Притягательная сила Ясави

Взгляд в будущее: духовные святыни Казахстана

Статья Главы государства «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» содержит пошаговую программу духовной модернизации нации, где одним из важнейших направлений выступает изучение особо почитаемых объектов природного и культурного наследия, культовых зданий и комплексов, памятников археологии и архитектуры. На территории Южного Казахстана находятся сотни подобных мест, позволяющих не только погрузиться в историю, но и создать полноценный туристский кластер.

16 001

Сакральные места
Южный Казахстан называют духовной колыбелью казахов. И это не случайно, ведь здесь расположены одни из самых значимых памятников археологии и архитектуры, упоминания о которых встречаются в тюркских, арабских и персидских летописях. На учет в ЮКО взят 1281 объект историко-культурного наследия. Однозначно: ни в одном другом регионе страны нет такого их количества. И можно только догадываться, насколько сложно было членам рабочей группы составлять список сакральных мест для внесения в реестр «Сакральный Казахстан». В итоге в него включили 100 объектов, отобрав самые-самые.
Святыни Сайрама, городище Отрар и мавзолей Арыстанбаб, мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави, ставший первым казахстанским объектом, внесенным в Список культурного наследия ЮНЕСКО, мавзолеи Аппак-Ишана и Турбат, Домалак-ана и Байдибек-ата... Все они сегодня, как и много веков назад, почитаемы и активно посещаемы паломниками и туристами из многих стран. При этом дать однозначный ответ на вопрос, какие из них наиболее интересны и для науки, и для развития туризма, не берется ни один археолог, историк или краевед.
Взять для примера тот же сырдарьинский регион, начинающийся в Сайраме и заканчивающийся в Сауране. На этом участке, протяженность которого составляет пару сотен километров, расположены яркие памятники городской культуры. Тут уже открыто достаточно много объектов мирового значения, включая Борижарский могильник, городища Жуантобе, Карааспан. Они частично законсервированы и ждут своего часа, когда их превратят в музеи под открытым небом.

Центр духовного единения
Туркестан, основанный более полутора тысяч лет назад, нынешним летом стал самым популярным для посещений древним историческим городом в СНГ. К такому выводу пришли туроператоры, проанализировав предложения туров и данные региональных туристических офисов. В этом рейтинге Туркестан обошел Самарканд и Бухару.
Это служит предметом особой гордости, но не вызывает удивления у южан. Потому что в нашей республике нет другого такого архитектурного комплекса, который мог бы своим величием, духовностью и исторической ценностью сравниться с мавзолеем Ходжи Ахмеда Ясави. Хотел бы того кто-то или нет, а Туркестан живет в сердцах людей как духовный центр. И не только казахстанцев, но и жителей всех тюркоязычных государств. Он хорошо известен всему миру. Священная земля тесно связана с событиями, оказавшими огромное влияние на историю.
Более одного миллиона туристов и паломников из самых разных стран мира ежегодно посещают древний город, постепенно превращающийся в туристический центр. Начало этому процессу, бесспорно, положило празднование юбилея Туркестана. Молодое независимое государство с размахом отметило в октябре 2000 года полуторатысячелетний день рождения своей древней столицы. Президент Нурсултан Назарбаев заявил тогда, что берет возрождение города под свой контроль.
Столь повышенное внимание со стороны руководства страны позволило решить комплекс градостроительных, социальных, культурно-исторических и архитектурных проблем, накопленных десятилетиями. На тот момент старый мавзолей стоял одиноко на окраине города. Да собственно, и говорить о Туркестане как о городе можно было лишь с большой натяжкой. Скорее это была большая деревня, не имеющая возможности предоставить паломникам и гостям элементарных удобств.
Благодаря ходатайству Главы государства юбилей города был включен в календарь знаменательных дат ЮНЕСКО. А спустя несколько лет мавзолей занял достойное место в Списке всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Празднование, проводившееся под его эгидой, стало своего рода отправной точкой для реставрации памятников археологии, архитектуры и истории, благоустройства города и привлечения туристов.
За годы независимости город преобразился до неузнаваемости. Стиль невыпячивания, соподчиненности, который архитекторы выбрали доминантой при проведении реконструкции Туркестана, позволил модернизировать город, не забывая о главном – уважении к святыне.
Новь Туркестана и его древняя история удивительно сочетаются. И это понимает каждый, кто соприкасается с городом. Красивые ровные и широкие улицы, выложенные плиткой тротуары, супермаркеты и кафе, фешенебельные гостиницы и музеи, театр и арт-объекты – таков Туркестан сегодня. И над всем этим достоянием цивилизации возвышается мавзолей, простоявший шесть веков и до сих пор поражающий своей монументальностью и великолепием.

