взрывом. Лишь после этого, уже в 1986 году, удалось приступить к планомерному обустройству месторождения.
На Тенгиз прибыли специалисты и строители из Венгрии, Западной Германии, Франции, Канады. По проекту, разработанному советскими нефтяными институтами совместно с немецкой фирмой «Лурги», канадской «Лавалин» и американской «Литвин», венгерская компания «Ведепсьер» построила первую очередь Тенгизского газоперерабатывающего завода.
В 1990 году Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых при Совмине СССР оценила ориентировочное содержание нефти на Тенгизе в 2,6 миллиарда тонн. Такой объем поставил его в разряд крупнейших углеводородных кладовых мира.

Конфиденциально от Казахстана
Но еще до этого освоение месторождения оказалось под большим вопросом. Его масштаб и сложность (большие глубины залегания нефтяных пластов, аномально высокое давление, наличие примесей) требовали более чем внушительных капиталовложений, новейших технологий, дополнительных изысканий. Между тем СССР уже испытывал тяжелые финансовые проблемы, а его технологическое отставание от развитых стран мира стало притчей во языцех.
Зная обо всем этом, иностранные деловые круги проявили интерес к Тенгизу еще в конце 80-х годов. Несмотря на споры в руководстве Союза и отраслевом министерстве, смирилась с мыслью о необходимости привлечения иностранных инвесторов и Москва. Вопрос заключался в том, кого привлечь.
Из потенциальных партнеров, среди которых были японцы, британцы, американцы и итальянцы, Москва остановила выбор на американской компании «Шеврон». В 1988 году между ней и Министерством нефтяной и газовой промышленности СССР был заключен протокол о намерениях создать совместное предприятие «Совшевройл», которое для начала должно было заняться освоением расположенного рядом в Тенгизом Королевского месторождения.
«Данный документ подписывался в строгой конфиденциальности от нас, – вспоминает в своей книге «Казахстанский путь» Нурсултан Назарбаев. – Но процесс развала СССР и суверенизации союзных республик шел своим чередом, и уже через год Москва была вынуждена не только привлечь нас к переговорам с американцами, но и считаться с нашими условиями».
Во время визита в США 30 мая – 2 июня 1990 года Президент СССР Михаил Горбачев заключил соглашение о намерениях совместной с американцами разработки Тенгиза. И также в июне 1990-го состоялись первые официальные переговоры с «Шевроном» с участием представителей Казахстана в лице «Тенгизнефтегаза».
Результатом вновь стал протокол о намерениях. Согласно документу «Шеврон» обязывался подготовить технико-экономическое обоснование (ТЭО) для освоения не только Королевского, но и Тенгизского месторождения, а также провести переговоры о создании совместного предприятия конкретно с «Тенгизнефтегазом».
«После подписания данного протокола я впервые посетил Соединенные Штаты, где провел около трех недель, побывав в Нью-Йорке, Вашингтоне и на предприятиях корпорации «Шеврон» в штатах Калифорния и Луизиана, – рассказывает в «Казахстанском пути» Нурсултан Назарбаев. – В это же время я познакомился в Москве с профессором экономики из университета Сан-Франциско, американцем корейского происхождения Чан Йан Бэнгом. Благодаря ему во время трехнедельного пребывания в США мне удалось беседовать и учиться у профессионалов по экономике, финансам и праву. Эти беседы дали мне возможность подробно изучить экономическую и финансовую системы США и законы, позволяющие инвесторам вкладывать деньги, а также рассмотреть сам механизм инвестирования. Практическим примером для этих «теоретических» занятий стал тот же «Шеврон».

В разгар сумятицы
Предварительное ТЭО и проект соглашения о создании СП были подготовлены «Шевроном» и «Тенгизнефтегазом» к концу первого квартала 1991 года. Оптимизма прибавляло начало на Тенгизе промышленной добычи нефти. Его символизировало 6 апреля 1991 года открытие инженером Борисом Васильевым и операторами нефтедобычи Абдулхамитом Артыгалиевым и Гафурином Аубакировым задвижки на скважине Т-8. Из нее сырая нефть пошла для очистки от примесей на завод, построенный с участием Венгрии. Так был запущен в эксплуатацию Тенгизский нефтегазовый комплекс.
