Раздвигая горизонты

Патриотизм рождается от взаимной любви – гражданина к Родине и Родины к гражданину...

8 001

Патриотизм рождается от взаимной любви – гражданина к Родине и Родины к гражданину, а конституционный патриотизм выглядит совсем не пафосно: соблюдай законы и живи по общим правилам. О том, как наука оценивает феномен казахстанской идентичности, мы говорим с доктором исторических наук, профессором университета Нархоз, членом Ассамблеи народа Казахстана Георгием КАНОМ:

8 002

– Категория «казахстанская идентичность» – предмет интереса для многих общественных наук. Скажите, насколько это действительно уникальное явление?
– Идентичность – понятие и явление культурологическое, философское, социологическое, историческое, словом, соотносимое с любым знанием о человеке и обществе. Но прежде всего нас интересует его практическое содержание. Если объяснять упрощенно и в самых общих чертах, то идентичность – это приобщенность, причастность человека к определенному социуму, то, насколько он отождествляет себя с тем или иным сообществом. Точнее, с сообществами разного масштаба, будь то семья, этнос, народ или государство. Но в «100 шагах» ставится задача формирования именно общеказахстанской идентичности, которая основывается на том, какие у личности возможности для самореализации, проявления своих способностей, потому как сегодня практически все, что находится вне внутреннего мира человека: государственные законы, рыночные механизмы, необходимые инфраструктурные институты, в Казахстане созданы. То есть условия для реализации внутреннего человеческого потенциала есть, остается только задействовать его в полной мере. Для этого и нужна идентификация, чувство сопричастность к общим целям своего сообщества. От того, как скоро эта позиция сформируется, будет зависеть успех и Стратегии-2050, и Пяти институциональных реформ, и других судьбоносных для страны программ. Вот почему так актуален вопрос создания транспарентного, прозрачного и профессионального государства. Ведь если оно служит интересам человека, то и государственные задачи воспринимаются каждым как личное дело, и наоборот, если государство отчуждается, то человек не будет отождествлять его с собой. Это взаимозависимый процесс – человек признает себя частью того социума, который создает ему комфортную среду. Такие образом, все остальные реформы, в экономике ли, в государственном ли управлении, в судебной системе, направлены на то, чтобы активизировать процесс общенациональной идентификации.
– А что в феномене казахстанской идентичности интересует историческую науку, что она изучает в его рамках?
– Ее интересует, скажем так, стержневая основа идентичности. Давайте вспомним историю народов, населявших территорию современного Казахстана. Саки, гунны, тюрки – огромные по численности племена на Евразийском континенте, пестрые в этническом составе государства и целые империи. Так вот по каким признакам они себя идентифицировали? Есть несколько стержней, вокруг которых происходит идентификация. Она может быть этнической или религиозной, но ни в том ни в другом случае не приходится говорить о единстве в неоднородном социуме. Казахстанская идентификация строится на общегражданских ценностях, осознании того, что мы многонациональный, но единый народ – единство в многообразии. Но сама по себе эта трактовка не снимает проблем, над которыми нужно работать. Вот к примеру. Есть у человека паспорт, где указано, что он гражданин Республики Казахстан, но это лишь его правовой статус, и он далеко не всегда отражает истинную самоидентификацию. Куда важнее, насколько человеку хорошо жить в этой стране, готов ли он быть полезным ей, хочет ли, чтобы здесь росли его дети. Для оценки этих глубинных ощущений существует набор индикаторов. В качестве одного из них можно рассматривать государственный язык. Заговорил человек на государственном языке, сразу отпадает много вопросов, связанных с его уважением к казахской культуре, обычаям, традициям, значит, он связывает свое будущее с этой страной, он признает себя частью своего народа. В данном случае язык уже не столько средство коммуникации, сколько средство идентификации.
– Продолжая тему, уместно было бы обратиться и к термину «патриотизм». Мы знаем, на чем основан, скажем, северокорейский патриотизм или североамериканский. А как бы вы охарактеризовали казахстанский, на чем он формируется?
– Я уже отчасти ответил на этот вопрос, когда говорил о гармонии взаимоотношений государства и его подданных. Необходимо всего-то привести в соответствие любовь гражданина к Родине и Родины к гражданину. Для этого нужно, чтобы правоохранительная система не превращалась в правонарушительную, органы охраны – в карательные органы, а власть служила бы исключительно обществу, которое ее содержит. Вообще, тема «нового патриотизма» сейчас обретает глобальный масштаб. Над этой проблемой бьется объединенная Европа – что предпочесть: общеевропейский или национальный патриотизм. Россия стоит перед выбором, какую форму патриотизма ей принять – этнического или государственного. Даже американский конституционный патриотизм нет-нет да подвергается переосмыслению. Так было с началом операции «Буря в пустыне», и совсем недавняя история с разоблачениями Сноудена. Американскому обществу пришлось решать дилемму, кто же все-таки Сноуден – патриот или нет. С одной стороны, он защищает права человека, конституционный порядок, с другой – наносит ущерб национальным интересам. Общий план нового казахстанского патриотизма с достаточной определенностью обозначен в «100 шагах». По большей мере он как раз конституционный, суть которого в уважении к Основному закону государства. Давайте представим, что с завтрашнего дня каждый станет конституционным патриотом. Как это будет выглядеть? Да очень просто. Мы не будем бросать мусор мимо урны, не станем нарушать покой соседей, будем соблюдать правила дорожного движения и другие законы и порядки. В Конституции есть правила на все случаи жизни, и для того, чтобы им следовать, не нужны финансовые вливания, не нужны специальные проекты и какая-то особая идеология.
