Предвестники Независимости

В 2016 году исполняется ровно 30 лет со дня декабрьских событий в Алматы

4 002

В 2016 году исполняется ровно 30 лет со дня декабрьских событий в Алматы. Вышедшая на площадь студенческая молодежь стала олицетворением переломного момента в истории казахстанского народа, предтечей к обретению Казахстаном независимости. О том, что подвигло их выйти на площадь и какую роль сыграли «декабристы» в истории страны, рассказывает один из участников декабрьских митингов, председатель ОО «Желтоқсан Коғамы» Нурлыбек Куанбаев.

4 003

– Нурлыбек Шамшатович, в канун 30-летия декабрьских событий не могли бы вы рассказать как очевидец о событиях того времени? Каковой оказалась цена этого участия для вас лично?
– События 1986 года были испытанием, посланным казахстанскому народу. Мне было тогда двадцать два года, я был студентом первого курса физического факультета КазГУ имени Кирова. В тот день, 17 декабря, все произошло стихийно. Но в то же время следует отметить, что за годы советской власти казахи постепенно теряли свои язык, культуру, религию. Все это накапливалось десятилетиями, и назначение Колбина стало последней каплей, переполнившей чашу терпения. Его назначение было лишь поводом, толчком, а причин для этого, как я уже отметил, было достаточно. Просто так не могло больше продолжаться. Все решалось в Москве, это было настоящим диктатом. У Казахстана не было никакой самостоятельности.
Помню, мы сидели в общежитии, расположенном на пересечении улиц Космонавтов и Кирова, сейчас это улица Байтурсынова, угол улицы Богенбай батыра. Вдруг слышим крики, возгласы, смотрим в окна – там толпы людей, все негодуют, возмущаются, быстро идут куда-то. Мы бросили книги, тетради, выбежали на улицу и присоединились к шествию. Мы шли вверх по улице Космонавтов, потом по Абая, собрались все на площади. 16 декабря был пленум, сняли Кунаева, поставили Колбина. Эта новость облетела Казахстан. И вечером негодующая молодежь собралась на площади в знак протеста.
Столько лет прошло, но перед глазами до сих пор явственна картина – стычки между солдатами и студентами, пожарные машины, дубинки, собаки, машины скорой помощи, свет фар… Неспокойно было 17, 18, и 19 декабря. Люди продолжали собираться в разных местах Алма-Аты. После 20 декабря все утихло, навели порядок, транспорт ходил в обычном режиме. Но все это было лишь видимостью обычной жизни. На деле начал работать механизм репрессий, начали искать участников протеста, вышедших на улицы. Только по линии КГБ было открыто более тысячи дел, не говоря уже о МВД и Генеральной прокуратуре. На нашем факультете училось сто двадцать пять студентов, десятки исключены, отчислены и уволены из вузов. Таким был итог.
Как зачинщик и лидер был арестован и осужден на семь лет наш однокурсник, комсорг Курмангазы Рахметов, другого однокурсника Алимжана Омарова осудили условно, остальных отпустили. Но весь январь и февраль 1987 года мы все продолжали находиться под следствием, затем нам приказали покинуть в срочном порядке Алма-Ату в срок до 1 марта 1988 года.
Я вернулся в Кызыл-Орду, откуда я родом, когда приехал, меня уже «встречали» компетентные органы. Домой постоянно приходил участковый, каждую неделю я писал объяснительную, где, с кем был, приходили комсомольцы с райкома, проводили воспитательную работу. Месяц ходил, искал работу. Отец водил меня за руку, как маленького, и просил всех взять меня работать, но никто не хотел брать. Но он все-таки договорился и устроил меня на работу электромонтером. Так прошел год. Меня заново приняли в комсомол. Тогда без комсомольского билета невозможно было поступить ни в один вуз, по сути, это первое, что спрашивали при поступлении: комсомолец? В члены комсомола вступил я с большим трудом. И летом 1988 года приехал в Алма-Ату опять сдавать документы на физический факультет, но декан начал возмущаться, он отказался от нас, сказав: «Что, нет другого факультета?» Я поступил на географический факультет, сдал документы, экзамены, но много болел, два раза брал академический отпуск, диплом получил только в 1995 году. На площади ведь в мороз пожарная машина в течение четырех часов поливала нас ледяной водой, помню, куртка на мне была тонкая, потом еще несколько часов стояли на холоде, почки сразу заболели. С тех пор я их так и не вылечил, болят они у меня всегда.

4 001
– В этом году Казахстан отмечает 25-летний юбилей провозглашения независимости. Какую роль сыграли декабрьские события в истории нашей страны?
– В мире 1800 народов, и лишь двести из них имеют свое государство, а больше полутора тысяч не имеют государственности, членами ООН являются сто девяносто четыре страны. У Казахстана есть свой герб, флаг, территория – это счастье. За 25 лет независимости мы создали свою уникальную систему, у нас есть достижения, которых нет ни у кого в мире. После пяти лет со дня декабрьских событий, в 1991 году, наша республика стала суверенным государством. Помню, на площади студенты выкрикивали имя кандидата на должность руководителя республики: «Назарбаева!» И мы достигли своей цели – Нурсултан Назарбаев стал нашим первым Президентом. В тех непростых условиях Нурсултан Абишевич начал создавать и укреплять новый, независимый Казахстан – новую страну. Он не только сохранил нашу республику, он построил новую экономическую систему, поднял социальную сферу, способствовал процветанию дружбы народов многонационального государства.
– Какую оценку вы дадите развитию современного Казахстана?
– Я искренне рад, что мы имеем со всеми странами дипломатические отношения. В советское время мы были заперты в стране – «никто не выходит, никто не заходит». Сейчас можно вылететь в любую точку мира. Наша молодежь учится за рубежом. Наши спортсмены завоевывают медали на олимпиадах, исполняется наш гимн.
– Расскажите, чем вы сегодня занимаетесь?
– Я преподаю географию в профильной школе КазНУ им. аль-Фараби. Мы с женой воспитываем четырех детей, которым прививаем любовь к Родине, хотим, чтобы они стали продолжателями славных традиций нашего народа. Сейчас в Казахстане есть все возможности для полноценного развития, всего можно достичь созидательным трудом. У нас над головой мирное небо, а это самое главное.

Ботагоз ТОРГАЕВА