Сила братства

Герои в силу своей скромности часто находятся в тени, но память людская должна воздать им должное

29 002

Те, кто видел смерть в бою, знают цену жизни лучше сугубо гражданских лиц.
– А какова она, эта цена? – задает непростой вопрос председатель городской Ассоциации организаций воинов-интернационалистов Мурат Абдушкуров.
Мы сходимся во мнении: погибшим на поле брани она не ведома. А ценность героев, оставшихся в живых, определяют те, кто служил с ними рядом и видел, как воин выполнял приказы командиров и начальников: так, как велит устав, или?..
– Не многих офицеров назову, для кого жизнь военная стала судьбой однажды и на всю жизнь, – говорит Мурат Абдушкуров, сам прошедший по военным афганским дорогам. Алматинские афганцы активно работают с молодым поколением, объясняя ребятишкам, что значит верность присяге, соблюдение порядка и правил уставного толка, исполнительность и дисциплина. – Есть среди нас человек, который – наше Знамя, наш Устав, пример для подражания во всем. Настоящий офицер, командир Борис Керимбаев. Вот у кого надо спросить про цену жизни…
Непосвященным в детали биографии легендарного полковника Бориса Тукеновича Керимбаева напомним. Это за его голову «лев Панджшера» Ахмад Шах Масуд установил награду в миллион долларов! За живого или мертвого, но именно такую ставку взбесившийся оппозиционер законному на тот момент правительству Афганистана назначил за неуловимого советского майора, прозванного его воинами Кара Майором. Его же солдаты специального подразделения ГРУ ВС СССР, так называемого мусульманского батальона, звали так, как во время Великой Отечественной войны их отцы называли только самых любимых командиров – Батя.
Из истории и воспоминаний фронтовиков знаем, что стать для солдата батей дорогого стоило. Такие бати были всегда, и во все времена именно с них брали пример настоящие патриоты.
– Но войны рано или поздно заканчиваются, а вот пример – первым подняться в атаку под шквальным огнем противника в мирные дни не покажешь, – рассуждает на заданную тему Мурат Абдушкуров. – Но и забывать о том, что мир хрупок, нельзя…
Так постепенно мы подходим к началу разговора о цене жизни воина, кто таковым остается от момента принятия присяги и до конца дней своих. Даже если он, как наш израненный афганский батя, находится в отставке.
– Вот истинный пример для молодежи, только готовящей себя к профессиональной военной карьере, – говорит Мурат Абдушкуров, – и мы всемерно тому, то есть встречам с ребятами и рассказам ветерана, способствуем. Но который уж раз затеваем обращение к правительству о присвоении Борису Тукеновичу, пусть и запоздало, звания Героя! Мы считаем, что реально этому в свое время помешало только тогдашнее нестабильное политическое положение в Советском Союзе, когда Батя был еще в строю. Но, как говорится, лучше позже, чем никогда!
Не согласиться с мнением руководителя алматинских воинов-интернационалистов не можем. Тем более что в «Вечерку» обратился первый заместитель председателя Союза ветеранов Афганистана и локальных войн Республики Казахстан полковник запаса Серик Осанов, и опять с просьбой рассказать согражданам, что вместе с нами живет настоящий герой, достойный высшей отметки правительства за свою воинскую службу, в том числе и в бытность командиром особого разведподразделения.
Естественно, рассказывать о герое, не приводя примеров из его боевой биографии, неверно. Идти с очередным интервью к Бате? Ох, и не любит боевой полковник рассказы из серии «Чем дальше мы уходим от войны…», все больше отмалчивается. Что ж, обратимся к проверенным фактам из прошлых материалов о герое нашего времени. Вот что в разное время писали коллеги.
…В мусульманском батальоне служили люди разных национальностей – казахи, киргизы, узбеки, таджики и уйгуры. Уже через час после прибытия в Афганистан батальону пришлось вступить в бой. В основном действовали на севере Афганистана. Весной 1982 года подразделение передислоцировалось в Панджшер освободить от душманов перевал Саланг. Именно здесь воины Ахмад Шах Масуда прочно удерживали узкое место – единственно возможный проход для продвижения наших войск. 120 километров – такова была протяженность этого ущелья. По воспоминаниям Бориса Керимбаева, для очистки Панджшерского ущелья командование 40-й армии направило большие силы пехоты и техники. Одну из ключевых ролей отвели разведбатальону майора Керимбаева. Как же им удалось в напичканном пикетами ущелье стать «своими» и нанести на карты все опасные укрепрайоны? Это и сегодня – тайна.
…После операции советские бойцы покинули Панджшер, но затем маршал Соколов поставил перед командиром отряда особого назначения новую задачу: вновь войти в ущелье и продержаться на захваченных позициях не менее месяца.
Что ж, приказ получен. Переспрашивать устав не велит. Ответил командующему «есть!» и отправился с бойцами в неближний пеший переход.
Но удерживать перевал батальону пришлось… восемь месяцев. И по большей части отрезанным от основных сил. Именно тогда Ахмад Шах Масуд и объявил награду за голову Кара Майора.
К этому времени кто-то из советских военных руководителей в шутку назвал нашего майора «королем Панджшера». А всерьез предложили представить его к званию Героя Советского Союза.
Но, как показывает время, шутка удалась, а вот по-серьезному к судьбе достойного разведчика, мастерством и талантом спасшего тысячи жизней, тогда не отнеслись. Хотя при этом в летописи Афганской войны значится: наименьшие потери по всем боевым канонам и, простите за слово, лимитам ВС СССР значатся в подразделении Керимбаева.
Не зря и не на пустом месте враги окрестили его Черным Майором, а подчиненные назвали бесхитростно и просто – Батя!
С той войны Борис Тукенович благополучно вернулся домой. Он по сей день, несмотря на пересмотр политической ситуации и новую оценку той войны, остается непобежденным.
…Не станем скрывать: не к очередному дню рождения нашего достойнейшего алматинца написан этот материал, а для того, чтобы поддержать искреннее и сердечное обращение наших афганцев о воздании должной награды Герою.

29 001
Василий ШУПЕЙКИН