– А тем не менее на свет появился документ, в котором отражены постулаты нового казахстанского патриотизма, – «Мәңгілік ел». Без сомнения, это свод жизнеобеспечивающих, охранных, но все-таки очевидных ценностей. Почему необходимо было выразить их в форме, скажем так, национального манифеста?
– Вы правы, когда говорите, что идея «Мәңгілік ел» – это то, что сохраняет жизнеспособность нации. У каждого народа своя система жизнеобеспечения, и сейчас она подвергается большим угрозам. Мы не можем не замечать, как стремительно развивается цивилизация, как меняются средства коммуникации и способы передачи информации. В быстро меняющемся мире велика опасность оторваться от корней. Скрепить традицию с инновацией могут только вечные, непреходящие ценности. Их нужно усваивать, сохранять и передавать из поколения в поколение. Во-вторых, ощутимый удар по национальной самобытности наносит глобализация. Особенно уязвимыми оказываются люди с недостаточным жизненным опытом, прежде всего молодежь, которая легко увлекается современными ценностями, как правило, не имеющими лица индивидуальности. Чтобы пронести самобытность через вызовы интеграции, глобализации, другие угрозы, нужно вернуться к истокам. А «Мәңгілік ел» и есть наши истоки.
– Как вы думаете, почему идея «Общества всеобщего труда» нашла место в разделе идентичности и единства «100 шагов», а не экономического роста и индустриализации?
– «Общество всеобщего труда», как выразился наш Президент, – поколенческий мегапроект, то есть рассчитанный на многие годы и поколения. По сути, он из той же категории вечных ценностей. Что собой представляли ипотечные, финансовые мировые кризисы 1998, 2008 годов? Они выросли на том, что на одну денежную единицу производственного капитала наслаивались десятки, если не сотни спекулятивных единиц. Пузырь нетрудового происхождения раздувался до тех пор, пока он наконец не лопнул. Материальные ценности как создавались, так и создаются исключительно в труде. Поэтому здоровое общество должно зарабатывать капитал своего будущего, обеспечивая надежные и прочные перспективы. И только трудовые доходы создают представление о справедливом общественном укладе. В истории ростовщики и банкиры не пользовались большим уважением как раз потому, что обогащались, не производя никакого реального продукта. Это отношение не особенно изменилось до сих пор, и Лидер нации не раз подчеркивал, что ценности создаются не с помощью финансовых схем, пирамид и процентов, а только трудом. В обществе всеобщего труда истинное уважение получает производитель благ. И эта идея должна стать еще одним объединяющим нацию понятием, потому что, повторюсь, идентичность подразумевает создание комфортной среды для всех и каждого.
– О каких преимуществах мы могли бы говорить, сравнивая полиэтническое и моноэтническое государства?
– Как историк я бы так вопрос не ставил, потому что преимущества того или иного государства зависят от очень многих факторов. Но если все-таки их сравнивать именно в контексте национального состава населения, отвечу так. В большинстве исследований, как правило, априори принято считать многонациональное государство более уязвимым и слабым из-за разобщенности социума, а мононациональная страна по определению должна быть сплоченной, крепкой. Это, можно сказать, общий тренд. Но сегодня на планете почти 99 процентов государств по своему составу многонациональные, и если уйти от приведенного мною выше формального умозаключения, то тема эта перемещается в другую плоскость. Все зависит от того, как использовать фактор полиэтничности, в какое русло его направить. И когда его превращают из слабости в силу, это главный индикатор взвешенности и объективности национальной политики. Тут уже многое зависит от воли руководства страны и ее лидера. Вспоминаю одну из первых сессий Ассамблеи народа Казахстана, где Нурсултан Абишевич четко определил и свою личную, и государственную позиции. Он сказал, что в решении национального вопроса существует три подхода. Первый – «выдавливание» инонационального населения и превращение страны в мононациональную, что никогда не было присуще казахскому народу, второй – оставить все как есть, делать вид, что ничего не происходит, и надеяться, что проблемы отпадут сами по себе, и третий – уравновесить и обеспечить интересы всех народов, доверие и согласие между ними. Теперь мы хорошо знаем, какой путь был выбран и что стало официальной установкой в государственной национальной политике. Сегодня в Казахстане проживает более 100 этносов, которые имеют возможность полноценно развиваться. Но ведь они еще и связаны со своей исторической родиной. И это успешно работающие живые мосты по привлечению современных технологий, инвестиций и укреплению гуманитарных контактов. Не зря великий Абай писал в «Словах назидания», что общение с другими людьми, знание других языков открывает глаза на мир, раздвигает твои горизонты.

Людмила ГОРДЕЕВА