Самоуважение против коррупции

15 2

Воспитание настоящего профессионала, в котором так нуждается экономика, вставшая на рельсы модернизации, начинается еще в семье. Так считает директор депо акционерного общества «Локомотив» Болат Оспанов, с которым мы обсуждаем положения Плана нации «100 конкретных шагов по реализации пяти институциональных реформ».

15 1– Болат Мусагажинович, вы возглавляете общественный совет по борьбе с коррупцией. И как раз в «100 шагах» эта тема вновь озвучивается как приоритетная, что только подтверждает ее особую актуальность. Опираясь на ваш опыт, можно ли говорить о действенности такой формы участия общественности в антикоррупционной политике?
– В этой политике самое важное – последовательное и неуклонное движение к цели. Президент поставил задачу, приняли соответствующие законы, они заработали, и мы ясно увидели первые результаты. Ведь с появления ЦОНов прошло не так много времени, а люди уже забыли, сколько сил отнимало хождение по разным административным кабинетам. Многие вопросы теперь решаются легко и просто, а личный контакт чиновника и гражданина, нуждающегося в его услугах, сведен к минимуму, значит, и в деятельности такого чиновника минимум коррупционных рисков. Что же касается общественного контроля, то это вполне работающий инструмент. Когда речь идет о народных деньгах, представители гражданского общества вправе спрашивать, как они расходуются, скажем, на строительстве тех же дорог, детских садов, больниц или муниципального жилья. Я думаю, само существование общественных советов дисциплинирует и сдерживает от неблаговидных поступков тех, кому попадают в руки бюджетные средства.
– Но проблема эта сложна еще и тем, что коррупция укоренилась на бытовом уровне. Мы даже не всегда понимаем, что подношение врачу или подарок педагогу – тоже взятка. Как с этим быть?
– Менять отношение к тому, что мы называем благодарностью. Если машинист благополучно провел состав из Алматы в Астану, это вовсе не значит, что каждый пассажир должен поблагодарить его за удачную поездку. Он выполнил свои обязанности, за что получит зарплату. Так и любой пациент вправе рассчитывать на одинаково профессио­нальную помощь врача без дополнительных стимулов. А для особого поощрения пусть будет книга отзывов. Настоящая благодарность проявляется в том, что люди начинают рекомендовать друг другу хорошего доктора или талантливого учителя, а у тех появляется гордость за себя и свое дело. Так должно быть в любой профессии и при любой должности. Но, по моему убеждению, в последнее время масштабы коррупции и отношение к ней сильно меняются. Во-первых, благодаря доступности информации, которая делает деятельность госструктур максимально прозрачной и подконтрольной, а во-вторых, сами граждане начинают понимать, что взяточничество, злоупотребление служебным положением – действительно опасные явления, разрушающие и государственные устои, и нравственные принципы.
– Продолжая тему взаимодействия общества и власти, хотелось бы узнать ваше мнение о том, какую роль могут выполнять общественные советы при акиматах. Об этом в Плане нации говорится в связи с реформой государственного управления.
– На мой взгляд, это должна быть взаимодополняющая работа, направленная на общие цели. Такие советы ближе к народу, к его нуждам. Вот эти проблемы и нужно доносить до власти. И не только доносить, но и предлагать свои решения. С другой стороны, общественному самоуправлению можно было бы брать на себя ту работу, которая меньше зависит от административных решений, а больше – от гражданской инициативы. Я приведу простой пример. Невозможно поставить возле каждого подъезда мусорный контейнер, как бы того ни хотелось жильцам – есть санитарные, строительные нормы, правила благоустройства. И, наверное, слишком расточительно, когда эту разъяснительную работу приходится вести сотрудникам акимата, им бы заниматься более важными вопросами. А решение, где установить контейнерную площадку, жильцы в конце концов примут сами. Все-таки все мы разумные люди и быстро научимся правилам самоуправления.
– В планах создания совместных предприятий с международными стратегическими партнерами, о которых идет речь в третьем, экономическом, разделе институциональных реформ, упомянут завод по строительству локомотивов КТЖ. Это уже состоявшийся проект – в Астане действует новое тепловозосборочное производство. Как на этом примере можно оценить намерение привлекать в экономику страны крупных иностранных инвесторов?