Великий туристический путь
Через Туркестан проходили караваны Великого шелкового пути, не только насыщая город заморскими товарами, но и обогащая культурами других стран и цивилизаций. Этот город и сейчас считается духовной столицей нашей страны, пленяя своей неповторимой аурой и историей, которая являет себя на каждом шагу.
Первые упоминания о городе появились в 50-х годах XIII века в описании путешествия армянского царя Гетума в ставки монгольских ханов Батыя и Мунке. Путешественник перечисляет города, через которые лежал путь его посольства, и упоминает Ясы. При этом история Туркестана тесно переплелась с Шавгаром, бывшим административным и экономическим центром Туркестанского оазиса.
Шавгар называли городом тюрков, в состав округа входил и маленький город Ясы. «Шавгар – большой город, обнесенный курганом, с мечетью на краю базара», – читаем в древних письменах. После XII века, времени упадка Шавгара, значение Ясы как торгового и земледельческого центра изменилось.
Маленький городок становится центром области Шавгар. В определенной мере решающую роль в этом сыграло то, что здесь поселился, а в XII веке на одном из кладбищ Ясы был похоронен суфийский проповедник Ходжа Ахмед Ясави. Его могила – святое и почитаемое место. Уже в то время небольшой мавзолей, возведенный на могиле суфия, был местом массового паломничества и поклонения мусульман.
С XVI века начинается собственная история Туркестана. В те времена здесь жили кыпчаки, канглы, аргыны, дулаты, джалаиры... В вилаят Туркестан входили такие известные города, как Сауран, Сыгнак, Отрар, Ясы, Сайрам, Сузак. Именно этот регион сыграл огромную роль в становлении казахской государственности.
Туркестан по праву считается столицей Казахского ханства. Хан Есим, который правил с 1598 по 1628 год, сделал его центром своего ханства и в знак самостоятельности стал чеканить монеты. Расцвет города проходил на фоне упадка других населенных пунктов Южного Казахстана.
Вплоть до XIX века этот город был одним из центров и официальным местом пребывания казахских ханов то старшего, то среднего жузов. Здесь проводились собрания высшей казахской знати, решались важнейшие государственные вопросы.

Под голубыми куполами
Туркестан прежде всего ассоциируется с мавзолеем Ходжи Ахмеда Ясави – памятником древнего зодчества. Его голубые купола с бирюзовым отливом видны издалека и еще со средневековья служили верным маяком для путников и паломников, стремящихся посещением захоронения возблагодарить великого суфия за его титанические усилия по распространению ислама.
Биографические данные о Ясави отрывочны. Родился в 1103 году в Испиджабе. Сейчас это Сайрам, несколько лет назад вошедший в состав областного центра. Первоначальное образование получил у своего отца. Затем его учителями были Арыстанбаб, знаменитый шейх Ходжа Юсуф Хамадани. Будучи юношей, Ахмед поселился в Туркестане, а свыше был дан ему белый верблюд, на которого шейх садился, чтобы совершить утренний намаз.
Верблюд, как говорится в сказаниях, уносил его ежедневно в небо, и скорость полета была такова, что, начав намаз в Туркестане, святой завершал его уже в Мекке.
В конце XIV века Тимур, одержав победу над могущественной Золотой Ордой, решил увековечить это событие и построить на месте обветшавшего мавзолея на могиле Ходжи Ахмеда Ясави новый грандиозный мемориальный комплекс, который не будет уступать крупнейшим архитектурным сооружениям Средней Азии. К работе приступили немедленно.
Тимур лично давал указания, каким должен быть будущий мавзолей, какие стройматериалы тут использовать и каких мастеров пригласить. Кирпичи для стен делали в Сауране из специальной глины. Легенды повествуют, что рабочие цепью стояли на протяжении нескольких десятков километров, передавая их из рук в руки, чтобы быстро доставить к месту строительства.
Спустя десять лет Тимур умер, и строительство мавзолея прекратилось. Но и в незавершенном виде он поражает воображение своим величием. Даже по нынешним временам высота здания до верхней точки купола – 37,5 м – изумляет. Можно только догадываться, как удалось древним зодчим создать такую красоту!
Через столетия до наших дней дошли оригинальные облицовочные кирпичи с поливой и цветной майоликой. Состав, к примеру, глазури, которой покрыта облицовочная плитка, и сейчас остается загадкой для ученых. Древние мастера при строительстве мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави использовали для росписи семь цветов – белый, синий, голубой, черный, коричневый, красный, желтый. В итоге получилась удивительная палитра, радующая глаз. Завораживают гармония цветов и узор. Взгляд не оторвать!
Бывалые паломники хорошо знают, в каком месте мавзолея осталась облицовочная плитка, пережившая века, и стараются прикоснуться к ней руками, чтобы напитаться энергией. При внимательном рассмотрении ее легко узнать по сочности красок орнамента и насыщенности основы бирюзового цвета.