ТЭО и соглашение о СП должны были рассматриваться и утверждаться группой экспертов Госплана СССР. Однако возникли сложности, и далеко не только технические.
«Как известно, в 1989 – 1990 годах резко ухудшилась политическая ситуация в СССР, – напоминает в своей книге Нурсултан Назарбаев. – Летом 1991 года Борис Ельцин выставил свою кандидатуру на пост Президента России и находился в открытом конфликте с бывшим Генеральным секретарем ЦК, а тогда уже Президентом Михаилом Горбачевым и руководством КПСС. В частности, Ельцин с помощью своих сторонников, таких как Егор Гайдар, критиковал предлагаемое совместное предприятие между «Шевроном» и «Тенгизнефтегазом» как не отвечающее интересам страны. Гайдар начал собственную экспертизу соглашения. Тенгиз превращали в политическую игру вместо решения вопроса. В разгар этой сумятицы была создана еще и третья комиссия, которая также критиковала условия предлагаемой сделки...
Впереди нам предстояло выдержать длительную борьбу с Москвой за сырьевые богатства Каспия. Российское нефтяное лобби знало о запасах тенгизской нефти и не хотело, чтобы Тенгиз достался другим. Нефтяное лобби сильно давило на Ельцина, чтобы тот добился передачи в собственность России месторождения Тенгиз. У меня было много неприятных бесед с Борисом Ельциным по этому поводу.
Однажды при встрече в Москве Ельцин говорит мне: «Отдайте Тенгиз России». Я посмотрел на него – вижу, не шутит. Отвечаю: «Ну, если Россия отдаст нам Оренбургскую область, ведь Оренбург был столицей Казахстана». Он: «У вас есть территориальные претензии к России?» Отвечаю: «Да нет». Он засмеялся, я тоже.
У России не было денег и технологий для разработки такого сложного месторождения. Если бы тогда Тенгиз достался россиянам, они бы законсервировали месторождение, и Казахстан мог остаться их экономическим заложником».

«Вы не нефтяник по образованию?»
«К середине 1991 года стало очевидно, что проект не продвигается вперед, – вспоминает глава Казахстана. – В этот момент мы предприняли решительные действия. Будучи членом Президентского совета при Горбачеве, я убедил Москву передать полномочия по ведению переговоров Совету министров Казахской ССР на том основании, что казахстанское правительство сумеет добиться более выгодных условий. Советское руководство согласилось, и 23 июля 1991 года в постоянном представительстве Казахской ССР в Москве представители «Шеврона» были информированы мной о том, что на переговорах будут обсуждаться новые условия по проекту.
Большую часть предыдущей ночи я провел на переговорах по-новому союзному договору с Горбачевым и лидерами других союзных республик. Ровно через неделю я встретился с Горбачевым и Ельциным, пытаясь примирить конфликтующие стороны и придать окончательную форму предлагаемому союзному договору.
На следующий день я встретился также с Президентом США Джорджем Бушем-старшим, который приехал в Москву для подписания договора «Старт-2» по сокращению ядерной угрозы. Мы детально обсудили с ним ход переговоров между «Шевроном» и «Тенгизнефтегазом» и согласились поддержать проект.
Президента США интересовал вопрос, о чем говорил на переговорах Горбачев. Я подробно рассказал о всех сложностях месторождения, например, об отсутствии технологии транспортировки в связи с высоким содержанием серы и т. д. Собеседники остались довольны. Помню, как Джордж Буш спросил меня: «Вы не нефтяник по образованию?». Я сказал: «Нет, я металлург, но жизнь заставляет разбираться во всех отраслях экономики».
Это было верное решение в критический момент для Казахстана. Три недели спустя СССР как государства уже не было. После развала Союза все переговоры по Тенгизу мы вели как самостоятельный субъект международного права. Однако сразу же возникли разногласия.

Ва-банк и компромисс
Их было много, начиная с оценок затрат и закачивая распределением прибыли.