– Только положительно. Сегодня весь мир объединен огромным количеством связей. Интеграция, экономическая, технологическая, научная, интеллектуальная и любая другая, давно существует как данность, нравится это кому-то или нет. Создать собственное локомотивостроительное производство нам было бы очень сложно, потому что в железнодорожном машиностроении технологии разрабатываются десятилетиями. Да и какой в этом смысл, если они уже существуют, причем технологии современные, инновационные? Как раз этим и объясняется выбор в качестве партнера КТЖ американской компании General Electric – одного из мировых лидеров машиностроительной отрасли. И результат этого партнерства налицо: мы начали выпускать тепловоз самого высокого технического класса – машину мощную, более экономичную, экологичную, с автоматизированным управлением, комфортную в эксплуатации, то есть по всем параметрам конкурентную. Но что еще важнее, в стране создается собственное транспортное машиностроение. Мы перестали покупать рельсы – их изготавливают в Актобе, у нас создано производство пассажирских и грузовых вагонов, построен завод по выпуску магистральных электровозов. Кстати, это тоже предприятия с участием зарубежных инвестиций. То есть экономика постепенно переориентируется с сырьевой на индустриальную. А разве не это сегодня поставлено во главу государственной политики модернизации?
– Если мы все меньше покупаем, значит, должны больше продавать того, что производим. И казахстанскому локомотиву – технике, как вы говорите, конкурентной, место на внешнем рынке.
– Так он уже там. Надо сказать, что ни в одной из стран бывшего Советского Союза нет производств, подобных казахстанскому локомотивостроительному заводу. Наши передовые тепловозы уже закупают Азербайджан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан. Вопрос об их поставках обсуждается с российским «Газпромом» и странами Прибалтики. Хорошие экспортные перспективы и у вагонов «Тальго». Мы стали первыми, предложив технику мирового стандарта по приемлемой цене. И едва ли кто-то из наших соседей в ближайшем будущем решится на открытие у себя аналогичных предприятий. Это будет неоправданно – мы закрепились на внешнем рынке и все больше его завоевываем.
– Как вы относитесь еще к одной инициативе из «100 шагов» – созданию щадящего миграционного режима для привлечения иностранных специалистов? Ваша отрасль нуждается в такой поддержке?
– Я уже упоминал масштабную мировую интеграцию. Она происходит в том числе и на уровне обмена знаниями, технологиями управления, инжиниринга. Поэтому вполне логично, что хорошо подготовленных, мыслящих современными категориями специалистов привлекают на предприятия, где стремятся к развитию и успеху. Тем более они нужны в компаниях, которые используют приобретенные ноу-хау или инновационное оборудование. Думаю, ничего нет страшного, если мы будем приглашать лучшие зарубежные кадры и учиться у них, получать полезный опыт. Но в нашей структуре ситуация немного другая. Железнодорожный транспорт – отрасль для нашей страны стратегическая, поэтому она никогда не останавливалась в своем развитии, и подготовке специалистов уделялось должное внимание. Те же тепловозы пятой серии астанинского завода, о которых мы говорили, наши инженеры осваивали сами, никуда не выезжая и никого не приглашая на консультации. Я вам скажу, что наш инженер стоит десяти иностранных, потому что на Западе они узко специализированны и могут ориентироваться в ограниченных областях: один знает тормозную систему, другой хорошо знаком с электрической частью, а наши знают все сразу и теперь уже ездят за границу, чтобы учить своих коллег эксплуатации новых казахстанских тепловозов.
– А дефицита рабочих кадров, о котором так много сейчас говорят, вы не испытываете?
– По крайней мере, с локомотивщиками больших проблем нет. Думаю, благодаря тому, что сохранилась хорошая учебная база по нашему профилю. Специалистов мы получаем из Академии транспорта и коммуникаций, при ней есть железнодорожный колледж. Такие же колледжи действуют в Актобе, Астане, Караганде. Поэтому ни инженерная, ни эксплуатационная, ни ремонтная службы депо недостатка кадров не испытывают. Если говорить вообще о подготовке рабочих для производственных отраслей, то я считаю хорошим делом, что с этого года вернули бесплатное средне-специальное образование. Знаете, почему еще важно иметь обученных, толковых работников в самом первом, рабочем звене? Из них получаются наиболее успешные руководители. Я сам потомственный железнодорожник, начинал, как говорится, с низов, мои дети работают на железной дороге, и когда их приглашают на работу в другое место, отказываются. Все потому, что у них привита любовь и уважение к нашему делу, к своей профессии. В нашем депо до сих пор сохранилась традиция семейных династий. И я считаю, что воспитание настоящего профессионала начинается еще в семье.
Людмила ГОРДЕЕВА