Вдали от мирской суеты
Мавзолей стал последним пристанищем философа и поэта. Ахмед Ясави – признанный глава тюркской ветви суфизма, мыслитель, поэт, оставивший потомкам кладезь мудрости в виде хикметов. Сохранилось его произведение «Дивани-хикмет» («Книга мудрости»), сыгравшее огромную роль в росте популярности Ходжи Ахмеда Ясави как духовного наставника и проповедника. Сборники, как утверждают многочисленные письменные источники, имели огромную популярность, неоднократно переписывались и хранились во многих домах.
Специалисты говорят, что рукописи на древнетюркском люди всегда старались оставить у себя дома и передать по наследству детям как бесценное богатство, как своеобразный оберег. Парадокс, но в некогда богатой библиотеке мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави не сохранилось ни одной древней книги, написанной рукой автора.
Возможно, это связано с тем, что мавзолей пережил два крупных катаклизма. Первый – завоевание Туркестана в 1864 году полковником Веревкиным, когда по зданию палили из пушек, и второй – приход советской власти с ее воинствующим атеизмом. Наиболее ценные экземпляры книг растащили, часть – сожгли, а другие разобрали по домам на хранение местные жители. К слову, кокандцы, владевшие Туркестаном с конца 20-х годов XIX века до 1864 года, не испытывали особого почтения к мавзолею и устроили в нем пороховой склад и конюшни. Есть версия, что перед штурмом со стороны российских войск кокандский бек, бежавший из города, мог прихватить с собой и наиболее ценные рукописи.
Из поколения в поколение туркестанцы передают легенду о том, что, когда в городе появились большевики, библиотечные фонды из хранилища тайно ночью вынесли горожане и закопали для сохранности под землей. Но достоверной информации нет, да и следы ни одной такой книги по сей день не обнаружены. Археолог Ербулат Смагулов, который год занимающийся раскопками на древнем городище Туркестан, не исключает, что именно так все и было. Под городом всегда существовала система подземных тоннелей, и вполне возможно, что именно там покоится библиотека мавзолея, включающая в том числе и рукописи Ходжи Ахмеда Ясави.
Во время создания заповедника «Азрет Султан», чтобы сформировать фонды, руководство музея организовало несколько археологических экспедиций в разные регионы Центральной Азии. Из приобретений, из пожертвований паломников, а также подарков местных жителей собрали приличную библиотеку. Достаточно ценные книги поступили от жителя Самарканда Шади Набиева, изданные на тюркском языке еще в 1795 году. Много рукописей пожертвовал музею Камалетдин Жамалетдинов из Уйгурского района Наманганской области. Сочинения на тюркских языках принес в дар музею житель Туркестана Музаффар Шалапов.
Сегодня рукописные хикметы Ходжи Ахмеда Ясави хранятся в трех списках. Один – в Стамбуле, так называемый стамбульский и наиболее известный. Другой находится в Казани. Он наиболее длинный и, как считают ученые-востоковеды, включает в себя апокрифы, которые дописали ученики суфия. Третий список хранится в Алматы. В среде ученых принято считать, что именно этот раритет наиболее адекватно отражает написанное самим Ходжи Ахмедом Ясави.
По преданию в знак траура по умершему в 63-летнем возрасте пророку Мухаммеду, которого поэт считал своим учителем, Ходжа Ахмед Ясави, достигнув того же возраста, поселился в подземной келье около мечети и там провел остаток своей жизни. Эта подземная келья для сорокадневного поста верующих и моления по обету, расположенная к юго-западу от мавзолея, доступна для паломников и туристов. В нее можно спуститься, погрузившись в размышления о вечности, сущности бытия и предназначении человека.