Во-первых, как вычислить объем того, что уже было сделано на Тенгизе? «Шеврон» предлагал считать произведенные затраты по курсу советского рубля на 35 процентов меньше, чем при обычных взаиморасчетах. Но такой вариант не покрывал стоимость нового импортного оборудования на Тенгизе, равную 850 миллионам долларов, а также расходы на обустройство месторождения в размере 1,5 миллиарда рублей. Поэтому Казахстан настаивал на независимой аудиторской оценке.
Во-вторых, вызывала вопросы схема инвестирования проекта. Кто должен был брать кредиты? Из каких средств будет финансироваться разработка залежей? «Шеврон» предпочитал ограничиться вложениями лишь в СП, а Казахстан настаивал на прямом и более широком участии американцев, включая затраты на производственную и социальную инфраструктуру.
В-третьих, «Шеврон» просил выделить для освоения целых 23 тысячи квадратных километров, тогда как, для сравнения, вся территория Атырауской области составляет 118,6 тысячи квадратных километров. Республика предлагала компании умерить аппетит до 2 тысяч квадратных километров.
Возражал Казахстан и против размера роялти и бонусов – платежей республике за пользование землей, недрами, другими местными природными ресурсами. В частности, «Шеврон» настаивал на 7 процентах роялти, когда в то время во всем мире они составляли в среднем около 17 процентов.
Наконец, главным камнем преткновения оказался раздел прибыли. Союзный вариант ее долей в СП, где у «Шеврона» было 38, а у СССР – 62 процента, очень нравился американцам. А Казахстан полагал справедливым повысить свою часть прибыли на четверть.
Общая сумма разногласий составила около 17 миллиардов долларов. В результате переговоры зашли в тупик. «Но мы были готовы к такому развитию событий, – отмечает в книге «Казахстанский путь» Нурсултан Назарбаев. – И, выбрав нужное время, пошли ва-банк».
«Мы предлагаем сократить американскую долю прибыли до 13 процентов, а доля республики должна вырасти до 87 процентов, – заявил на пресс-конференции в конце марта 1992 года глава казахстанской делегации на переговорах с американцами, вице-премьер правительства и председатель Агентства РК по иностранным инвестициям Калык Абдуллаев. – Кроме того, мы предлагаем увеличить размер платы за недра более чем вдвое – с 10 миллиардов до 25 миллиардов долларов. Мы также предлагаем вдвое увеличить бонус – с 50 миллионов до 100 миллионов долларов, из которых половина пойдет в областной, а другая – в республиканский бюджеты. Мы также настаиваем увеличить плату за использование наших земель».
Ответ Абдуллаева на вопрос журналистов, что произойдет, если американская сторона не согласится, был кратким: «Мы вынуждены будем прекратить переговоры и объявить (на Тенгиз. – Прим. ред.) международный конкурс».
«Я понимал, что компромисс – важное условие успеха, вспоминает Нурсултан Назарбаев. – Мы знали, что «Шеврон» тоже хочет компромисса. И прежде чем идти на такой компромисс, мы четко определили тот предел, до которого мы могли уступить, не нанося ущерба своей стране. Наш расчет оказался верным, и через некоторое время «Шеврон» согласился на наши условия. Конечно, и нам пришлось пойти на небольшие уступки. Например, был увеличен размер площадей под разведку и освоение тенгизской нефти с 2 тысяч до 4 тысяч квадратных километров».
7 мая 1992 года правительство Казахстана и «Шеврон» подписали протокол о принципах сотрудничества в создании СП «Тенгизшевройл» (ТШО), согласно которому с 1 января 1993 года оно приступит к дальнейшей разработке Тенгизского и Королевского месторождений.

Исторический день
В конце мая 1992 года по приглашению Джорджа Буша-старшего Нурсултан Назарбаев совершил первый официальный визит в США. Во время него состоялись встречи Президента Казахстана с Бушем, госсекретарем Джеймсом Бейкером, министрами обороны, финансов, сельского хозяйства, сенаторами, а также директором-распорядителем корпорации «Шеврон» Кеннетом Дерром.
«Во время данного визита мы подписали ряд двусторонних соглашений, в том числе учредительное соглашение о совместном предприятии «Тенгизшевройл» по разработке Тенгизского и Королевского месторождений нефти Казахстана, названное экспертами «контрактом века», – отмечает в своих воспоминаниях Нурсултан Назарбаев.