Аллея хикметов
Отныне каждый паломник или турист, направляющийся к мавзолею, может приобщиться к мудрости великого суфия, прогулявшись по аллее Хикметы Ясави. 16 гранитных стел, на которых начертаны выдержки из наследия суфия, вытянулись в длинный ряд. На каждой вместилось по 4 хикмета. Строчки, дошедшие до нас из средневековья, требуют вдумчивого прочтения и, конечно же, размышления. Ведь трактовать наследие прошлого можно по-разному.
Исследование творчества суфия только набирает обороты. Например, в рукописях «Дивани-хикмет», хранящихся в Отрарском государственном археологическом заповеднике-музее, несколько лет тому назад обнаружена новая глава, в которой содержатся данные о местах, где жил и был похоронен Арыстанбаб. В этом же трактате Ясави пишет о старце – своем первом учителе и наставнике.
По некоторым сведениям, Ясави написал 4400 хикметов, 700 из которых сегодня исследованы и вышли в свет. Но широкому кругу читателей они по-прежнему мало известны. Одной из форм популяризации хикметов как раз и стала аллея, собравшая кладезь мудрости суфия.
Ученый-исследователь Мухтар Кожа считает, что хикметы являют собой настоящую сокровищницу мудрости. Они содержат великолепные литературно-художественные образы, изумительные эпитеты. Труды Ясави базируются на общечеловеческих ценностях – благородстве, милосердии, чистоте духа и помыслов, желании стать лучше.
В последние десятилетия в Казахстане, да и в других Центрально-Азиатских странах появилось много ученых, которые увлеченно занимаются изучением наследия Ясави. Мурадхан Хашимов, профессор МКТУ
им. Х. Ясави, даже составил карту духовного наследия суфия, на которой отчетливо видны масштабы распространения его идей учениками.

Загадки Культобе
Несколько лет назад в непосредственной близости от мавзолея сотрудники Туркестанской археологической экспедиции в ходе раскопок на Культобе обнаружили остатки уникального храма. Центральным и наиболее загадочным элементом планировки оказалось сооружение крестообразной формы внушительных размеров.
Обнаруженное археологами строение на месте холма Культобе буквально в трехстах метрах к югу от мавзолея теперь стало музеем под открытым небом. Под навесом высятся сырцово-пахсовые стены с арками дверных проемов, остатками сводов над длинными помещениями. Все это – атрибуты вполне развитой архитектуры. Почти такие же, как в Древнем Риме.
В этом и заключается ценность находки. Она разрушает стереотип о том, что в степи не было городской инфраструктуры. Именно эта архитектура позже, в Средневековье, стала определять облик других городов Средней Азии. Вот почему археологи так настаивали на необходимости проведения консервации объекта и превращения его в музей под открытым небом.
Руководитель археологической экспедиции, главный научный сотрудник Института археологии им. А. Маргулана Ербулат Смагулов считает, что это один из древнейших памятников гражданской архитектуры в Казахстане и его можно связать с культурой древнего государства Кангюй. Это загадочное образование, упоминания о котором отложились в мифах и эпосе многих древних народов Евразии, простирало некогда свою власть как над степями древнего Казахстана, так и над среднеазиатскими оазисами вплоть до Амударьи.
– Ценность открытия умножается тем обстоятельством, что вскрытый памятник культовой архитектуры находится фактически рядом с мавзолеем Ходжи Ахмеда Ясави, – говорит Ербулат Смагулов. – Если быть точнее, то он расположен в пределах охранной зоны городища средневекового Туркестана.
Помимо мавзолея и городища Культобе историки рекомендуют туристам побывать и в других средневековых сооружениях, посетить мавзолей Укаш-ата, древнее городище Сауран.