Но для закрепления этих и предшествующих договоренностей потребовался без малого еще год, в течение которого не удалось соблюсти намеченную на 1 января 1993 года дату начала освоения Тенгиза.
«Было очень тяжело, – признается Президент Казахстана. – Было много противников привлечения иностранных инвесторов как внутри страны, так и в ближнем зарубежье. Нас обвиняли в продаже родины и предрекали участь Нигерии, которая не смогла эффективно распорядиться своими нефтяными ресурсами и попала в зависимость от иностранных нефтяных компаний. Тем не менее мы понимали важность нефтегазовой отрасли для экономического и социального развития новой республики, а также для стратегической безопасности государства».
После долгих пятилетних переговоров, которые не раз оказывались на грани срыва, исторический для Казахстана день настал 6 апреля 1993 года. В тот вторник в алматинском Доме дружбы на углу улиц Курмангазы и Тулебаева Нурсултан Назарбаев и директор-распорядитель корпорации «Шеврон» Кеннет Дерр заключили соглашение о создании СП «Тенгизшевройл», в котором содержались основные параметры будущего контракта. В тот же день Президент РК подписал Указ «О деятельности совместного предприятия «Тенгизшевройл».
Согласно контракту доли в СП распределялись между Казахстаном и «Шевроном» поровну. Американская сторона брала на себя все затраты по обустройству месторождения. Срок действия договора – 40 лет. Площадь совместной деятельности – 4 тысячи квадратных километра. Первоначальные вложения – 1,5 миллиарда, общий объем инвестиций – 20 миллиардов долларов. Основная доля добытой нефти – на экспорт. Общие доходы за четыре десятилетия – 210 миллиардов, а расходы с учетом налогов и роялти – 83 миллиарда долларов. 80 процентов доходов – Казахстану. За четыре десятилетия на Тенгизе запланировано добыть 775 миллионов тонн нефти, 32 миллиона тонн пропана, 55 миллионов тонн широкой фракции легких углеводородов, 96 миллионов тонн серы.

Ответ критикам
Сразу после заключения контракта поднялся шквал критики. Американская пресса обрушилась на «Шеврон» за то, что он взялся за слишком рисковый проект, а россияне – на Казахстан за то, что он «продался» американцам.
Убедительные ответы критики начали получать делом. За первые же полгода работы ТШО добыл миллион тонн нефти и начал реализацию первой пятилетней программы социальных инвестиций «Бонус Фонд Атырау» с общим бюджетом 50 миллионов долларов. Она позволила, в частности, построить котельную и 30-километровый газопровод, обеспечив стабильное теплоснабжение Атырау, возвести диагностический центр, хлебозавод, больницу скорой помощи в поселке нефтяников Кульсары и целый ряд других социальных объектов, начать газификацию микрорайонов областного центра и других населенных пунктов.
В 1997 году ТШО завершил первую крупную модернизацию производственного комплекса на Тенгизе – проект Debottlnecking («Расширение узких мест»), что позволило довести годовую добычу нефти до 7 миллионов тонн.
В 1998 году компания впервые пробурила первую скважину глубиной 5,7 километра. За счет применения высокотехнологичных инструментов скорость бурения возросла в восемь раз, а годовая добыча нефти приблизилась к 8,5 миллиона тонн.
На следующий год ТШО благодаря росту нефтедобычи запустил вторую социально-инвестиционную программу «Игилик» («Благо»). В ее рамках на реконструкцию центрального моста через реку Урал в Атырау и благоустройство города было выделено 4 миллиона, а общие затраты за пять лет программы на социальные проекты в области составили 150 миллионов долларов.
Новый этап в освоении Тенгиза и развитии ТШО начался в 2001 году с запуском нефтяной магистрали Тенгиз – Новороссийск Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). 28 ноября из порта Новороссийска после официальной церемонии ввода в эксплуатацию системы КТК вышел в море первый танкер с тенгизской нефтью.
В 2002 году на месторождении был заложен первый камень в основание будущих завода второго поколения и установок закачки сырого газа в пласт (ЗВП-ЗСГ), а также введена в строй первая промышленная установка по производству серы.
Сооружение ЗВП-ЗСГ было начато в канун 10-летия ТШО в апреле 2003-го. Проект ЗСГ был завершен через четыре года и полностью оправдал расчеты. Также в 2007 году была начата отгрузка нефти в Одессу, а поставки серы осуществлялись уже 77 клиентам в 25 странах мира. Ее экспорт «Тенгизшевройлом» составил 6-7 процентов мировой реализации.

Новые горизонты
В год своего 15-летия ТШО ввел в эксплуатацию ЗВП, старт которому 5 июня 2008-го дал Нурсултан Назарбаев. «Завод второго поколения – это крупнейший инновационный проект, – подчеркнул на торжественной церемонии глава Казахстана. – Совместное предприятие «Тенгизшевройл» является настоящим корпоративным лидером нефтегазовой отрасли страны. Этот проект стоимостью 7 миллиардов долларов на сегодня является самым крупным в СНГ. Его мощность позволит добывать 25 миллионов тонн нефти в год. К тому же использование высокотехнологичного оборудования существенно уменьшит вредные выбросы в атмосферу».
Знаменательными событиями на Тенгизе отмечен и 2009 год. В течение его ТШО завершил проект утилизации газа стоимостью 258 миллионов долларов. Багодаря этому на месторождении удалось погасить факелы, наличие которых, по меткому выражению автора периодической системы элементов Менделеева, равнозначно отапливанию атмосферы ассигнациями. А годовая добыча сырой нефти впервые достигла на Тенгизе 25 миллионов, из которых 22,5 миллиона тонн было доведено до промышленной кондиции и реализовано. Кроме того, ТШО стал золотым лауреатом национального конкурса социальной ответственности бизнеса «Парыз» за лучший коллективный договор.
Отмечая 20-летие первой промышленной тенгизской нефти, в 2011-м ТШО второй год подряд добыл более 25 миллионов тонн жидких углеводородов и установил рекорд продажи серы – 3,8 миллиона тонн. Также вторично ТШО стал победителем конкурса «Парыз», на сей раз – обладателем Гран-при, который вручил в Астане главе компании Тиму Миллеру лично Нурсултан Назарбаев.
В апреле 2013 года Казахстан отметил 20-летний юбилей Тенгизского проекта. Ему был посвящен ряд мероприятий с участием Нурсултана Назарбаева, членов правительства, руководящего состава корпорации «Шеврон» во главе с экс-председателем ее совета директоров Кеннетом Дерром.
«ТШО ведет работу над дальнейшим расширением Тенгизского месторождения, реализуя проект, в рамках которого будет создано большое количество рабочих мест и привлечен значительный объем казахстанских товаров и услуг, – отмечал в апреле 2013 года в интервью журналу Petroleum управляющий директор евразийского подразделения корпорации «Шеврон» Скотт Дэвис. – Проект будущего расширения послужит увеличению объема нефтедобычи на 250 – 300 тысяч до 900 тысяч баррелей в сутки, то есть на 12 миллионов до 39 миллионов тонн нефти в год».
К началу 2015-го прямые выплаты компании государству превысили 15 миллиардов, а отечественным предприятиям, включая зарплату их работникам, закупку казахстанских товаров и услуг, налоги, роялти и другие отчисления – 90 миллиардов долларов. Около миллиарда долларов ТШО вложил в проекты и программы для населения.
«В Атырауской области еще в бытность Советского Союза было обнаружено свыше 75 месторождений с разведанными запасами в размере около 1 миллиарда тонн нефти, – уточняет в книге «Казахстанский путь» Нурсултан Назарбаев. – Из них в годы независимости мы сумели ввести в разработку 39 месторождений с запасами в размере 846 миллионов тонн... Оглядываясь назад, можно сказать, что сотрудничество между молодой республикой и «Шевроном» помогло существенно снизить инвестиционные риски нашей страны. «Контракт века» дал позитивный сигнал другим крупным нефтяным компаниям, которые в то время еще только задумывались об инвестициях в Казахстан».

24 25 03
Андрей ЖДАНОВ