Город под барханами
Общеизвестно, что туркестанский мавзолей строили из сауранской глины. Но не только благодаря этому город вошел в историю. Сауран – уникальный объект, центр науки. Наряду с Туркестаном и Сидаком, он крупнейший памятник средневековой городской культуры.
Ученые вскрыли под вековыми наслоениями песка и глины объекты городской культуры. Ербулат Смагулов считает, что Сауран – наглядная отповедь тем, кто любит рассуждать о том, что в Казахстане, дескать, нет древних городов, а казахи – кочевники, не оставившие памятников материальной культуры. Теперь каждый желающий может посмотреть развалины древнего города, позволяющие даже при минимуме фантазии представить, как была устроена здесь жизнь.
Для этого достаточно, проезжая по трассе международного значения Алматы – Самара, аккурат на границе с Кызылординской областью свернуть налево, на проселочную дорогу, и проехать по степи пару-тройку километров. Ошибиться просто невозможно, поскольку прямо с трассы хорошо просматриваются остатки крепостных стен, возвышающихся над землей на несколько метров. В свое время они были выстроены по периметру всей центральной части города.
Сауран – это развалины средневекового мегаполиса, который по сохранности уникален и не имеет в Казахстане себе подобных. Здесь обнаружены все объекты инфраструктуры, присущие крупным городам того времени. Это цитадель, загородный парк Чорбах, усадьбы, окружавшие город, кяризы, представляющие собой уникальную систему водоснабжения, не говоря уже о центральной площади, мечети, медресе, доме наместника и прочих обязательных общественных постройках.
Естественно, в Сауран, окруженный величественными стенами, вели ворота, северные и южные. Археологическая экспедиция тщательно расчистила северные. Теперь это инженерное сооружение, построенное из жженного кирпича, предстает во всей мощи, позволяя проделать тот же путь, что и его жители несколько столетий назад. Конечно, не по подъемному мосту, как это было в те далекие времена, а по специально сооруженному для туристов пешеходному переходу.
Вот развалины соборной или пятничной (жума) мечети, которая была обязательным сооружением любого мусульманского города. В центре, как и положено, – колодец.
А вот массивные ступеньки из цельного камня. По ним-то мы и входим в одно из первых фундаментальных зданий, построенных в Сауране. Следы разрушений повсюду, местами разобрана даже кладка полов. Зато в сохранившейся части археологов ждал сюрприз – несколько узелков из истлевшей ткани оказались с медными монетами. Такие находки всегда облегчают участь археологов, позволяя более точно называть даты и события.
После разрушения мечети на ее обломках обосновался гончар. Вот его печь, в которой он обжигал свои сосуды. Айван служил складом для продукции. Вплотную к мечети примыкает ханака, вход в которую аккуратно выстлан галькой. Остатки медресе обнаружены под холмом в северной части площади. В том месте, где в нее вливается магистральная улица.
На холме слева от Регистана тоже, судя по всему, стояло большое сооружение. Вполне возможно, что это был дворец наместника. Точно это станет известно только после того, как археологи завершат исследования Саурана. Впрочем, процесс может затянуться не на одно десятилетие. А может и дольше, если учесть, что Помпею раскапывают уже 200 с лишним лет. И только в последние десятилетия развалины стали самым известным памятником мира.
Раскопки на городищах Отрар, Культобе, Сауран уже сейчас дали очень богатую пищу историкам для восстановления событий давно минувших дней.

Возвращение из небытия
По приоритетным направлениям развития туризма на юге реализуются три якорных туристских проекта. В этом списке под номером один, конечно же, значится «Благоустройство и строительство объектов туризма вокруг территории мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави» в Туркестане. И это вполне оправдано, учитывая популярность, которой пользуется город у паломников и туристов.
Маршрут Великого шелкового пути вызывает большой интерес у путешественников. Недавно Туркестан вошел в новый международный турпакет «Современный Шелковый путь», и местные власти всерьез взялись за создание туристских объектов, чтобы пребывание гостей в городе не ограничивалось посещением только известного во всем мире мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави.
Для привлечения в регион еще большего числа туристов проект предполагает строительство восточного базара, гостевых домов, пунктов питания в восточном стиле, а также создание этногородков. В древнем городе появится крепостная стена длиной в 5 км. Ее возведут по тому же принципу, как это делали еще в Средневековье.
Восточный базар зашумит на том же месте, где он был сотни лет назад. Общие усилия местных властей, археологов и предпринимателей, занятых в сфере туризма, уже дают результат. В прошлом году бюджет Туркестана туризм пополнил более чем на 4 млрд тенге. Конечно, это незначительная сумма, если рассматривать структуру бюджета. Но все, как известно, познается в сравнении. Местную власть радует, что поступления от туризма и смежных с ним отраслей постоянно увеличиваются.
И то, что туристические компании Казахстана, Турции, Азербайджана и Кыргызстана договорились создать единый турпакет «Современный Шелковый путь», будет только способствовать потоку туристов в Туркестан. Древний город уже стал основой для подъема отрасли. Туркестан, вкупе с Отраром, Арыстанбабом, безусловно, окажется своеобразным локомотивом, который «вытащит» исторический и паломнический туризм не только Южного Казахстана, но и всей страны.
Любовь Доброта,
20 июля 2017